Все новости
Редакционный материал

«Министры финансов». Жизнь Егора Гайдара

Банкир Михаил Алексеев и историк Александр Пачкалов посвятили свою книгу «Министры финансов» главным финансистам России, которые принимали судьбоносные решения в жизни страны. Авторы отвечают на главные вопросы: кем на самом деле были министры финансов, как им удалось стать важнейшими людьми в государстве и какой след они оставили после себя? «Сноб» публикует главу, посвященную Егору Тимуровичу Гайдару
30 марта 2019 12:26
Фото: Бахтиёр Абдуллаев/Wikipedia

Егор Тимурович Гайдар родился в известной семье. Прабабка — из костромского дворянского рода. Дед, Аркадий Гайдар, — советский писатель, участник Гражданской войны. Отец — военный журналист, контр-адмирал в отставке, многие годы проработал зарубежным корреспондентом газеты «Правда». Мать — дочь писателя П. П. Бажова.

Детство Гайдара проходило за границей. Сначала семья жила на Кубе. После Кубы отца Егора Тимуровича перевели в Югославию. По воспоминаниям Гайдара, с экономическими теориями он познакомился еще в школе. И уже тогда он почувствовал ошибочность ряда марксистских идей. Первые сомнения в правильности марксизма появились после изучения работ А. Смита и учебника по экономике П. Самуэльсона.

В Москву семья вернулась в 1964 году, здесь Гайдар окончил среднюю школу. Егор Тимурович окончил экономический факультет МГУ. Деканом экономического факультета в то время был Г. Х. Попов, позже ставший мэром Москвы и одним из теоретиков экономических реформ. По свидетельству Г. Х. Попова: «Гайдар был убежденным рыночником и искренне хотел, чтобы заработали законы рынка. Гайдар учился на факультете, где я был деканом. И я хорошо знаю, как формировалась его идеология. Он учился на отделении зарубежной экономики и специализировался по Чили. Мы освобождали время в учебной программе для зарубежников для изучения ими языка страны. И сокращали курсы по политэкономии, по истории экономических учений. В итоге те, кто изучал Швецию, знал «шведскую модель», а те, кто Чили, — шоковую модель Пиночета. Потом западные специалисты рекомендовали «шок» и для выхода из социализма. Отсюда его приверженность к монетаристской концепции и идее шокового перехода к рынку».

В 2010 году в совместной статье Г. Х. Попов и Ю. М. Лужков раскритиковали реформы Гайдара, отметив, что «реализация гайдаровских принципов организации экономики привела к тому, что мы отброшены на 35 лет назад, провалу в четыре раза потенциала экономического состояния».

После окончания учебы Гайдар работал научным сотрудником Всесоюзного научно-исследовательского института системных исследований (ВНИСИ). Основной сферой исследований в институте был сравнительный анализ экономических реформ стран соцлагеря. Вместе с Гайдаром работали П. Авен, О. Ананьин, В. Широнин и другие. По воспоминаниям Гайдара, в это время он пришел к убеждению, что без запуска рыночных механизмов «принципиальных проблем советской экономики не решить». Он считал, что до того, как «социалистическая экономика войдет в фазу саморазрушения», необходимы постепенные рыночные реформы.

Позже Гайдар работал научным, старшим и ведущим научным сотрудником Института экономики и прогнозирования научно-технического прогресса. Егор Тимурович также работал редактором отдела политической экономии и экономической политики журнала «Коммунист», на страницах которого появлялись полемические заметки и статьи, в которых он продвигал идею о необходимости реформ.

В 1980-е годы Гайдар начал тесно общаться с А. Б. Чубайсом, лидером ленинградской группы экономистов, предлагавшей рыночные реформы. По словам Гайдара, уже в 1988 году он сформулировал идею «неизбежного краха СССР».

По воспоминаниям Гайдара, в период перестройки он пытается «достучаться до Горбачева», донести свое мнение по «ключевым вопросам экономической политики» через академиков Станислава Шаталина, Александра Анчишкина.

С конца 1980-х годов Гайдар становится известен как экономист. В 1989–1990 годах он неоднократно встречался с Горбачевым на совещаниях, помогал в работе над различными документами. В 1990 году стал заведующим экономическим отделом газеты «Правда». Г. А. Явлинский приглашал Гайдара в Правительство РСФСР на должность министра труда, но Егор Тимурович отказался. В эти же годы Гайдар стал доктором экономических наук, защитил диссертацию по теме «Экономические реформы и иерархические структуры». В 1990–1991 годах Гайдар по предложению академика А. Г. Аганбегяна возглавлял Институт экономической политики Академии народного хозяйства СССР (ныне институт носит имя Е. Т. Гайдара). В 1991 году Гайдар выдвинул программу реформы экономики, нацеленной на приватизацию государственной собственности. В августе 1991 года Гайдар осудил выступление ГКЧП и после этого вышел из КПСС.

Назначению Гайдара в правительство способствовал государственный секретарь РСФСР Г. Э. Бурбулис. С ним Е. Т. Гайдар познакомился во время защиты Белого дома 20–21 августа 1991 года. По свидетельству современников, Бурбулис убедил Ельцина поручить Гайдару разработку экономических преобразований. Уже в сентябре 1991 года Гайдар возглавил группу экономистов, созданную Г. Э. Бурбулисом, при Госсовете РФ для разработки проекта экономических реформ. Ельцин вспоминал: «Гайдар ко времени нашего знакомства имел степень доктора экономических наук, возглавлял академический институт. У него было трое детей. И все это в тридцать с небольшим лет».

С ноября 1991 по март 1992 года Гайдар — заместитель председателя Правительства РСФСР по вопросам экономической политики. С марта по декабрь 1992 года — первый заместитель председателя Правительства Российской Федерации, а с июня по декабрь 1992 года — исполняющий обязанности председателя Правительства Российской Федерации.

С ноября 1991 по февраль 1992 года Гайдар являлся министром экономики и финансов, а после разделения министерства с февраля по апрель — министром финансов. Егор Тимурович как министр финансов себя никак не проявил. В историю он вошел в основном как вице-премьер и премьер-министр.

Почему Б. Н. Ельцин выбрал именно Гайдара? Этот вопрос в ту пору волновал многих. Ответ на него президент дает в своих мемуарах: «Почему я выбрал Гайдара? В отличие от многих других ключевых фигур, выбор главного экономического рулевого мне хотелось наконец совершить осмысленно, не торопясь, не оглядываясь на чужое мнение. Хотя, безусловно, чужое мнение было — Гайдару протежировал Бурбулис. Гайдар, как говорят в таких случаях, “его человек”».

Вместе с тем сам Гайдар, судя по его воспоминаниям, относился к Ельцину далеко не однозначно. Гайдар высказывался о том, что он довольно точно представлял сильные и слабые стороны личности президента: «У Ельцина сложный, противоречивый характер… Нередко возникало ощущение, что он допускает ошибку в том или ином политическом вопросе, не понимает последствий. Потом выяснялось — это мы сами не просчитываем на несколько ходов вперед. В принципиальных вопросах он гораздо больше доверяет политическому инстинкту, чем советникам. Иногда при этом принимает абсолютно правильное решение, но иногда и серьезно ошибается. Тут, как правило, виной настроение, которое довольно часто меняется и подводит его».

Руководство Министерством финансов Гайдаром связано с началом радикальных экономических реформ. В частности, началась либерализация цен и зарплат, приватизация. Зарождались рыночная налоговая система, свободный валютный рынок. В ходе проведения реформ Гайдар сталкивался с сильным противодействием в лице Верховного Совета, регионов, консервативной части аппарата правительства. Резким критиком Гайдара выступал вице-президент А. В. Руцкой, назвавший «команду реформаторов в правительстве Гайдара “мальчиками в розовых штанах”».

По словам Б. Н. Ельцина, «правительство Гайдара работало с первых дней в ужасающей моральной обстановке, когда удары сыпались один за другим, когда стоял непрерывный свист и гвалт в прессе и парламенте. Им не дали практически никакого разгона и хотя бы относительной свободы…».

Вместе с тем Ельцин считал, что «Гайдар не до конца понимал, что такое производство. И в частности — что такое металлургия, нефтегазовый комплекс, оборонка, легкая промышленность. Все его знания об этих отраслях носили главным образом теоретический характер».

