Top.Mail.Ru

И нарек человек имена всем скотам. Рассказ

Редакционный материал

Каждую неделю Илья Данишевский отбирает для «Сноба» самое интересное из актуальной литературы. Сегодня мы публикуем рассказ Евгения Бабушкина из межавторского сборника «Птичий рынок» (выходит в «Редакции Елены Шубиной»). «Птичий рынок» — новый сборник рассказов известных писателей, продолжающий традиции «Москва: место встречи» и «В Питере жить»: 37 авторов под одной обложкой

19 Апрель 2019 9:40

Забрать себе

Фото: pixabay

1

Бог сделал и это, и это, все это большое пространство, чтоб мы тут все сгорали от любви. А дьявол сделал, чтоб мы сидели по углам от ужаса. Дьявол сделал время. Оно на исходе. Но вы успеете. Это сказка на семь минут, и вам покажется, что она грустная, но я смеюсь, танцую и пою. Правда.

2

За городом было пусто, а дальше был сад: цвел, сох, гнил, замерзал и снова цвел. В саду был дом, пустой, с пустыми комнатами. Приехали хозяин и хозяйка, достали из приятных коробок любимые вещи, расставили по местам.

Лису сажали на пол, чтоб дверь не хлопала. Стоппер дверной приставной «Плутовка» — кожа, песок — одна штука. В доме каждый был при деле. Голова собаки — работала ручкой обувного рожка. Филин — кружкой. Он посматривал на Полкурицы и ныл напоказ.

— Обидно: хищник, а из тебя пиво.

—Ты ку-ку, мы разных видов, — говорила Полкурицы. Она работала крышкой кастрюли и была чугунная, а он стеклянный.

3

Глаза у хозяйки были как теплые пуговицы, грудь из упругого плюша. Хозяин был — ну, просто человек. На ужин он долго тыкал ножом продукты, садился во Льва, зажигал Пингвина и пил из Филина, а хозяйка — воду из безымянного бокала.

— Кормят себя, кормят. Поят, поят. Нет бы меня.

Так говорил Кот. Он часто притворялся вещью, но был из мяса и мясо ел, Кот был опасен, он мог разрушить что угодно.

Хозяева любили Кота, потому что вообще всё любили. Постоянно друг друга гладили и вещи тоже. Филина мыли особым составом для блеска. Даже Сом, туалетный ершик, не был обижен.

Не трогали только Лису, зачем ласкать и чистить стоппер. Она торчала между кухней и залом, пылилась, ругалась.

— За ничто нас держат. Работаем, где посадили. А сами живут по-настоящему. Ходят!

— И ты ходи, — говорили Тапки с мышиными ушами.

— Я не такая. Я в плену своих убогих функций. Боюсь, так будет всегда.

— Бойся лучше Кота, — говорили Тапки.

4

Хозяин садился в машину и ездил в город, видимо, работать. В машине пластмассовый родич Кота лупил воздух лапой на удачу, но ни с кем не общался, потому что его укачивало.

Без хозяина хозяйка все мыла и мыла Филина, переставляла Тапки и рассматривала снимки: цветные — из путешествий, черно-белые — изнутри ее головы.

Накинув Павлина, она выходила в сад, где в эту пору было все совсем живое. Среди сирени стоял Олень.

— Не понимаю. У меня вопрос. Зачем я тут?

— Похоже, ты садовая скульптура, — говорила Лиса.

— Это не ответ.

У вещей все связано, так что Лиса и Олень легко разговаривали сквозь стену. Говорят, одна разлученная пара Синичек-варежек флиртовала целую зиму, пока левая не истлела под дождем, а из правой не сделали милый мешочек для всякой ненужной дряни. А людям трудно быть вместе, даже когда они вплотную.

Хозяин приезжал, готовил, гладил хозяйку, та вздрагивала, а в общем все полулежала в кресле, переводя взгляд с вещи на вещь.

5

Все рты у вещей нарисованы, уши тоже. Друг друга они понимают, а людей не слышат. Но Кот был ни нашим ни вашим, кое-что знал про речь и хвастался.

— А что такое, если рты кружком?

— Это «О».

— Зачем оно?

— Для боли, бога и бом-бом.

— А если рты распахнуты?

