«Мы как маленькие старички».

Монологи взрослых детей о неслышащих родителях

Редакционный материал

В России проживает более 13 миллионов человек, страдающих нарушениями слуха. Их много, но они почти невидимы для общества. Они работают, занимаются творчеством, любят и воспитывают детей. Взрослые дочери слабослышащих родителей рассказали «Снобу», из-за чего их матери особенные и почему глухота не преграда в общении с ними

22 Март 2019 9:21

Забрать себе

«Несмотря на полную глухоту, моя мама “слышит” меня отлично даже на расстоянии»

Фото: личный архив

Светлана, 38 лет, Москва

Я сама слабослышащая, поэтому для меня неприятие родителей окружающими было всегда как-то по-особенному болезненно. Я читаю по губам и пользуюсь тем слухом, который частично остался после перенесенной в детстве болезни. Слуховой аппарат меня очень выручает в общении, с семьей разговариваем посредством языка жестов.

Мне никогда не было стыдно за моих неслышащих родителей, мне было стыдно за людей, которые теряли желание общаться с моими родителями из-за их глухоты. Часто приходилось сталкиваться с раздражением из-за барьера в общении, из-за стереотипов, что глухой — это необразованный, некультурный и прочее. В общественных местах встречались люди, передразнивающие неслышащих.

Мы не можем принимать участие в той сфере жизни, где люди общаются шепотом, где тихие звуки играют большую роль. Мы не можем услышать тех, кто считает, что нам надо напрячься, чтобы разобрать их речь, при этом они не стараются повышать громкость своего голоса и не улучшают артикуляцию. Мы не можем сломать барьеры в общении с теми, для кого глухой человек — недочеловек.

Я гордилась и горжусь своими родителями. Особенно тогда, когда вспоминаю, что они не слышат, но смогли достойно воспитать дочь. Они научили меня любить, уважать, прощать, быть честной. Наши отношения построены на любви. Глухота тут не имеет значения. Научиться любви можно и не имея слуха.

В нашей семье принято говорить о любви. Все интимные темы обсуждались без пристыжения. Неслышащим родителям бывает очень сложно в этом плане, их дети узнают необходимую им информацию от других взрослых или от сверстников, но у нас с этим не было проблем.

Несмотря на полную глухоту, моя мама «слышит» меня отлично даже на расстоянии. Я могу поделиться с ней своими мыслями, мнением и знаю, что буду услышана. Сегодня общаться стало значительно проще, спасибо прогрессу за это! Смартфоны облегчили и обогатили жизнь неслышащих. Видеозвонки стали важной частью нашего общения. Сегодня мы можем быть рядом не только ментально.

Мои родители особенные тем, что, не имея слуха, не потеряли умение любить, уважать, радоваться жизни, не сдаваться, прощать тех, кто не хочет с ними общаться из-за их глухоты.

Мой слышащий сын больше всех любит свою неслышащую бабушку. Он говорит, это потому, что она его любит сильнее всех.

Все мы люди, все мы разные, глухота скорее не портит человека, а доставляет неудобства в общении, но их при желании можно преодолеть.

«С помощью языка жестов разговаривать по душам очень сложно. Но она все понимала»

Фото: личный архив

Светлана, 45 лет, Брянск

Буду откровенна, хоть это и тяжело признавать: мне всегда, сколько себя помню, было стыдно, что у меня мама глухая. Другие дети никогда не могли понять, каково это, для них она была почти инопланетянкой. Сверстники всегда с насмешкой смотрели на нее, но издевательств не было. Я выросла в провинциальном городе, где у людей не самый высокий уровень толерантности, да и культуры в целом. Из-за этого нередко мы ловили косые взгляды и сталкивались с непониманием.

Когда все вокруг растут в обычных семьях, где с мамой можно обсудить все на свете, а ты никогда не сможешь раскрыться перед самым родным человеком — это тяжело.

Не раз я думала о том, что хотела родиться в другой семье: более обеспеченной, стабильной — и где можно каждый день слышать мамин голос. Но я была бы абсолютно другой. Я не жалею о своей судьбе, о детстве и о том, какой выросла. Ведь я сама мать, жена, пусть и не с самыми простыми воспоминаниями о детстве.

Когда я была ребенком, мне казалось, что меня любили меньше, ведь я выросла в большой семье, была старшей дочерью. Об этом думала постоянно.

Особенность моего воспитания в том, что я боюсь обращаться к кому-то за помощью, предпочитаю делать все самостоятельно. Я болезненно самостоятельна. Иногда мне кажется, что я заменяла мать в доме, была опорой для братьев, тем человеком, который решал все проблемы, кто слушал и помогал. В быту сложностей не было, отец много помогал, особенно в ведении хозяйства и денежном аспекте: он занимался покупками, нашим образованием.

