big.jpg

Приготовить себя. Что такое «Зеркало Карлоса Сантоса» и как оно создавалось

Редакционный материал

В Москве начал работать «ресторан в трех действиях» «Зеркало Карлоса Сантоса». Это спектакль, жанр которого трудно определить — посетители мероприятия становятся не просто его зрителями или участниками, а главными героями. «Сноб» поговорил с продюсером и ресторатором Евгением Кадомским и режиссером Талгатом Баталовым о том, как через развлечение понять что-то о своих сокровенных желаниях

22 Март 2018 18:25

Забрать себе


Ɔ. Мне кажется, это мероприятие рассчитано на людей от 25 лет, которым…

Евгений Кадомский: Которым важно, живут ли они в соответствии со своими желаниями, идут ли они к своей мечте. Которым нужно свериться — в той ли точке на пути к своей цели они находятся. Зрители могут воспринять все происходящее во время мероприятия как невинный развлекательный опыт, но при этом весь интерактив, который с ними происходит, может помочь им заглянуть в свой внутренний мир. Наша задача здесь — только обеспечить условия для этого.

«Зеркало Карлоса Сантоса» — это спектакль?

Евгений Кадомский: Это «ресторан в трех действиях, где готовят тебя». Это синтетическое искусство, которое соединяет совершенно разные вещи. Попытка положить это на какую-то определенную полку обречена на провал. Вы бы чем это назвали?

Талгат Баталов

Фото: Дмитрий Кочетков


Ɔ. Похоже на иммерсивный спектакль, но все же что-то совсем другое. Скорее, это перфоманс?

Евгений Кадомский: Сложно обозначить все происходящее во время нашего мероприятия одним словом. Все тексты, звучащие во время действия, напрямую не описывают вещи, а только намекают на них. Единственное, что могу сказать: в начале спектакля вы записываете свое желание на бумажке, с которой «путешествуете» по пространствам спектакля, и через ряд художественных событий вы можете переосмыслить значимость этих желаний и многое другое.

Талгат Баталов: Наш проект — это действительно многогранный синтетический перфоманс, попытка разбудить нашего внутреннего ребенка и вспомнить о своих истинных желаниях.


Ɔ. Почему вы назвали проект «Зеркало Карлоса Сантоса»?

Евгений Кадомский: Это сочетание имен Карлоса Кастанеды и Санта-Клауса, первый отвечает за погружение в себя, второй — за сказочность происходящего.

Талгат Баталов: А зеркало — это центральная сцена спектакля. О ней мы не станем говорить, чтобы не спойлерить. Да и невозможно об этом рассказать словами, перед этим зеркалом нужно оказаться.

Фото: Дмитрий Кочетков


Ɔ. Почему вы взялись за этот проект?

Талгат Баталов: Мне хотелось попробовать создать что-то в необычном, новом театральном жанре и в нетрадиционном для театра пространстве. Появилась такая возможность — и я ею воспользовался. Я пригласил своего друга, прекрасного драматурга Максима Курочкина поучаствовать в проекте. Максим написал текст для аудио, которое на протяжении спектакля слышат участники через наушники. Идеи для некоторых сцен нашего проекта появились как раз благодаря его текстам.

Евгений Кадомский: А я случайно оказался в помещении, где теперь существует «Зеркало Карлоса Сантоса». Потом сел в поезд Москва — Петербург, и внезапно мне в голову пришла идея этого проекта. Она не отставала от меня, и я понял, что придется все это сделать.


Ɔ. Проект появился благодаря вашему опыту переосмысления своих желаний?

Евгений Кадомский: Опыт поиска себя, осознание своих желаний — это общечеловеческий опыт. В современном мире, когда нас вот-вот заменят роботы, вопрос о том, кто такой человек и зачем он живет, становится особенно важным.

Талгат Баталов: Еще у человека очень редко бывает возможность побыть наедине с собой, когда он живет в мегаполисе. Мы хотели дать людям такую возможность. Кто-то, например, приходит с мыслью «сегодня надо заплатить за ипотеку» — а мы предлагаем подумать о простых, но очень важных вещах, например: «Был ли я когда-то свободен?»

Евгений Кадомский

Фото: Дмитрий Кочетков


Ɔ. С чем можно сравнить ощущения, которые испытывает посетитель вашего ресторана?

Евгений Кадомский: Такие же, какие вы получаете, когда пробуете еду, которую никогда раньше не пробовали.


Ɔ. Есть что-то, что вдохновляло вас?

Талгат Баталов: Здесь, конечно, есть какой-то опыт моих предыдущих спектаклей, но я не могу сказать, что вдохновлялся чем-то конкретным. В начале работы мы до конца не представляли, к чему это приведет. Я отказался посещать иммерсивные спектакли, которые шли в Москве или в других городах, чтобы идеи оттуда не «наслоились» на наши — мне было важно делать что-то абсолютно новое. Я был ограничен как режиссер тем, что актеры в спектакле не разговаривают. Но в театре очень важно создавать для себя такие ограничения, и чем их больше, тем интереснее рождаются идеи — как показать то, что ты хочешь показать.

Евгений Кадомский: Но у нас все-таки с самого начала было цельное видение этого проекта, поэтому у нас не было нужды на кого-то оглядываться.

Фото: Дмитрий Кочетков


Ɔ. Не подменят ли иммерсивный театр и перфомансы театр классический?

Талгат Баталов: Очень сложно ответить на этот вопрос однозначно. Я думаю, что театр должен быть в первую очередь современным в плане вопросов, которые он поднимает — и тогда не важно, в классической ли театральной «коробке» это происходит, где есть четко разграниченные сцена и зал, или же это нечто site-specific на заводе.

Очень хорошо, что у нас есть фестиваль «Золотая маска» — он просто необходим. Он дает людям увидеть срез сегодняшнего российского театра. Этот фестиваль динамично развивается, и он очень важен для театров в провинции, потому что дает им мотивацию заниматься театральной работой там, где за нее платят условные десять тысяч рублей.

Автор — Александр Косован

Читайте также

Главный редактор проекта «Карта истории» — о том, как этот проект позволяет посмотреть на события прошлого глазами живого человека
«Сноб» вспомнил метаморфозы великого актера в жизни и на экране

Новости партнеров

Владимир Мирзоев, Константин Богомолов, Виктор Шендерович и другие — о месте Олега Табакова в нашей жизни
Читайте лучшие текста проекта Сноб в Телеграме
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться