Top.Mail.Ru

Редакционный материал

Александр Буренков:Искусство против снобизма

Куратор выставки «Инновация» — о том, почему лауреаты премии важны для каждого из нас

8 Май 2018 19:29

Людвиг Витгенштейн терпеть не мог дискутировать со своими венскими коллегами, так как считал их безвкусно одевающимся простонародьем. Один из крупнейших философов и логиков ХХ века раздражался и нередко срывался на высокомерный крик, видя чужую глупость. Американский физик Мари Гелл-Ман, предложивший классификацию элементарных частиц и открывший кварки, в 1969 году получивший Нобелевскую премию, в свойственной ему непринужденной манере заявлял: «Если я оказался более дальнозорким, то только потому, что был окружен пигмеями». Другой философ и математик, Бертран Рассел, также получивший в 1950 году Нобелевскую премию, известен своей фразой, сказанной своей любовнице, о том, что, общаясь с обычными людьми, он чувствует себя как бы говорящим на «языке младенцев».

Нередко встречается, что даже самые инновационно мыслящие практики и теоретики из мира науки и культуры не способны доступным языком объяснить в диалоге с широкой общественностью смысл своих открытий, не замечая своей спеси и захлебываясь от упоения собственным превосходством над другими, снобизма и высшей степени высокомерия. Лишь немногие из них готовы заниматься популяризацией знаний и образованием, доходчивым объяснением своих достижений, видя это частью своей миссии. Это по-прежнему остается редким явлением для сферы современного искусства, в восприятии большинства россиян — области элитарной и существующей по своим внутренним непостижимым правилам, написанным птичьим языком. Выстраивание диалога, развитие сочувствия, эмпатии, способности поставить себя на место другого, принятия и терпимости к чужому мнению в том числе через выставочные проекты с индивидуальной медиацией — та амбиция, которая должна двигать логикой проектирования культурных проектов и кураторского выбора в современной России. Ведь современное искусство, в первую очередь, показывает чужой взгляд на мир, делая зрителя толерантным ко всему иному, более чутким и человечным, и в конце концов, мудрым, принимающим ограниченности своих возможностей и постоянно критически перепроверяющим все, в том числе собственные взгляды.

Это история спасения коллекции семян во время Блокады Ленинграда, собранных великим ученым и специалистами Всесоюзного института растениеводства СССР, и судьбы части коллекции семян, захваченных нацистами на оккупированных территориях

Российская Государственная библиотека имени В. И. Ленина в СССР была изначально задумана как дворец знаний, храм науки, но впервые за свою полуторавековую историю (страшно сказать, библиотека основана в 1862 году) открыла двери настолько масштабной интервенции современного искусства, как выставка номинантов премии «Инновация», став на один месяц хранилищем передового художественного знания, пошедшим навстречу широкой публике (выставка бесплатна для всех посетителей библиотеки и сайта www.2018.artinnovation.ru с любого смартфона или ноутбука в любом конце мира — кажется, демократичнее выставку сделать просто невозможно). Но и современные художники (в том числе и большинство участников выставки) не лыком шиты и в своих практиках постоянно обращаются к сфере естественнонаучных знаний, научному исследовательскому подходу, занимаются производством знания о современном мире и формирующих его процессах — при ближайшем рассмотрении, их методология работы ничем не отличается от научной.

Для примера, Кирилл Савченков в проекте Office of Sensitive Activities / Applications Group (получивший «Инновацию» в номинации «Новая генерация» как лучший молодой художник прошлого года), представленном на выставке нематериальной, еле заметной интервенцией — взаимодействием перформеров с посетителями библиотеки, проводит исследование системы ориентирования и выживания человека в противоречивой среде кризисов, глобальной нестабильности и возможных условиях постчеловеческого будущего. Он конструирует систему знаний и пространство, которое становится учебным центром, где образование рассматривается как единство физических и коммуникативных практик, научных и псевдонаучных дисциплин — от космологии и криптозоологии до паравоенных и медитативных практик.

Художественные практики проекта «Журнал наблюдений» Сергея Кищенко посредством междисциплинарного эксперимента приводят к переосмыслению событий прошлого: разбирая явления на составные части, преобразуя их, художник расширяет границы их восприятия. Художественный проект, начавшийся в 2014 году с исторического исследования, продолжился как символическая реконструкция событий семидесятилетней давности, которая основана на научной работе Николая Вавилова. Это история спасения коллекции семян во время Блокады Ленинграда, собранных великим ученым и специалистами Всесоюзного института растениеводства СССР, и судьбы части коллекции семян, захваченных нацистами на оккупированных территориях и легших в основу экспериментальных посевов Института генетики растений СС в Австрии.