Гайдару не удалось взять под контроль инфляцию, улучшить отношения со странами бывшего СССР. Во второй половине 1992 года позиция Гайдара ослабла, и в декабре он покинул свой пост. По словам Гайдара, его «отставка была частью компромисса ради проведения референдума по новой конституции страны».

Выйдя в отставку, Гайдар возглавил Институт экономических проблем переходного периода, стал консультантом президента РФ по вопросам экономической тематики, председателем Консультативного экспертного совета по проблемам экономической реформы.

С сентября 1993 по январь 1994 года Гайдар занимал пост первого заместителя председателя Совета министров (первый заместитель председателя Правительства Российской Федерации), заместителя B. C. Черномырдина. С сентября 1993 по январь 1994 года исполняет обязанности министра экономики Российской Федерации.

Отказ Съезда народных депутатов утвердить Гайдара в должности главы Совета министров стал одной из причин политического кризиса 1993 года. В конфликте между Б. Н. Ельциным и Верховным Советом Гайдар выступил в поддержку Ельцина. В ночь с 3 на 4 октября 1993 года Гайдар призвал по телевидению «москвичей, всех россиян, которым дороги демократия и свобода», собраться у здания Моссовета. От Моссовета собравшиеся разошлись, когда стало известно, что Ельцин приказал штурмовать Белый дом.

В 1993 году сторонники реформ, среди которых был и Гайдар, создали Всероссийское объединение избирателей в поддержку реформаторского курса президента и правительства — «Выбор России». Для участия представителей объединения в первых выборах в Государственную думу Федерального собрания РФ был создан исполком предвыборного блока «Выбор России», председателем которого стал Гайдар. Выборы для него и его коллег прошли удачно: они заняли второе место по партийным спискам. В Государственной думе I созыва Гайдар возглавил фракцию «Выбор России», а также вошел в Совет Государственной думы.

Фото: Алипина Паблишер

В январе 1994 года Гайдар подал Ельцину прошение об отставке из правительства, указав на невозможность пребывания в действующем правительстве: «Я не могу быть одновременно и в правительстве, и в оппозиции к нему. Я не могу отвечать за реформы, не имея возможности предотвращать действия, подобные тем, о которых здесь было сказано, не обладая необходимыми рычагами для последовательного проведения экономической политики, в правильности которой убежден».

В 1994 году Гайдар возглавил избирательное объединение «Демократический выбор России — Объединенные демократы» (позже «Демократический выбор России»). Однако в выборах 1995 года партия получила очень незначительную поддержку, и в состав Государственной думы II созыва Гайдар не прошел.

В начале кампании по выборам президента РФ в 1996 году Гайдар критиковал деятельность Ельцина и призвал его отказаться от выдвижения на второй срок. Гайдар агитировал за выдвижение на пост президента Немцова, однако в дальнейшем поддержал кандидатуру Ельцина. В 1997–1998 годах Гайдар не занимал никаких официальных должностей, тем не менее продолжал влиять на экономическую политику страны, и это влияние сохранялось и в 2000-е годы. М. М. Задорнов отмечал, что «люди плохо знали, насколько серьезным было влияние Егора Гайдара на принятие экономических решений в России. Даже в последнее время, когда он формально не занимал никаких постов». А. Л. Кудрин также отмечал незримое участие Гайдара в принятии принципиальных экономических вопросов. По его словам, «когда-то об этом, наверное, станет известно больше».

В 1999 году Гайдар стал одним из сопредседателей «Союза правых сил» (в состав вошла партия «Демократический выбор России»). С 1999 по 2003 год был депутатом Государственной думы, членом фракции и сопредседателем партии «Союза правых сил», заместителем председателя комитета по бюджету и налогам.

В 2000 году Гайдар настоял на том, чтобы партия поддержала В. В. Путина на президентских выборах. Выступал против дела ЮКОСа, так как, по его мнению, «более сильного хода, направленного на то, чтобы остановить экономический рост в России, давно не случалось».

