Все новости

Редакционный материал

«Нас трижды заметало в Антарктиде».

Альпинист Александр Абрамов о своей жизни

В этом году альпинист Александр Абрамов планирует покорить семь вершин за семь месяцев, побив мировой рекорд в 117 дней. Он рассказал «Снобу», как детское увлечение приключенческими романами привело его в горы, где он достал деньги на первую самостоятельную экспедицию и как безуспешно пытался уволиться из НИИ

25 Февраль 2019 11:54

Александр Абрамов Фото: Facebook

Застать девять раз покорившего Эверест альпиниста Александра Абрамова в Москве — большая удача. Шесть месяцев в году он проводит в горах. Пару дней назад он вернулся из Гудаури, где отдыхал и катался на лыжах. А прямо в дверях его клуба «7 вершин» я сталкиваюсь с предпринимателем и банкиром Олегом Тиньковым, с которым, как я узнаю позже, Абрамов пару недель назад покорял на велосипедах Южный полюс. Абрамову интересно делать то, чего в России никто не делает: например, собирать экспедиции на Эверест и в Антарктиду. 

Песни у костра, лихие 90-е и сила телевидения

Александр Абрамов, один из отцов-основателей коммерческого альпинизма в России, «заболел» альпинизмом, еще будучи студентом первого курса МЭИ, где он учился на инженера-электрофизика. Он записался в секцию при институте — и началось: походы, девушки (а их в группе из двухсот человек было больше половины), песни под гитару у костра и истории про альпинистов, которые иногда срывались и погибали. Все это так захватило первокурсника, что он пообещал себе стать мастером спорта.

«Следующие 10 лет — с 17 и до 27 — я шел к своей цели, по полгода проводил в горах. Занятия, естественно, прогуливал. После каждого моего возвращения домой мама с надеждой спрашивала: “Все? Успокоился? Больше никуда не поедешь? Учиться ведь надо”. А я каждый раз с еще большим желанием рвался назад».

После окончания института в 1986 году Абрамов устроился инженером в НИИ, где, по собственному признанию, еле выдержал два года. Его манили горы. Абрамов пытался уволиться, но его не хотели отпускать: умный парень, соображает. Тогда он, никого не предупредив, уехал на две недели в Крым, лазить по скалам. А через две недели вернулся в Москву. «Я думал, что вот теперь меня точно уволят. Но мне сказали написать заявление на отпуск за свой счет и работать дальше». В это время на дворе была перестройка. Абрамов сделал хозрасчет для предприятия и за месяц заработал достаточно денег, чтобы минимум два года не работать и делать что хочется. Он сразу уехал в горы и через два года, в апреле 1991-го, стал мастером спорта СССР по альпинизму.

«Я поклялся себе: пока не стану чемпионом, не женюсь. Потому что многие сильные альпинисты после женитьбы переставали расти в профессиональном плане. И вот, став в 27 лет чемпионом, понял: сейчас или никогда. Я решил жениться на первой девушке, которую встречу в горах. Так и вышло. Своей первой жене я сделал предложение на второй день знакомства, и мы прожили вместе десять счастливых лет». В этом браке у Александра родился сын. Последние 18 лет альпинист женат на директоре клуба «7 вершин» Людмиле Коробешко. От второго брака у него дочь и сын. Все дети Абрамова продолжают его дело и жить не могут без гор. Например, его старший сын Денис едет с ним на Килиманджаро гидом-ассистентом.

Но вернемся в 1991 год. С карты мира исчез Советский Союз, а Абрамов, достигший успехов в спортивной карьере, остался без денег и работы. «Я не представлял, что делать. Но у меня есть принцип: не знаешь, что делать, — не делай ничего. Дождись какого-то знака, не дергайся. И через некоторое время раздался звонок: мне предложили попробоваться гидом в альпинистский клуб “Пилигрим”. А добираться туда от метро нужно было на 141-м автобусе. 141 — мое любимое число, сам не знаю почему. Я решил, что это знак». Так Абрамов и стал одним из первых российских гидов. Первым делом подтянул английский, поскольку в клуб приходило много иностранных туристов. Через три года набрался опыта и понял, что может самостоятельно организовать любую экспедицию. Его мечтой была самая высокая вершина Северной Америки — гора Мак-Кинли. Еще будучи ребенком, Абрамов читал взахлеб и перечитывал Джека Лондона, поэтому Аляска и стала его мечтой. Он уволился с работы и начал искать деньги на собственный проект.

Первым делом Абрамов отправился на телевидение, а точнее, на передачу «Пилигрим» Стаса Покровского и рассказал о своей задумке: хочу собрать экспедицию на Аляску, денег нет, кто со мной? После пятиминутного сюжета Абрамову написали около 40 человек. Стоимость экспедиции с перелетом и проживанием по самому минимуму была 1850 долларов с человека. В итоге в экспедицию собралось шесть человек, включая оператора, чтобы было что потом показать потенциальным спонсорам. По возвращении в Москву в аэропорту команду встречал молодой журналист c недавно стартовавшего телеканала НТВ, Кирилл Кикнадзе. По его совету Абрамов обратился в Мост-Банк (и телеканал, и этот банк основал предприниматель и медиамагнат Владимир Гусинский. — Прим. ред.), который профинансировал пять экспедиций. 

Изначально Абрамов планировал ездить везде сам и не искать местных гидов. Но клуб развивался, клиентов становилось все больше. Когда пятая за год группа пожелала взойти на Арарат, ни у кого из основателей клуба уже не было ни сил, ни интереса. Они начали привлекать к экспедициям местные компании и их гидов, что привело к масштабной экспансии: сейчас клуб «7 вершин» работает в 40 странах и ежегодно организовывает более 100 экспедиций.

