Top.Mail.Ru

Эллен Уолд: Жизнь женщин в Саудовской Аравии

Редакционный материал

В книге «SAUDI, INC», которая выходит в издательстве «Альпина Паблишер», американский политолог Эллен Уолд рассказывает историю Саудовской Аравии. «Сноб» публикует главу, посвященную саудовским женщинам

7 Январь 2019 8:59

Забрать себе

Фото: Ghadeer

Ничто не иллюстрирует конфликт между прибылью и властью, между современным и традиционным в саудовском обществе настолько сильно, как женский вопрос. Можно смело считать, что отношение к женщинам в Саудовской Аравии отличается от отношения к мужчинам. По законам страны женщины не могут считаться «компетентными свидетелями» в суде; судья решает, принимать ли их показания во внимание. Различные гражданские процедуры, связанные с браком, разводом и опекунством, отдают предпочтение мужчинам. Закон позволяет мужчинам практиковать полигамию, а трудовое законодательство содержит нормы, по которым рабочие места мужчин и женщин должны быть отделены друг от друга. Саудовские женщины вынуждены жить в условиях жесткой системы попечительства, позволяющей мужчинам (отцам, братьям или мужьям) контролировать множество аспектов женской жизни. До 2008 года, когда король Абдалла отменил этот закон, женщины должны были представлять письменное разрешение своих попечителей на путешествия за пределы страны, поступление в университеты, выход на работу, а также некоторые медицинские процедуры.

Иффат ас-Сунаян, жена Фейсала, открыла первую в Саудовской Аравии школу для девочек, не связанных родственными узами с королевской семьей. В 1952 году, отправив собственных сыновей учиться за границу, Иффат обратила внимание на вопросы обучения девочек. Она была убеждена в том, что правительство должно предоставлять девушкам и женщинам возможность получить образование. Хотя Иффат обосновывала свои идеи тем, что образованной матери будет проще воспитывать набожных сыновей, было ясно, что она хочет, чтобы девочки изучали науку и другие светские дисциплины. Когда Сауд стал королем, она обрела в нем союзника. Сауд открыл школу для собственных дочерей. В 1960 году в стране появился национальный комитет по контролю над образованием женщин, в работе которого принимали участие некоторые улемы. Иффат полагала, что этого недостаточно, и открыла на свои средства педагогический колледж для женщин, которые затем обучали девочек в Саудовской Аравии.

Тем не менее идея образования для девочек встретила сильное противодействие в некоторых из самых консервативных регионов королевства. Несмотря на участие улемов в решении вопросов женского образования, в городе Бурайда в 1963 году прошла массовая организованная демонстрация против открытия школы для девочек. В 1970-е и 1980-е годы женщинам стало проще получить образование, хотя совместное обучение мужчин и женщин не допускалось. Правительство стимулировало женщин к посещению колледжей, обеспечивая им бесплатное обучение, выплачивая стипендии и даже премии и наделяя земельными участками после завершения учебы. К 1989 году 12 колледжей, открытых для женщин в Саудовской Аравии, обучили 16 000 студенток. Однако женщинам все еще было запрещено изучать определенные дисциплины, такие как инженерное дело и архитектура, поскольку они предполагают возможную совместную работу с мужчинами.

К 1990-м годам в Саудовской Аравии насчитывалось уже свыше 78 000 женщин, закончивших колледжи. Многие из них хотели работать по специальности. Хотя большинство занятого населения Саудовской Аравии — мужчины, в 1990-е был заметен приток женщин в новые профессиональные сферы, такие как маркетинг, реклама, журналистика и даже телевещание. Саудовские женщины начали все чаще заниматься работой на дому, что позволяло избежать излишних контактов с мужчинами. Женщины всегда работали в образовании и медицине — то есть в тех областях, где они имели возможность общаться исключительно с другими женщинами. Было ясно, что рост числа работающих женщин нарушал баланс современного и традиционного. В 1995 году, сделав выбор в сторону власти, а не прибыли, министерство торговли издало ряд распоряжений, ограничивавших возможности предпринимательства для женщин. Министерство решило прекратить выдачу женщинам лицензий на деятельность, в рамках которой они могли встречаться с клиентами-мужчинами или регулярно общаться с мужчинами — правительственными чиновниками. Позже эта политика была пересмотрена.