В 2008 году незадолго до роспуска «Союза правых сил» Гайдар заявил о выходе из партии и нежелании участвовать в новых политических проектах. В конце жизни Гайдар критически оценивал происходившие изменения в экономике 2000-х годов: «Как вы думаете, что чувствуешь, когда тебе кажется, что ты уже вытащил свою страну из трясины, а потом видишь, как ее снова туда затягивает». Произошедшие изменения в 2000-е годы Гайдар оценивал так: «В России проблему разделения власти и собственности не удалось решить ни в девяностых годах, ни в двухтысячных. Сначала мы имели избыточное влияние крупных собственников, олигархию, затем власть начала избыточно влиять на экономику, причем не с точки зрения ее регулирования, а с точки зрения прямого вмешательства. И та и другая системы внутренне неустойчивы и не способствуют долгосрочным позитивным перспективам развития страны».

Гайдар — основатель и директор Института экономической политики. Автор более 100 публикаций по экономике (в том числе некоторые работы были подготовлены в соавторстве с А. Б. Чубайсом), нескольких монографий, посвященных экономической истории России и анализу процессов перехода от плановой экономики к рыночной, один из учредителей журнала «Вестник Европы (XXI век)». Основные монографии — «Экономические реформы и иерархические структуры», «Государство и эволюция», «Аномалии экономического роста», «Долгое время. Россия в мире. Очерки экономической истории», «Гибель империи», «Смуты и институты». Работы Гайдара изданы в собрании сочинений в 15 томах. Кроме научных работ, Егор Тимурович написал книгу воспоминаний «Дни поражений и побед».

Е. Т. Гайдар был профессором, академиком ВАСХНИЛ, профессором нескольких университетов (в том числе Калифорнийского университета). Некоторое время был председателем совета директоров компании «Билайн».

Отношение к Гайдару и его экономическим реформам в российском обществе очень противоречиво. Сторонники считают, что реформы 1992 года предотвратили гражданскую войну. По словам академика РАН А. Г. Аганбегяна, «с мужеством и геройством в самый трудный момент в истории страны, когда надвигался голод, распад новой России, на горизонте маячил социальный взрыв, — он возглавил работу по коренному реформированию нашей социально-экономической системы и в небывало короткий срок пребывания у власти сумел вместе со своими соратниками сделать, казалось бы, невозможное, в этих ужасных условиях перевести страну на рельсы рыночной экономики, предотвратить гиперинфляцию, голод, обеспечить выживание целого народа, сохранить единую Россию, не допустить возврата назад, к неэффективной экономической диктатуре. Егор Тимурович, безусловно, войдет в историю как один из великих реформаторов нашей огромной страны. Я убежден, что Егор Гайдар является самым крупным нашим ученым-экономистом, перед которым преклоняются не только многие научные работники нашей страны. Он имеет выс чайший авторитет среди ученых-экономистов в мире…».

По мнению А. В. Улюкаева: «Егор в каком-то смысле основал наше современное экономическое знание, тогда, еще в конце 80-х, когда не было современной науки, когда не было понимания законов экономического развития нашего общества и возможных перемен, он создал и само сообщество людей, которые этим занимались, и всех нас этим знанием зажег». А. Б. Чубайс отмечает, что, какую ни возьми подсистему действующей экономики страны — Налоговый кодекс, Таможенный кодекс, Бюджетный кодекс, техническое регулирование и т. д., — каждая из них либо от начала до конца прописана Гайдаром и его институтом, либо в значительной степени он участвовал в их разработке..

Положительно оценивали деятельность Е. Т. Гайдара В. В. Путин, Д. А. Медведев, М. М. Касьянов, Е. Г. Ясин, Б. Е. Немцов, А. Л. Кудрин, Я. И. Кузьминов и другие.

Ельцин в воспоминаниях отмечал, что он не считал «Гайдара доктором, который вылечил нашу экономику. Но и знахарем, который ее окончательно доконал, не считал тоже».

По словам государственного деятеля, предпринимателя П. О. Авена, «интеллект, принципиальность и интровертность — это, пожалуй, были его самые характерные качества. У него были личностные качества, которые способствовали тому, чтобы он стал лидером, но интровертность этому мешала».