— Это «А». Для барабана, рака, мака.

— А если они целуют воздух?

— Это «У». Для сумерек и если кто-то умер.

— Что значит умер?

— Дам по тебе хвостом, расколешься и будешь так. Это умер.

В легкие вечера хозяева акали, окали, ужинали, потом хозяин плакал, но это видел только Сом.

В трудные вечера хозяин метался и наливал что попало куда попало.

— Так я скоро останусь без работы, — говорила Полкурицы.

— Зато у меня карьерный рост, — говорил Филин.

— Да ты как был ку-ку, так и остался.

— Эй, народ, — говорил Олень. — У меня вопрос.

6

Однажды хозяйка упала обратно в кресло, закрыла глаза и разжала губы, и хозяин к ней как-то совсем неуклюже кинулся (хотите понять, как это увидели вещи, просто поставьте кино без звука). Другие люди

приехали довольно скоро и довольно осторожно забрали хозяйку, а он ушел следом.

Кот покричал для порядка и сел в центр.

— Куда ее?

— В больницу, куда.

— Что это?

— Там белое. Там отнимают кусок тебя. Я там был.

Вещи молчали.

— Ну все, — сказал Кот. — Теперь я главный.

И он противно завыл, но это была песня.

тебя пингвин я буду катать.

тебя лиса терзать

мните кота мните кота

глядите ему в глаза

а если меня недостаточно мять

тогда настанет грусть

тебя олень я буду хрясь

тебя полкурицы кусь

7

Никого долго не было. Кот насорил, унизил Тапки, разбил обычных кружек, но Филина не тронул, исхудал и не двигался, как вещь.

В саду все пело.

Хозяин вошел в дом как-то боком, будто у него отняли не часть, а всего его целиком.

Пнул, но случайно, Лису. Дверь двинулась. Взял водки, налил в Филина, выпил, посидел, заснул сидя.

8

Все наладилось и покрылось пылью. Хозяин никуда не ездил. Кот одичал и научился добывать еду в саду, каких-то, что ли, насекомых.

— Эй, Кот, — говорил Олень. — Есть одна тема.

— Мяу, — говорил Кот. — Мяу.

Однажды хозяин встал, прошелся по комнатам, закрыл, что закрывалось, взял Кота, засунул в сумку с дыркой, в другую сумку накидал вещей, но безымянных. Смел сумкой Филина с края стола, оглянулся на звук, чертыхнулся, вышел в сад, постоял там и ушел, уехал в город, видимо, работать.

От Филина осталось меньше половины, часть крыла, немного глаза.

— Как ты? — спросила Лиса.

— Помнишь, Лиса, они говорили о боли? Кажется, это боль.

9

Бог сделал и это, и это, все это большое пространство, чтоб мы тут все сгорали от любви. А дьявол сделал, чтоб мы сидели по углам от ужаса. Дьявол сделал время. Оно на исходе, сказка кончается. Я собрал ее из чего попало: чихнул от сирени — и вот сирень. Из мяса на завтрак, из найденной рукавицы, из тревоги, и если вам тоже тревожно, то вот вам сказка. А еще нам с женой подарили лису, просто песок подарили в лисьей форме, это стоппер дверной приставной, отлично бы смотрелся в летнем доме, в любом доме, но зачем нам лиса, если дома нет.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться

Читайте также

В своей новой книге британский писатель-фантаст меняет историю  войны с Третьим Рейхом. После взрыва С-бомбы боец сопротивления Тибо пытает покинуть Париж, но встречает американку Сэм, которая пытается запечатлеть последние дни Нового Парижа.Тибо помогает девушке и раскрывает тайные планы нацистов. «Сноб» публикует первую главу
Авторы, рассказы которых вошли в первый сборник «Будущее время», поставили перед собой задачу преодолеть жанровую закостенелость современной фантастики и сделать что-то по-настоящему новое, очертить границы научной фантастики XXI века. Мы публикуем рассказ Павла Шейнина

Новости партнеров

Летом прошлого года не стало Владимира Шарова, большого писателя, мыслителя, историка, который, возможно, ближе других подошел к пониманию загадочного русского пути. Сегодня, 7 апреля, в его день рождения режиссер Владимир Мирзоев посвятил другу мемуарный очерк