Минимальная стоимость экспедиции без перелета — 25 тысяч рублей (скалы в Крыму), восхождение на Эльбрус — 50–70 тысяч рублей, экспедиции в соседние страны — Казахстан, Иран, Францию — 1–2 тысячи долларов, Килиманджаро — от 1500 до 3000 долларов, Антарктида — 45 000 долларов, поход на лыжах до Южного полюса — 65 тысяч долларов и, наконец, Эверест — 75 тысяч долларов. Самые дорогие программы клуб сохранил за собой, а с организацией более дешевых туров помогают местные компании.

Самый страшный клиент

Абрамову не нравится слово «клиент»: «Когда ты спишь с человеком в одной палатке, ешь с ним из одной миски, он для тебя не клиент, а участник экспедиции». Многие приходят в клуб, потому что Абрамов — единственный в России, кто давно и успешно организует экспедиции на Эверест. Но на самую высокую точку планеты так просто не попасть.

«Я не возьму в сложную экспедицию неподготовленного человека. Если ты хочешь на Эверест, вот тебе программа подготовки на 2–3 года. За это время ты должен покорить 5–6 определенных вершин. Мне не нужен труп наверху. Мы же не носим людей наверх, мы помогаем им взойти. Но опять же, если человек очень хочет, нет ничего невозможного».

В экспедиции с клубом ходят как российские, так и иностранные русскоязычные туристы (украинцы, поляки, прибалты). Среди тех, кто любит и ходит в горы, профессиональных спортсменов всего один процент.

«Вот чем отличается спортивный альпинизм от коммерческого? В спортивный альпинизм люди пришли учиться, они воспринимают тебя как учителя и готовы слушать. В коммерческие экспедиции обычно ходят влиятельные люди, чиновники, бизнесмены, руководить которыми бывает очень сложно. Они не всегда понимают, куда попали, — рассказывает Абрамов. — Но даже с требовательным бизнесменом можно договориться, объяснить, что погода плохая, и сегодня мы никуда не пойдем. А самые страшные люди для меня — бывшие спортсмены или те, кому поездку оплатили спонсоры. До них очень тяжело достучаться, ведь они считают, что обязаны подняться на вершину при любой погоде и в любом состоянии, даже если они заболели».

Место силы и горы как дом

Каждую весну на протяжении вот уже 17 лет Абрамов собирает вещи и улетает в Непал, к своей любимой вершине — Эвересту. Каждый раз он волнуется, что не соберет экспедицию, но каждый раз на самую высокую точку мира он ведет 10–15 человек. Он также с удовольствием возвращается к колыбели альпинизма — Монблану и к месту силы — высочайшему вулкану Охос-дель-Саладо в Чили. Ведь только в горах Абрамов чувствует себя как дома.

«Москва для меня — экстрим. Я должен идти в офис, работать. В горах я тоже работаю, но там другое, там мой дом. Можно сказать, что для меня Москва как дача».

В силу специфики альпинизма Абрамов не раз попадал в экстремальные ситуации. Например, несколько раз его чуть не замело в Антарктиде на массиве Винсона.

«В прошлом году я расслабился, краем уха услышал про плохую погоду, но не обратил внимания. Мы пошли в гору, тем более что были не единственной группой, вышедшей в этот день. В итоге мы попали в снежную бурю: представьте, температура –30 и ветер больше 100 км/ч. Палатки разорвало в клочья, только одна осталась. Мы забились в нее и по очереди держали полотнище, чтобы его не разорвало. К нам потом чехи попросились. Пустили. Сутки мы не спали. Потом вдруг все стихло — тишина и ясное небо. Еще сутки мы ремонтировали палатки».

На языке вертится вопрос: неужели не страшно? Как после такого вы продолжаете заниматься альпинизмом?

«Если ты заблудился  в лесу, это не значит, что в лес ты больше не пойдешь. Мнение большинства, что люди ходят в горы, чтобы погибнуть или что-нибудь себе сломать или отморозить, ошибочно. Альпинизмом занимаются люди, для которых горы — место для жизни, целеустремленные, с сильной волей, для которых нет ничего невозможного».

Абрамов признается, что в душе он так и остался спортсменом, поэтому любит ставить рекорды. Вот и этот год начался для него с проекта «7 вершин за 7 месяцев». До июля этого года он планирует подняться на все высочайшие вершины континентов и побить рекорд австралийца Стива Плейна, который сделал это за 117 дней, 6 часов и 50 минут (от вершины до вершины). Альпинист с группой уже побывал на массиве Винсона в Антарктиде, на вершине Аконкагуа в Южной Америке и только вернулся из экспедиции на Килиманджаро.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Израильский альпинист Надав Бен Йегуда не дошел до вершины Эвереста — и поэтому стал знаменитым на весь мир
В июле два российских альпиниста Александр Гуков и Сергей Глазунов решили покорить гору Латок-1 высотой 7145 метров в Пакистане, которая считается одной из самых неприступных в мире. 25 июля россияне попали в снежную бурю, один из них сорвался и погиб, а второй шесть дней провисел на скале в ожидании помощи. «Сноб» узнал, как проходила спасательная операция
«Сноб» поговорил с президентом клуба «7 вершин» о качествах, необходимых для занятий альпинизмом, и о том, почему в горах не нужен героизм