Мерзлотка, ПОЖАРНЫЕ ПОЕЗДА и вокзал-птица
Главные слова Тынды, столицы БАМа
МЕРЗЛОТКА, ПОЖАРНЫЕ ПОЕЗДА И ВОКЗАЛ-ПТИЦА
Главные слова Тынды, столицы БАМа
Седьмой репортаж совместного проекта «Сноба» и РЖД «Путь на восток» из Тынды — столицы БАМа

С — Столица
Строители БАМа назначили Тынду — не самый большой и не самый известный город магистрали — бамовской столицей.

Тында разделяет БАМ на две примерно равные части — значит, столица.

Тынду строили москвичи — тоже, значит, столица.

В Тынде центральная улица зовется Красной Пресней — не как в столице, но так уж решили москвичи-градостроители.

У Тынды самое быстрое на всем БАМе сообщение с Транссибирской магистралью: до городка Сковородино можно доехать за пять часов. Тоже повод считаться столицей.

В Тынде почти нет весны и осени. «Три месяца холодно, а девять месяцев — очень холодно», — так говорят местные.

М — Мерзлотка
Один из районов на востоке Тынды в миру называют «мерзлотка». «Мерзлотка» — станция изучения вечной мерзлоты, один из немногих научных институтов, исследующих этот феномен. Создали станцию еще во времена Транссиба.

«Мы занимаемся детальным обследованием и диагностикой земляного полотна на вечной мерзлоте. Выезжаем на участки с деформациями, чтобы исследовать их и измерить температуру грунтов. Даем рекомендации, как привести участок в нормальное состояние, следим за тем, чтобы земляное полотно оставалось стабильным, а железная дорога сохраняла свою провозную и пропускную способность», — объясняет начальник станции Игорь Гаврилов.
На мерзлотной станции работает мастер по земляному полотну. Он осматривает свои многокилометровые владения как минимум два раза в год, а участки, которые подвержены деформациям, чаще. Результаты осмотров мастер передает службам железнодорожных путей и геобазам. Для детальной диагностики на месте у станции есть две буровые установки и вагон-лаборатория.
«Проблема-то в чем: БАМ проходит в условиях вечномерзлых грунтов. Советские проектировщики посчитали, что для того, чтобы сохранить мерзлоту под железной дорогой, будет достаточно полутораметровой насыпи. Насыпь делали зимой, и предполагалось, что она войдет в тело мерзлоты и все будет прочно. Но оказалось, что летом насыпь прогревается и оттаивает мерзлоту — из-за этого деформируется и земляное полотно, и сама насыпь, и пути», — рассказывает сотрудник станции Виктор Агарков.
Вмешивается в работу железной дороги и глобальное потепление: «Сейчас среднегодовые температуры по бамовским метеостанциям на два-четыре градуса выше, чем были в те годы, когда проектировали магистраль. По некоторым метеостанциям уже даже пошли положительные среднегодовые температуры, а вечная мерзлота не может существовать в теплом климате», — говорит Гаврилов.

Под бамовской насыпью от трех до десяти метров льдов и льдистых грунтов. Оттаивая, льды расползаются, сверху на них давит насыпь, в результате просаживаются пути. Поэтому два раза в месяц по магистрали ходит вагон-путеизмеритель — проверяет просадки. Там, где они есть, приходится ограничивать скорость поездов.

Деградирующую мерзлоту, как правило, лечат охлаждающими скальными конструкциями — их на тындинской мерзлотной станции изобрели еще в советские времена. Идея простая: на откосе выкладывают слой крупного камня толщиной в один метр. Всё!
Я работал и на строительстве, и на эксплуатации БАМа и глубоко убежден, что надежнее камня ничего нет.
«Вот, допустим, выложили скальную конструкцию высотой в три камня. За счет того, что края у камней рваные, между ними малое касание. Летом верхний нагрелся, но на второй камень — тот, что под ним, — передается мало тепла, а на третий — еще меньше. А зимой через скальную конструкцию хорошо выходит теплый воздух, накопившийся в насыпи, и насыпь хорошо промораживается», — объясняет Агарков.

В отличие от других охлаждающих конструкций, например, тех, что делают из металла, скальные обходятся значительно дешевле и устойчивы к вандалам. Используют тындинское ноу-хау по всему миру: от Тибета до Аляски.

«Я работал и на строительстве, и на эксплуатации БАМа и глубоко убежден, что надежнее камня ничего нет. Если скальный камень выложен правильно, он будет сто лет лежать и сто лет работать».

Б — Бараки
В Тынде около 10 районов бамовских временных бараков, ставших за прошедшие 45 лет постоянными.

Барачные районы по-прежнему называются так же, как назывались предприятия, сотрудники которых в них жили: 94-я мехколонна, 147-я мехколонна, СМУ-3. Каждое скопление бараков — как город в городе.

94-я мехколонна больше всего похожа на дачный кооператив, затесавшийся почему-то почти в самый центр Тынды: одноэтажные деревянные дома на высоких фундаментах, крашеные деревянные заборы, огороды и лесополоса.
Елена Табакова живет в бараках всю жизнь. Ее муж, Евгений, жил в квартире, но обменял ее на половинку щитового барака, рассчитанного на две семьи: «Хотел жить на земле».

«У нас очень спокойно. Я тут и грузди, и маслята, и подберезовики нахожу. И до центра 10 минут пешком», — говорит Елена.