Биолог по первому образованию, Илья Федотов-Федоров в «Инстинкте сохранения» использует элементы архива, музейный формат показа и инструментарий научных исследований: изображения биологических процессов и форм от клеточного строения до среды обитания, языковые особенности и способы фиксации (формулы, схемы и так далее), методологические принципы и тип репрезентации (энтомологические коллекции, картотеки), чтобы выявить субъективную природу познавательного процесса и механизмы восприятия и описания окружающего мира в соответствии с тем языком, которым мы владеем. Язык определяет мышление — как говорит гипотеза лингвистической относительности Сепира-Уорфа или все тот же Витгенштейн, который, несмотря на свое несдержанное высокомерие в быту, в своей лингвистической философии использовал слова исключительно по делу.

По законам тюремной ментальности, не нравится все, что непонятно, и вместо того чтобы разобраться, проще перейти в нападение и отвергнуть любое инакомыслие

Помимо очевидной миссии премии «Инновация» в области современного искусства — поддержки наиболее прогрессивно мыслящих авторов, выявления важнейших художественных достижений и привлечения к ним внимания широкой общественности — премия также направлена на выявление инновационных процессов в художественном образовании и искусстве. Термин «инновация», ставший уже привычным для современного человека, как правило, связывается в нашем сознании с исследованием процессов, происходящих в науке и технике, в образовании и обществе (как известно, все возрастающее количество открытий происходит именно на стыке самых разных наук и технологий). Инновации, или, другими словами, нововведения, обновления, характерны для развития искусства на всём протяжении его истории, они затрагивают тематику, технологию, технику создания произведения, способы художественно-образного решения. Современное состояние культуры с новыми технологическими и научными вызовами делает инновационность в искусстве ключевым критерием при оценке художественных проектов. Насколько широкая публика готова к современным художественным инновациям — вопрос открытый, и сам факт внедрения искусства в не предназначенные для него изначально общественные пространства (Ленинская библиотека не исключение) воспринимается кем-то как посягательства не только на комфорт посетителей, но даже на конституционные права, и в целом несет в себе все черты акта вандализма. Неспроста некоторые художественные работы были восприняты постоянными посетителями библиотеки не как демонстрация современных эстетических достижений, а как признаки начала ремонтных работ.

Особенное раздражение старожилов вызвали работы молодого художника Егора Федоричева «Untitled» и «Складка на занавесе», совмещающего в своей практике экспериментальные живописные техники с отсылками к Баскиа и арте-повера и переработку строительного мусора и рекламных баннеров. Велик соблазн со снобизмом оправдать это тем, что, конечно, не знакомые ни с картинами из мусора Вика Муниса, ни с гобеленами из вторсырья Эль Энацуи, ни со скульптурами из старой посуды Субодха Гупты, ни с какими-то другими художественными экспериментами прошлого старожилы Ленинки не смогли найти оправдание такой «мусорной» эстетике в интерьерах библиотеки — мол, что с них взять, если у нас в стране большинство населения по-прежнему задается вопросом, является ли искусством «Черный квадрат» Малевича. По законам тюремной ментальности, не нравится все, что непонятно, и вместо того чтобы разобраться, проще перейти в нападение и отвергнуть любое инакомыслие, обвинив организаторов выставки в намеренной пропаганде дегенеративного искусства. Все мы помним, какое количество гневных писем от бдительных защитников животных получил Эрмитаж во время проведения выставки работ Яна Фара «Рыцарь отчаяния — воин красоты». На удивление, «стражи духа места» оказались начеку и в Ленинке, продемонстрировав свою неготовность сдавать бастион знаний беспощадному художественному процессу, хоть и сделавшему шаг навстречу новой аудитории, но пошедшему в какой-то момент по какому-то неправильному, как думается многим консервативным «хранителям места», пути развития, в котором место красоты заняли формальный художественный поиск и инновационность.

Выставка номинантов на соискание государственной премии в области современного искусства «Инновация-2018» открыта для свободного посещения (при предъявлении читательского билета) в РГБ до 12 мая с 11:00 до 20:00 (выходной — воскресенье)

Автор: Александр Буренков, куратор выставки

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Новости партнеров

Как премия за вклад в искусство обернулась иммерсивным спектаклем