Все новости

big.jpg

Татьяна Кузнецова:Пермская сказка Натальи Осиповой

Партнерский материал
В Кремлевском дворце 1 февраля балетная труппа Пермского театра оперы и балета покажет «Щелкунчика» в постановке Алексея Мирошниченко. Партию Мари исполнит мировая звезда, прима лондонского Королевского балета Ковент-Гарден Наталья Осипова
30 января 2018 12:05

Ее выступление в Москве — чудо не меньшее, чем превращение деревянного Щелкунчика в прекрасного принца. Сверхвостребованная балерина перелетает с континента на континент со стремительностью метеорита, вызывая зрительский переполох каждым своим появлением. По творческой активности Наталью Осипову можно сравнить разве что с Дианой Вишневой, по масштабу дарования сегодня в мире равных ей нет.

Актерский диапазон Натальи практически безграничен. Романтичная Сильфида и безумная Жизель, безбашенная Китри и благонравная Аврора, самозабвенно влюбленная девочка-самоубийца Мария Вечора и затравленная царевна Анастасия, окончившая свои дни в сумасшедшем доме... За плечами балерины более ста ролей. Плюс — экстремальность бессюжетных опусов британского хореографа-радикала Уэйна Макгрегора, чьей любимицей Осипова стала сразу, как только попала в Ковент-Гарден.

Зажигаясь очередной ролью, замыслом или проектом, импульсивная и нетерпеливая Наталья жаждет тут же осуществить задуманное. Она готова репетировать ночами и учить партии круглосуточно, не считаясь с собственным здоровьем и лондонской загруженностью, игнорируя многочасовые перелеты и смены часовых поясов. Так, собственно, она и попала в пермский театр: решила, что не может провести сезон без Джульетты из балета Кеннета Макмиллана, просмотрела репертуар мировых трупп, нашла этот спектакль только в Перми и предложила свои услуги (за смешной по звездным меркам гонорар). Прилетела за три дня до выступления и обнаружила отличную труппу, благодушную атмосферу, надежного партнера Никиту Четверикова, умного балетного руководителя Алексея Мирошниченко и исключительного дирижера — Теодора Курентзиса.

Фирменная экспрессия Натальи Осиповой обрела почти пугающую мощь, найдя опору в музыке, которую Курентзис наделил неслыханной глубиной и трагизмом, подчеркнув при этом прокофьевское танцевальное буйство. Уникальный дирижер и уникальная балерина полностью совпали по природе своего дара, сделав спектакль явлением мирового масштаба.

Союз двух звезд оказался на удивление прочным: следующая балетная премьера в Перми — «Жар-птица» в «Вечере балетов Стравинского» рождалась уже в расчете на дар Осиповой. Из-за загруженности в Лондоне Осипова могла прилетать в Пермь лишь на два-три дня. И тут же пропадала в зале на постановочных репетициях, доучивала в самолете по видеороликам очередные фрагменты рождающейся партии. В конце концов, поклонник таланта Осиповой Роман Абрамович предоставил ей свой самолет — экономия времени получилась изрядная. Однако метания между Гринвичем и Уралом не прошли даром. Прилетев в Пермь за три дня до премьеры, балерина свалилась с температурой, успев вдобавок подвернуть ногу на репетиции. Премьеру отменять не стали. Капельница помогла снизить жар, а возбуждение и анестезия заставили забыть о травме на тридцать минут сценического времени.

Центральная партия спектакля — своеобразного путешествия по балетной истории ХХ века — построена на контрастных танцевальных стилях. Тут и пуанты, и босые ноги, и прыжки с  вращениями, и соло, и дуэты, и танцы во главе кордебалета. Премьера прошла на ура. Осипова официально стала «главной приглашенной балериной» пермской труппы. И тут же родилась идея нового спектакля.

Главный хореограф Пермского театра оперы и балета Алексей Мирошниченко вспоминает: «Сидим мы тут у Теодора в гостях, а он и говорит: “Вот, Наташенька, хочу, чтоб Леша “Щелкунчик” поставил”. Она спрашивает: “Современный?” А я говорю: “Нет, классический. Со старым Петербургом, с интерьерами, со злыми снежинками — чтоб была балетная метель, и с трагическим большим адажио во втором акте”. Наташа загорелась».

Но, поскольку одновременно она горела еще несколькими проектами, и это не считая основной работы в Ковент-Гардене, времени на полеты в Пермь совсем не оставалось.

Мирошниченко перенес действие в Петербург 1892-го — год, когда Петр Ильич Чайковский по либретто Мариуса Петипа написал музыку, а второй балетмейстер Мариинского театра Лев Иванов впервые поставил балет «Щелкунчик». Воссоздавая идиллическую Россию конца XIX века, хореограф населил свой спектакль множеством персонажей — реалистичных и фантастических. Но все они, включая принца, лишь роскошная рама для портрета главного действующего лица — Мари, которая в пермской версии не девочка, играющая в куклы, а совсем юная девушка, переступающая порог своей первой любви.

И эту партию Осиповой пришлось учить по видео, что вообще-то в балете неприемлемо: визуально невозможно отработать па и почувствовать контакт с партнерами. Впрочем, невероятная Осипова способна на то, что немыслимо для других. Однако незадолго до декабрьской премьеры снова случилась беда: балерина получила травму ахиллова сухожилия. Но все уже знают: если Осипова что-то захочет, она неудержима.

В январе, наспех подлечившись, балерина прилетела в Пермь, стремительно выучила и отрепетировала большой двухактный спектакль и снова унеслась. На сей раз в Петербург — туда ее влечет очередная идея фикс: выучить и станцевать на сцене Мариинского театра партию страстной и трагической царицы Мехмене-Бану в спектакле Юрия Григоровича «Легенда о любви». И она это сделает, можно не сомневаться.

После того как станцует бесхитростную девушку Мари на сцене Кремлевского дворца.

Автор — обозреватель ИД «Коммерсант»

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Вадим Гаевский
Три московские балерины определяют сегодня лицо столичной сцены. Они пришли, пройдя изощренные испытания, которым так любит подвергать своих служителей самое изящное и жестокое из искусств
Юлия Бедерова
Балерина Диана Вишнева рассказала «Снобу» о работах, включенных в программу фестиваля современного танца «Context. Diana Vishneva»
Сергей Николаевич
За двадцать лет в балете Диана Вишнева приучила зрителей к тому, что для нее нет ничего невозможного. Невозможно только остановиться