Все новости

Редакционный материал

Бут vs Макларен. Экс-глава Федерации гребного спорта судится за честь российских спортсменов

В конце января Вениамин Бут, бывший глава Федерации гребного спорта России, подал иск против эксперта Всемирного антидопингового агентства Ричарда Макларена. Бут уверен, что большинство спортсменов российской сборной по академической гребле не допустили к летним Олимпийским играм в Рио-де-Жанейро именно из-за доклада Макларена. Бут требует от эксперта денежной компенсации в размере 4,5 миллиона долларов США. Он поделился со «Снобом» своим видением происходящего и пояснил, чего добивается и какие перспективы у этого разбирательства

12 Февраль 2019 15:19

Вениамин Бут Фото: Facebook

Сначала я занимался академической греблей сам. Меня, как модно сейчас выражаться, «схантили» в школе в 1976 году, когда мне было 16 лет. Пришел тренер и предложил стать олимпийским чемпионом. Так я попал в питерский клуб «Знамя». Участвовал в самых разных первенствах, добился некоторого успеха. В те годы союзная сборная по академической гребле была очень сильна. В 1988 году я стал серебряным призером в составе сборной СССР на Олимпиаде в Сеуле, был чемпионом мира 1985 года, дважды был призером чемпионата мира и восьмикратным призером СССР, получил звание заслуженного мастера спорта.

Я завершил свою спортивную карьеру в 1992 году и занялся игорным бизнесом. Но полностью греблю не оставил: так или иначе поддерживал Федерацию.

В середине двухтысячных российская академическая гребля начала переживать не лучшие времена: сборной было все сложнее получать лицензии на участие в соревнованиях (спортивные квоты, выделяемые на количество участников. — Прим. ред.), клубы гребли стали закрываться, молодые люди перестали проявлять интерес к этому виду спорта. Спортивные чиновники поняли, что надо что-то менять.

В 2012 году мне предложили попробовать выдвинуть свою кандидатуру на пост президента Федерации по спортивной гребле. Я согласился. В результате меня избрали.

В участии было отказано нашим гребцам, пойманным на допинге много лет назад, пережившим дисквалификацию и вернувшимся к тренировкам. То есть спортсменов повторно наказали за уже совершенный проступок

В качестве главного тренера я пригласил британского специалиста Майка Спарклена. В то время он успешно тренировал сборную Канады. Но его личные амбиции и необычный подход к делу не позволяли ему сидеть на одном месте, ему было интересно принимать новые вызовы, и он согласился переехать в Россию.

Майк скептически относился к любому вмешательству в физиологию спортсменов, а потому отказался от любых коррекций их рациона, образа жизни и витаминных добавок, которые назначаются, исходя из показателей анализа крови, что традиционно практикуется в России. Он считал, что эффективность можно улучшать тренировками. В целом его методика приносила плоды, и в преддверии Олимпиады 2016 года вся команда была воодушевлена и готовилась вернуться с Игр с медалями.

Томас Икинс, «Гонки Братьев Биглин» Иллюстрация: Wikipedia

Первым тревожным звонком стали одни из квалификационных соревнований практически прямо перед Рио. Наша мужская четверка заняла там призовое место, и организаторы, согласно протоколу, вскрыли пробу А одного из членов экипажа, Сергея Федоровцева, чтобы проверить его на допинг. Проба дала положительный результат. В пробе B также были найдены следы запрещенного препарата — триметазидина, — но в ничтожно малом количестве. Интересно, что идентификационные номера на пробах А и B почему-то не совпадали. При этом предыдущая и последующие пробы, которые берутся за день до и после соревнований, были чистыми. Все произошедшее вызывает много вопросов. Но одно мне кажется совершенно ясным: это была подстава.

С таким результатом теста Сергей не мог принимать участие в грядущей Олимпиаде, а вместе с ним и остальные три спортсмена его экипажа. Из 32 потенциальных участников игр в Рио могли поехать уже лишь 28.