Противники обвиняют Гайдара в многочисленных отрицательных последствиях реформ: от падения уровня жизни до сознательного разрушения экономики, в том числе гиперинфляции, обесценивания сбережений населения, спада производства, роста дифференциации доходов и т. д. Академик РАН Н. Н. Моисеев о том периоде говорит так: «“Эра Гайдара” — так бы я назвал тот ужас безвременья, невероятного пренебрежения к человеку, особенно к русской интеллигенции, которое началось после его прихода на пост первого министра. Только потомственные большевики могли действовать подобно: не понимая сути происходящего в стране, не просчитав последствий, поставить страну на грань выживания… Е. Т. Гайдар стал стремительно продвигать “шоковую терапию”. При этом он говорил о том, что цены возрастут в несколько раз… Я стал подозревать, что Е. Т. Гайдар просто ничего не считал. Как я теперь понимаю, он и не мог считать, ибо это делать он не умеет. <…> То, что сейчас происходит в стране, является продолжением системного кризиса… Была необходима длительная и очень постепенная трансформация общества. Потому-то я и говорил об уроках НЭПа, о системе синдикатов. Но гайдарообразные экономисты, коррумпированное чиновничество, криминалитет разного рода и клептоманы разных сортов стремились сделать все как можно быстрее. Наворовать, обогатиться и разрушать, разрушать…»

По словам А. Н. Илларионова: «Главным экономическим результатом деятельности гайдаровского правительства и самой большой угрозой для страны тогда была инфляция, державшаяся на уровне 25% в месяц. На рубеже 1992 и 1993 годов в течение двух недель в ежемесячном измерении она достигла уже 50% — Россия неумолимо приближалась к рубежу гиперинфляции».

А. И. Солженицын писал о Гайдаре: «Никогда не поставлю Гайдара рядом с Лениным, слишком не тот рост. Но в одном качестве они очень сходны: в том, как фанатик, влекомый только своей призрачной идеей, не ведающий государственной ответственности, уверенно берется за скальпель и многократно кромсает тело России. И даже шестилетие спустя по сегодняшнему самоуверенно ухмыльному лицу политика не видно смущения: как разорением сберегательных вкладов он сбросил в нищету десятки миллионов своих соотечественников (уничтожив основу того самого среднего класса, который и клялся создать). И что ж, с шестилетним опозданием поднимать разговоры о создании среднего класса… — с этого, с мелкого предпринимательства, и надо было начинать, а не растить ненасытных монополистов-магнатов». Также критически оценивали деятельность Гайдара Г. А. Зюганов, О. В. Дерипаска, Г. К. Каспаров, Р. И. Хасбулатов, С. Г. Кара-Мурза, Б. Ю. Кагарлицкий и другие.

Гайдар был награжден Международной Леонтьевской медалью. В 2010 году по инициативе А. Б. Чубайса был создан Фонд Гайдара для изучения и популяризации наследия Гайдара, реализации просветительских и образовательных программ. В 2011 году был организован проект «Архив Егора Гайдара» — электронная база документов, связанных с его деятельностью. Имя Гайдара присвоено Институту экономической политики и средней школе в Москве. Е. Т. Гайдару были поставлены несколько памятников в Москве. О деятельности Гайдара сняты документальные фильмы, он является героем нескольких художественных рассказов Б. Акунина и М. Веллера. Филолог Мариэтта Чудакова опубликовала биографию Гайдара для «смышленых людей от десяти до шестнадцати лет. А также для тех взрослых, которые захотят понять наконец то, что им не удалось понять до 16».

Люди, знавшие Гайдара, характеризовали его как начитанного и эрудированного интеллигента, сравнительно замкнутого. Сам Гайдар считал своим лучшим качеством флегматизм, а худшим — отсутствие красноречия.

Читайте также
Сергей Цехмистренко
Совет директоров АО «Роснано» рекомендовал на десять лет продлить полномочия своей управляющей компании. В переводе на русский — Анатолий Чубайс останется во главе компании на весь этот срок. Почему человек, которого чуть ли не каждый второй в России обвиняет в «ограблении страны» и прочих смертных грехах, пользуется таким доверием нынешней власти?
Дмитрий Орешкин
Почему о реформаторах 90-х вспоминают каждый раз, когда власти оказываются у разбитого корыта в результате собственных реформ
Полина Сурнина
Собравшиеся на вечере памяти Егора Гайдара, которому 19 марта исполнилось бы 54 года, говорили в первую очередь о его человеческих качествах