Все новости

TASS_24801103.jpg

Не хватило любви. Почему подростки увлекаются опасными субкультурами

Редакционный материал
Сегодня двое молодых людей совершили нападение на учеников и учителей школы №127 в Перми. Осенью прошлого года похожий случай произошел в подмосковной Ивантеевке: там школьник напал на учителя после того, как тот сделал ему замечание из-за опоздания. Ответственный секретарь Совета по правам человека при президенте России Яна Лантратова объясняет, в чем причина подростковой агрессии
15 января 2018 21:18

Есть много версий по поводу того, что стало причиной происшествия в Перми. Кто-то говорит, что это конфликт в социальных сетях, однако и других причин может быть много. Я считаю, что пока надо воздержаться от комментариев по этому поводу и дать разобраться следствию.

К сожалению, сейчас мы часто сталкиваемся с такими проблемами, как конфликты между подростками, драки, жестокие избиения. Но мы стали чаще об этом слышать не потому, что таких случаев стало больше — мы просто стали чаще обращать на них внимание.

Некоторое время назад мы на Совете по правам человека подняли тему привлечения детей и подростков к криминальным субкультурам. Мы ездили по регионам России и выявляли случаи вовлечения, а также разбирались в том, что происходит.

Главная причина, почему дети могут приобщаться к опасным субкультурам, — им не хватает любви. Психологи рассказывают, что большинство попыток подросткового суицида приходится на время с 18 до 19 часов вечера. Это значит, что дети понимали: с минуты на минуту домой вернутся родители. Если же мама с папой увидят, что ребенок пытался покончить с собой, они поймут: надо что-то делать. Во многих спектаклях, которые психологи потом ставили вместе с подростками, эксперты видели, что настоящая причина ухода из жизни звучала так: «Мне не хватило любви. Любите нас живыми!»

Одна из причин пермского происшествия именно в этом. Этим детям не хватало общения, внимания тех, кто их действительно понимает. Когда я езжу по колониям и СИЗО, то вижу ребят, которые попали туда по разным причинам: кто-то совершил изнасилование, убийство с особой жестокостью, а кто-то — украл кастрюлю борща, потому что хотел есть. Бывают те, кто просто оступился, но в них зачастую уже никто не верит. Говорят: да зачем помогать криминалу? Они уже жизнь свою испортили. А там мальчишке 14 лет, да, он оступился, но ему надо помогать!

Мы закроем группы в социальных сетях — появятся другие. Нужно дать какую-то альтернативу, заинтересовать их. Когда у ребят нет смысла жизни, они уходят в криминальные субкультуры

Обычно, если подростка не понимают дома и в школе, то куда он идет? Он идет на улицу или в социальные сети, чтобы найти смысл жизни, как-то себя проявить. Понятно, что в Москве и Петербурге есть огромное количество кружков, организаций по интересам, а в дальних регионах их может не быть. Зато есть субкультуры. Это и есть та самая возможность ребенка как-то себя реализовать.

В последнее время мы проводим добровольческие акции. Берем ребят, которые совершили правонарушение, и сопровождаем их во время следствия, во время их пребывания в спецшколе, после выхода оттуда. Когда они выходят в ту же среду, из которой ушли, то снова попадают в старую историю. Мы же пытаемся их вывести, помогаем устроиться на работу, помогаем в учебе, в репетиторстве. Мы ведем этих ребят к одиноким инвалидам, к детям из неблагополучных семей, и они вместе с нами начинают помогать. Тогда эти дети начинают понимать свою важность, свою ответственность. Через трудотерапию, через социальную помощь они выходят из плохих историй. Они больше не бегут в субкультуру, находят другой, свой смысл. Когда есть старший товарищ, который с ними рядом, — а как раз такими товарищами мы и стали, — трудные подростки меняются. Главное — показать им, что они важны, что они могут сделать что-то полезное. Тогда они не будут идти в субкультуру или пытаться покончить с собой.

Одними запретительными мерами тут не обойтись. Мы закроем группы в социальных сетях — появятся другие. Нужно дать какую-то альтернативу, заинтересовать их. Когда у ребят нет смысла жизни, они уходят в криминальные субкультуры. А любая субкультура — это идеология. За идеологию у нас не сажают, но она подталкивает к совершению преступлений.

Я думаю, нужно комплексно смотреть на все эти ситуации: нападения подростков на преподавателей, на сотрудников правоохранительных органов, избиения. Необходимо понять, что же стало причиной этого? Почему ребенок недолюбленный? Есть ли у него смысл жизни и как нам самим наполнить его жизнь? Мы должны сделать это все вместе — всем обществом.

Записала: Вероника Репенко

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Игорь Залюбовин
Как дети стабильности превращаются в детей Колумбайна
Катерина Мурашова
Эта история не просто вневременная. Она — вневидовая
Катерина Мурашова
Как развивать ребенка, который ничего не хочет

«Мнения» на «Снобе»

Ежемесячно «Сноб» читают три миллиона человек. Мы убеждены: многие из наших читателей обладают уникальными знаниями и готовы поделиться необычным взглядом на мир. Поэтому мы открыли раздел «Мнения». В нем мы публикуем не только материалы наших постоянных авторов и участников проекта, но и тексты наших читателей.
Присылайте их на opinion@snob.ru.