Все новости

big.jpg

Текст Конституции шипит на утюге. Об основном проекте Уральской индустриальной биеннале

Редакционный материал
Журналист и искусствовед Александра Рудык побывала на IV Уральской индустриальной биеннале современного искусства и рассказала, как художники, занявшие три этажа бывшего Уральского приборостроительного завода, раскрыли в своих работах понятие «Новая грамотность». Такую тему для основного проекта биеннале выбрал португальский куратор Жоан Рибас
19 октября 2017 14:36

Жоан Рибас уловил дух времени и попытался нащупать новые связи между изображением, словом и значением, появившиеся в век четвертой индустриальной революции. Слегка копнул в прошлое, чуть-чуть заглянул в будущее, но сосредоточиться решил на настоящем.

Первое видео, встречающее посетителей экспозиции, — фильм «Выход рабочих с фабрики» братьев Люмьер: немое кино открывает тему индустриализации, обозначенную в названии фестиваля и, кажется, сразу закрывает. Рабочие ушли. Фабрика, как и наш Приборостроительный завод, — удачные декорации происходящего, взывающие к памяти.

Другое важное произведение первого этажа также обращено к прошлому, но советскому. Московская художница Александра Паперно создала тотальную инсталляцию — своеобразный памятник повседневности, социалистическому быту и досугу. Паперно воссоздала три комнаты «хрущевки» в соответствии с резолюцией компартии 1955 года «По устранению излишеств в проектировании и строительстве», стены комнат покрыла обоями со схематичными изображениями людей и разметкой, которая указывает отведенные им сантиметры в пространстве.

Этажом выше типовыми схемами представлен результат работы австрийского философа, социолога и экономиста первой половины XX века Отто Нейрата. В середине 1920-х годов он возглавлял команду специалистов, разработавших наглядную международную систему представления информации — изотип. В 1931 году Нейрат посетил Москву, чтобы обучить этому языку советских инженеров и дизайнеров. Стилистика редуцированных иконических изображений стала основой для современной инфографики, дорожных знаков и стикеров в мессенджерах. 

Собственные изотипы придумал Евгений Гранильщиков: серия «шестидесятнической» графики под названием «Гравитация (6 мая)» посвящена тем, кто пострадал от дубинок полицейских. Изображенные на бумаге тела, разваливающиеся на части, изломанные насильственными действиями и художественной линией, говорят громче и понятнее любых букв.

Вторит этой работе проект краснодарской группировки «ЗИП». Их плакатная графика отсылает к авангарду, а перформанс, дополняющий иллюстративный ряд, также посвящен языку тела, актуальному для митингующих. ЗИПы разработали язык политическо-хореографической зарядки, урок которой на открытии биеннале дала московская художница Светлана Исаева. На выставке экспонируется видеодокументация перформанса.

Совсем иной по характеру, плавный и «певучий» танец создала американская танцовщица и художница постмодерна Ивонна Райнер. В 1966 году Райнер перенесла сложную операцию и некоторое время была прикована к больничной койке. Лежа на ней, она сняла «Фильм о руке», где пластические возможности кисти возведены в ранг хореографии. По мнению куратора, эта работа — предвестник движений и жестов современной коммуникации посредством экранов и гаджетов.

Голос экскурсовода с видео нидерландского художника Мелвина Моты можно слушать безостановочно. Все 25 минут на экране статичный кадр с высокими окнами в пустом неосвещенном зале. Работу показывали в московском музее «Гараж» на инклюзивной выставке «Единомышленники» — ее считывают и слабовидящие, и слабослышашие (текст представлен голосом и субтитрами). В основе — реальные события: во время Второй мировой войны тысячи полотен Эрмитажа были отправлены в эвакуацию на Урал, на стенах музея остались одни рамы. Сотрудник Эрмитажа Павел Губчевский водил по пустым залам экскурсии для солдат, по памяти рассказывая о шедеврах. Мелвин Мота провел гигантскую исследовательскую работу и реконструировал часть той экскурсии.

Физический отклик вызывает видеоработа режиссера Эрика Бодлера. Автор воспроизводит японскую практику самоцензуры — «бокаши» — в книжном магазине Йокогамы. Получив партию книг, сотрудница лавки надевает белые перчатки, берет бритву и для начала методично стирает со всех страниц вагины. Затем женщина соскребает закрытые глаза человека в больнице, дорожные разметки, тычинки цветов — все это в ее глазах атрибуты сексуального желания. Абсурдность этого действия апеллирует к абсурдности самоцензуры. При этом сосредоточенность, в которой пребывает девушка, способна погрузить зрителя в такое состояние, в котором даже резкая линия горизонта в фотографическом пейзаже может показаться остро сексуальной.

Работа екатеринбургской группы «Куда бегут собаки» исследует сознание современного человека, находящегося под постоянным давлением правил и устоев. «Испарение Конституции Российской Федерации» представляет собой сложную и не самую эстетически привлекательную конструкцию, состоящую из подставок-штативов, перевернутых утюгов, бесконечных проводов, длинных деревянных реек, проектора и резервуаров с водой. Все для того, чтобы путем ритмичного капанья жидкости на раскаленные утюги и шипения пересказать Конституцию РФ с помощью азбуки Морзе. Остается вопрос, передан ли текст без ошибок, но и без ответа жест перевода основополагающего гражданского документа в пар — красивый.

Основной проект напоминает соревнование переводчиков, которые наперегонки пишут универсальный словарь. В итоге «Новая грамотность» по Рибасу — язык человека, равно владеющего изображением и словом.

Автор: Александра Рудык

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Юлия Гусарова
«Сноб» узнал у эксперта по арт-рынку Николая Палажченко, совладельца галереи «Триумф» Емельяна Захарова и основателя аукциона VLADEY Владимира Овчаренко о принципах, которыми следует руководствоваться начинающему коллекционеру
Эрика Ефремова
Ученые пытаются приохотить искусственный интеллект к художественному творчеству
Юлия Гусарова
«Сноб» побывал на главном международном арт-форуме, изучил, как художники работают с политической повесткой, на что западают туристы и зачем в биеннале участвуют страны Кирибати и Антигуа и Барбуда