В то же самое время правительство продолжало стимулировать женщин к более активному участию в трудовой деятельности. В 1999 году тогдашний наследный принц Абдалла прямо заявил о приверженности Саудитов идее создания класса женщин-профессионалов в Саудовской Аравии. «Крайне важно, чтобы женщины активно участвовали в жизни общества, — сказал он. — Решить такие вопросы, как предоставление женщинам прав на вождение и на получение удостоверения личности, относительно несложно». Хотя система попечительства не была отменена, а женщинам не разрешалось водить автомобили, некоторые женщины смогли добиться успеха в профессиональных сферах. Несколько принцесс получили серьезные должности в правительственных учреждениях. В 2014 году Сара аль-Сухайми, не принадлежавшая к семье аль-Сауд , стала генеральным директором NCB Capital, инвестиционного подразделения Национального коммерческого банка, а в 2017 году — председателем Tadawul, саудовской национальной фондовой биржи. Когда Саудовская Аравия провела первые выборы в муниципальные советы, женщинам было разрешено и голосовать, и выставлять свою кандидатуру. Несмотря на то что женщины-кандидаты не имели права прямо общаться с избирателями-мужчинами, 17 женщин все же были избраны в 2015 году для работы в муниципальных советах.

При этом законы о мужском попечительстве сохранили свою силу. Будучи королем с 2005 по 2015 год, Абдалла помог образованию женщин с помощью королевской программы стипендий, позволявшей представителям обоих полов получать университетские степени за границей. Однако он ничего не сделал для отмены запрета на вождение автомобилей и других ограничений для женщин. Через два с половиной года после смерти короля Абдаллы его брат, король Салман и 32-летний принц Мухаммад ибн Салман, объявили, что с июня 2018 года саудовские женщины смогут получать водительские удостоверения. За несколько месяцев до этого были сняты и другие ограничения, прежде не позволявшие женщинам пользоваться некоторыми государственными услугами без разрешения попечителя.

Сама, саудовская девушка-«миллениал», мечтавшая о получении политического убежища в США, сначала поехала в Америку как студентка. В 2017 году она рассказывала, что ее приняли на учебу по магистерской программе в области литературного творчества в Университете Нотр-Дам де Намюр в городе Белмонт, штат Калифорния. Саудовское правительство обеспечило ей стипендию, покрывавшую расходы на обучение и проживание. В конце концов она убедила своего отца как попечителя подписать документ, разрешавший ей отъезд в США. Однако через месяц после начала первого семестра отец отменил свое решение и попросил правительство отозвать стипендию у дочери. Правительство выполнило его просьбу. Позже ей удалось вновь изменить мнение отца, однако бюрократы заявили, что теперь он должен сам приехать в саудовское посольство в Вашингтоне и дать одобрение. Он отказался, и таким образом девушка лишилась стипендии. Университет и несколько благотворительных фондов и компаний из Сан-Франциско пришли Саме на помощь и помогли завершить учебу и получить диплом.

Саудовская система попечительства означала, что женщины типа Самы не могли реализовать свои мечты, не говоря уже о выполнении повседневных дел, без разрешения мужчины-попечителя. Эта жесткая система, ограничивавшая возможности женщин внутри Саудовской Аравии, плохо сочеталась с дарами и свободой, которые молодые женщины получали от правительства, когда путешествовали по всему миру — часто в одиночку — и получали бесплатное образование в либеральных обществах. Правительство отправляло саудовцев получать образование за границей с тем, чтобы они потом возвращались в страну, приносили пользу саудовской экономике и создавали прибыль. Однако это лишь все больше противоречило традиционализму, особенно в случае женщин-студенток.

Несмотря на то что западные СМИ часто пишут о репрессивном характере саудовской системы попечительства, женщины-иностранки, посещавшие королевство, не всегда были столь же категоричны. Журналистка из газеты New York Times Морин Дауд приехала в страну в 2010 году по приглашению саудовского министерства туризма. Она поделилась своими впечатлениями (в основном негативными) в журнале Vanity Fair. В статье «Руководство для девушек, посещающих Саудовскую Аравию» она пишет, что это «страна, которая живьем хоронит своих женщин, когда дело касается их прав, вопросов секса и даже одежды». Дауд объясняла своим читательницам, что Саудовская Аравия «так и не отменила рабства по отношению к женщинам до 1960-х годов. До сих пор сохраняются жесткие ограничения на общение между представителями различных полов, не принадлежащими к одной семье». Раздражение зародилось в ней уже тогда, когда она летела в Эр-Рияд. «Вы сразу все понимаете, когда начинаете смотреть фильмы в самолете. В картине “Предложение” вы видите размытое пятно вместо довольно скромного декольте Сандры Буллок». Говоря о женском платье абайя и платке на голову, подаренными ей министерством туризма, Морин написала, что «они заставляют вас выглядеть как мумия, а надев их, вы чувствуете себя внутри печи для пиццы».