Табаковы держат куриц и гусей, выращивают ревень, «бамовское достояние», и мелкую «земляничную клубнику» — другая за короткое дальневосточное лето созреть не успевает. «А я еще корову хочу!» — добавляет Елена.
Районы временных бараков постепенно расселяют, но Табаковы переезжать не собираются. Как правило, переехать хотят те, кто живут в больших неблагоустроенных бараках, но таких немного.

«Лучше пусть денег на ремонт дадут, — говорит Евгений. — И теплосети отремонтируют — уж очень коммуналка дорогая».

М — МЭР
В Тынде сохранилось на удивление много советской символики — почти каждый фонарный столб украшают красные серп и молот.

На прошлогодних выборах мэра победила Марина Михайлова. Ее коллеги по партии получили большинство на выборах в городскую Думу.

Свою мэрскую карьеру она начала с того, что лишила себя и своих предшественников «золотых парашютов», отказалась от инаугурации, запретила покупать холодильники и телевизоры чиновникам и упразднила должность заместителя председателя городской думы. На сэкономленные деньги зимой в Тынде построили ледовый городок, летом начали строить муниципальный детский развлекательный центр и реконструировать площадь.

«Нам нужно переселить больше 1200 семей из ветхого и аварийного жилья, привести в нормальное состояние дороги и обеспечить тындинцам прочие, пока недоступные блага цивилизации», — говорит Михайлова.

П — Пожарный поезд
На дальневосточной железной дороге служат 33 пожарных поезда — самое большое количество в стране. Тындинский — главный по Амурской области.
В вагоне, который снаружи отличается от обычного только ярко-красным цветом, есть все, что нужно пожарным: дыхательные аппараты, теплоотражающие костюмы, запас продуктов на трое суток и купе на четверых. Четверо — это «50 процентов личного состава», объясняет начальник поезда Николай Потехин.

Пожарный поезд — это вагон — насосная станция, переделанный из обычного пассажирского, две цистерны, вместимостью 60 тонн каждая, и локомотив. Всё выкрашено в красный.
«А это — сердце нашего поезда, — Потехин торжественно показывает металлический ящик. — Стационарная пожарная установка СПУ 40/100 М! Она подает 40 литров воды в секунду при высоте водяного столба 100 метров».

В поезде круглосуточно дежурит машинист насосных установок. «Следит за боеготовностью», — поясняет Потехин.

О работе пожарные рассказывают как солдаты о сражениях. «Вы представьте, скажем, температуру 600–800 градусов. Мангал! А пожарным приходится в таких условиях работать. У нас нет особого режима боеготовности. У нас — постоянный», — говорит старший пожарный инспектор Иван Олиниченко.

Пожарные поезда сражаются не только с теми пожарами, что угрожают железнодорожной инфраструктуре. «Помогаем МЧС, тушим лесные пожары, — продолжает Олиниченко. — Расстояния-то у нас от двух нулей начинаются. До некоторых мест тяжело добраться на машине, вот нас и привлекают».

В — Вокзал-птица
Тынду украшают аллея шестнадцатиэтажек и березы. Берез посадили щедро, как обычно в провинциальных городах высаживают тополя.

Тында — главная площадка для торжеств по случаю юбилея БАМа. Положение столицы обязывает.
К празднику на вокзале закончили ремонт, на площади поставили сцену, а на улицах покрасили и отмыли все, что можно отмыть и покрасить.
Как ни посмотри, вокзал напоминает раскинувшую крылья птицу. Между крыльями — башня-клюв, в ней — диспетчерская и бытовое помещение с панорамным видом на город. С учетом башни этот вокзал самый высокий на Дальнем Востоке — еще одна причина считать Тынду столицей БАМа.

Рекомендации
Почитать
приключенческий роман Григория Федосеева «Последний костер» о знаменитом эвенке-следопыте Улукиткане, который много лет сопровождал советские экспедиции, в том числе экспедиции самого Федосеева, по первой специальности геодезиста. Книги Федосеева, который, кстати, посвятил Улукиткану целую серию, хороши точными описаниями природы и быта эвенков-кочевников.
Как добраться
по Транссибу или БАМу. Поезд из Москвы, например, идет пять дней. Билет в купе стоит от 10 тысяч рублей. Самолеты в Нерюнгри летают из Якутска, билет стоит от 12 тысяч рублей.
Зачем ехать
познакомиться с культурой эвенков и побывать на Дне оленевода и Ысыахе — якутском празднике лета.

«Квинтэссенция всего хорошего, что было в СССР»
Монологи строителей БАМа
ЧИТАТЬ
«Такой тайги нет больше нигде»
Тайшет: как живет самый западный город БАМа
ЧИТАТЬ
«Соленое озеро и прыжки в Лену в Усть-Куте»
Как живет старейший город БАМа
ЧИТАТЬ
«Молодежь уезжает в большие города, но возвращается обратно»
Нетипичный малый город Северобайкальск
ЧИТАТЬ
«Железнодорожники,
золотари и бюджетники»
Чем живет поселок Таксимо
ЧИТАТЬ
«Ледник и пустыня за один день»
Что посмотреть в Новой Чаре
ЧИТАТЬ
«Ты к нам приехал — значит, друг»
Путешествие в Нерюнгри, угольный край
ЧИТАТЬ
Мерзлотка, пожарные поезда и вокзал-птица
Главные слова Тынды, столицы БАМа
ЧИТАТЬ
Текст: Евгения Соколовская
Выпускающий редактор: Татьяна Почуева, Юлия Любимова
Корректор: Наталья Сафонова
Фотографии: Кирилл Пономарев
Продюсер: Кристина Логвина
© All Right Reserved.
Snob
dear.editor@snob.ru