Сумма, обозначенная в иске, — 6 миллионов канадских долларов, или 4,5 миллиона долларов США, — нужна только для того, чтобы продемонстрировать масштаб нанесенного ущерба

Затем грянул доклад Ричарда Макларена. На основании этого документа Всемирное антидопинговое агентство (ВАДА) ужесточило правила отбора спортсменов для участия в олимпийских соревнованиях. Так, в участии было отказано двоим нашим гребцам, пойманным на допинге много лет назад, пережившим дисквалификацию и вернувшимся к тренировкам. То есть, по сути, спортсменов повторно наказали за уже совершенный проступок. Но главное — еще 18 человек не получили шанс показать себя: согласно новым требованиям, за последний год каждый из них должен был иметь минимум три пробы, взятые любой международной организацией, кроме Российского антидопингового агентства. Первых двоих, правда, мы отбили в спортивном арбитражном суде, и за пару дней до начала игр им все же разрешили участвовать. В результате в команде оставалось восемь человек, но это не были готовые экипажи: кто-то был левшой, двое — рулевыми. Продемонстрировать свой профессионализм на Рио-2016 российские гребцы так и не смогли.

Осенью я вышел из федерации — посчитал, что не справился со своими обязанностями. Весь этот скандал дался мне тяжело.

Через какое-то время ко мне приехал знакомый юрист из Канады. Сказал, что никто не понимает, почему мы не подаем в суд на Ричарда Макларена. По канадскому законодательству в его докладе было очень много неточностей — того, за что можно привлечь его к ответственности. Мы оценили риски, заложили на всю судебную тяжбу около 300 тысяч долларов и решили действовать. Сначала пошли по коридорам власти. Финансово нас никто не поддержал, но моральную поддержку обещали. Некоторые говорили: «Ребята, у вас ничего не получится, потому что вы все неправильно посчитали».

В итоге в обеспечение судебного разбирательства я вложил свои деньги и привлек сторонние частные инвестиции. Мы направили иск в канадский суд — по месту работы Ричарда Макларена. Документ приняли, оставалось вручить ответчику повестку лично в руки — этого требует местное законодательство. Для этого мы наняли специальную команду, которая гонялась за ним полгода. В конце концов повестку все же вручили, зафиксировали всю процедуру на видео. Когда я его смотрел, мне показалось, что Макларен был ошарашен.

Теперь у него есть время до конца февраля, чтобы оценить эту претензию и что-то предпринять. Параллельно мы договорились с известным канадским адвокатом, чтобы он занялся этим делом.

Конечно, надо было собраться и начать судиться раньше, чтобы создать мировой прецедент. Сейчас срок давности уже не позволит повлиять на результаты соревнований, проводившихся больше двух лет назад. Но я лично буду очень рад, если Ричард Макларен публично признает, что он ошибался, и извинится. Сумма, обозначенная в иске, — 6 миллионов канадских долларов, или 4,5 миллиона долларов США, — нужна только для того, чтобы продемонстрировать масштаб нанесенного ущерба. Конечно, намного дороже будет стоить, если он признает, что российские гребцы были незаслуженно отстранены от участия в Олимпиаде-2016.

Записала Арина Крючкова

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

На стадионе «ЦСКА-Арена» 27 декабря стартует новогодний спектакль Ильи Авербуха «Щелкунчик и мышиный король». «Сноб» поговорил с продюсером и хореографом постановки о бизнесе и о жизни после большого спорта
Как уйти из профессионального спорта в бизнес, вести семинары для спортсменов в Америке и шить одежду в России, рассказывает тяжелоатлет и бизнесмен Дмитрий Клоков в совместном проекте «Сноба» и Toyota

Новости партнеров

Благородный принцип олимпийских состязаний «Главное — не победа, а участие» уже давно не имеет отношения к реальности. Футбол и чемпионат мира призваны отвлекать нас от политических неудач государств