Мама всегда была очень активной, они и с отцом познакомились из-за ее увлечения танцами, когда он, молодой художник-оформитель, впервые увидел ее в ДК для глухих и слабослышащих. Она очень редко бывала дома, все время кому-то помогала: кормила соседских кошек, убирала подъезды, решала проблемы подруг. Нам было привычно, что дома редко был горячий ужин. Наша мама никогда не была ленивой, но ее появления дома были стихийны, так что говорить о каком-то постоянном уходе за нами не приходилось. Нам всегда было ее мало.

Самый первый и, возможно, единственный интимный разговор, который состоялся у меня с матерью, был о том, что у меня будет ребенок. О самой сфере интимных отношений разговоров не было никогда. К сожалению, считаю, что в формировании моей личности мама не участвовала. Все приходилось узнавать самостоятельно, ведь разговаривать с ней о чем-то женском у меня не получилось. Мне кажется, мы никогда не разговаривали по-настоящему по душам. С помощью языка жестов это сделать очень сложно. Но она все понимала. Ее эмоции всегда были понятны, они компенсировали слова.

Особенность мамы в том, что, несмотря на ее инвалидность по слуху и немоту, она родила четырех детей, живет в браке с отцом своих детей, поддерживает домашний уют, всегда помогает людям, у нее очень много глухих и слабослышащих друзей. Она очень любит жизнь. Любит так, как недоступно многим.

«Она без слов поняла, что произошло. Ее безусловная поддержка мне тогда очень помогла»

Фото: личный архив

Наталья, 33 года, Москва

Когда всю жизнь живешь с особенностями родителей, перестаешь замечать, что что-то отличается от нормы, и ничего странного уже не видишь. Но, не буду скрывать, моментами было стыдно. Самый страшный вопрос: «Кем работают твои родители?» И на него нет простого ответа: врачом, юристом, учителем, да хотя бы менеджером. Приходилось объяснять, что родители не слышат и их возможности ограничены. При этом надо учитывать, что моя мама не слышит, но отлично говорит — ее учили по особой методике в Югославии. Поэтому, когда ее видели и слышали, ничего кроме легкого акцента, не было заметно. Да и она так быстро располагает к себе людей, что даже после одной встречи большинство еще годами ее вспоминает.

В нашей семье проявление чувств было очень важно. Помню, как мама в очередной раз была в Югославии на обучении. Мне тогда было 4–5 лет, и меня оставили у прабабушки с прадедушкой в Ногинске. Папа приехал меня навестить и привез цветные карандаши в такой советской прямоугольной коробочке. Казалось бы, ничего особенного, но для меня это так и осталось сильнейшим проявлением любви и заботы.

Мама всегда была со мной ласковой и открыто дарила свою любовь, не перекладывая на меня свои несбывшиеся мечты и нереализованные планы. Самое главное, чему научила, — это жить собственной жизнью, без оглядки на чужое мнение и с открытым сердцем.

Так как мама говорит и читает по губам, с ней всегда было просто. Папа не слышит и не говорит, поэтому с ним сложнее, мы как из разных вселенных. Но мы всегда были близки с ними. Самый интимный разговор с матерью состоялся не так давно, уже во взрослой жизни: три года назад, будучи на раннем сроке беременности, я отменила свадьбу. Мама была первым человеком, кому я об этом рассказала. Приехала к ней прямо из ресторана, где состоялся тот нелегкий разговор. Она без слов поняла, что произошло. Ее безусловная поддержка мне тогда очень помогла. Без нее я бы не справилась.

Мне кажется, мысли о том, чтобы родиться в другой семье, хотя бы однажды возникают в голове любого ребенка, вне зависимости от того, в какой семье он родился. Дети глухих как маленькие старички: ты слишком рано берешь на себя ответственность за родителя, отчасти становишься его ушами, стараешься оградить от излишнего негатива, ведь ему и так досталось по жизни. Иногда хотелось быть обычным ребенком: не пересказывать, кто что сказал, или не звонить по разным бытовым поручениям. Но это была бы совсем другая жизнь.

Подготовила Юлиана Качанова

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться

Читайте также

3 декабря, в Москве и 16 городах России прошли митинги за увеличение пособия по уходу за инвалидами. Светлана Штаркова, мать ребенка с инвалидностью, рассказала «Снобу» о положении опекунов «особенных» детей в России, пособии в 5 тысяч рублей и реабилитации
«Сноб» обсудил с психотерапевтом Анной Варгой, актрисой Эвелиной Бледанс, основателем фонда «Выход» Любовью Аркус и другими, почему россияне нетерпимы к людям с особенностями развития и как это изменить

Новости партнеров

Как найти внутренний ресурс, который поможет справиться с общественным осуждением?