Напротив, у Брид Билер, жившей со своим мужем, сотрудником правительства США, в Эр-Рияде в конце 1980-х и часто посещавшей Саудовскую Аравию впоследствии, остались более положительные впечатления. Хотя Билер десятилетиями не жила в Саудовской Аравии, она стала консультантом по туризму и регулярно устраивала туры по стране для иностранцев. По ее словам, несмотря на отмену многих ограничений для женщин в профессиональной сфере в 1980-х и 1990-х годах, сохранилось множество мифов об их положении. Брид сказала, что, когда она впервые приехала в королевство, «местные жители пытались показать нам, что их женщины не работают», хотя в реальности они работали — просто отдельно от мужчин. Чтобы не допустить ситуации, при которой мужчины, даже иностранцы, смогли бы хоть как-то смутить женщин, «надпись на арабском на двери гласила…“Женское отделение. Не входить”. Но в английской версии это звучало бы просто как “Закрывайте двери — работает кондиционер”».

По словам Билер, технологии значительно упростили саудовским женщинам возможность работать. «В наши дни можно встретить женщин, которые садятся в такси Uber и едут на работу без попечителя». Билер полагала, что саудовские женщины просто «не заявляют всему миру о своей роли в обществе. Они тихо занимаются своим делом, в чем бы оно ни состояло. Они работают дизайнерами одежды, занимаются искусством, графическим дизайном или информационными технологиями».

За многие годы, объясняла Билер, она «поняла, что на самом деле именно женщины задают тон» и что саудовским мужчинам приходится брать на себя больше обязанностей хотя бы потому, что женщинам запрещено вождение автомобилей. По ее мнению, «большинство людей на Западе не до конца понимают, какое сильное давление испытывают в обществе саудовские мужчины и насколько хорошо саудовские женщины справляются с этим».

Система попечительства оказывает реальное влияние на судьбы женщин в Саудовской Аравии. Некоторым из них повезло иметь либерально мыслящих отцов, мужей или братьев, поддерживающих их независимость. Других же законы о попечительстве могут стеснять и даже подвергать опасности. Одна саудовская женщина 30 с лишним лет, называющая себя Лаурой, попыталась получить статус беженца в Канаде, чтобы спастись от унижений в собственной семье. По ее словам, ее отец издевался над дочерью с детских лет. После вынужденного брака с наркоманом и последовавшего за ним развода Лаура вернулась в отцовский дом, но там вновь начала подвергаться множеству унижений. Она отправилась за помощью в некоммерческую благотворительную организацию, однако там ей сообщили, что не смогут помочь, не поставив в известность ее отца. Она поняла, что это может представлять угрозу. В полицию обращаться было нельзя: Лаура помнила, как власти не раз предавали ее подруг и возвращали обратно к родственникам-садистам. Поскольку она не могла покинуть страну без разрешения мужчины-попечителя, Лаура убедила членов семьи поехать вместе с ней в Бахрейн. Из Бахрейна она полетела прямым рейсом в Лондон, а затем в Канаду, где ее уже ждал юрист, готовый помочь обратиться за предоставлением убежища.

Лаура, покинувшая страну в 2012 году, объяснила, что теперь, когда в Саудовской Аравии документы оформляются через интернет, а смартфоны стали более доступными, женщинам проще обходить правила, связанные с попечительством. Нужные документы можно подготовить через приложение для мобильных телефонов под названием Absher. Как объяснила Лаура, «одна из моих подруг украла мобильный телефон у отца, пока он спал. Она зашла на Absher под отцовским паролем, а затем оформила разрешение на свою поездку, после чего сменила номер телефона для подтверждения на свой, чтобы отец не заметил, что дочь покинула страну… Она была не единственной, кто так поступал». Традиционализм в Саудовской Аравии в очередной раз столкнулся с современностью.

Перевод: Павел Миронов

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Пока женщины в мусульманских странах выступают за свободу танцевать, где вздумается, и бунтуют против обязательного ношения хиджаба, россиянки, уехавшие туда, кажется, всем довольны
Можно ли быть современной женщиной в мире, живущем по законам полуторатысячелетней давности

Новости партнеров

8 марта девушки, живущие на Кавказе, рассказали «Снобу», как пришли к феминизму и каким образом продвигают его идеи в своих городах