Top.Mail.Ru

Журнальный материал

Жизнь в искусстве. Отели, которым удалось стать почти музеями

Живописные полотна, скульптура и арт-объекты способны наполнить любое место новой аурой. И отельеры этим активно пользуются. Фокус в том, чтобы не перейти тонкую грань и не превратить пространство для жизни в музей

27 Май 2019 10:00

Пространство арт-галереи Le Royal Monceau Фото: Leroyalmonceau.com

Le Royal Monceau Raffles, Париж

Возможно, известный французский дизайнер Филипп Старк за последние годы слегка вышел в тираж, но когда в 2008 году ему предложили заняться реновацией легендарного отеля Le Royal Monceau в родном Париже, он дал волю таланту. До реновации Le Royal Monceau был типичным представителем унылой роскоши – с интерьером в пастельных тонах, с лепниной и канделябрами. Пригласив Старка, управляющая отелем компания Raffles решила пойти на отчаянный шаг: извести в декоре всю классику и дистанцироваться от стереотипов, благо в Париже хватает отелей с привычным французским шиком. Взамен в гостинице поселилась характерная эклектика в духе Старка – гремучая смесь из стилей и образов, каждый квадратный метр которой тянет изучать и разглядывать.

Классический отель Старк и товарищи превратили фактически в арт-объект. Историческая лестница и канделябры – немногое из того, что пощадил дизайнер, но и их он интерпретировал на свой лад: зашил стены по периметру лестницы в зеркала, отчего двадцать две хрустальные люстры Baccarat размножились до бесконечности. Игра с отражениями в Le Royal Monceau, очевидно, захватила Филиппа Старка, и помимо зон общего пользования он остеклил ванные комнаты в каждом номере так, что некоторые гости теряются в мириадах собственных отражений. Для натирки всех этих зеркал отелю пришлось завести отдельный штат горничных, но что поделаешь – искусство требует жертв.

Нестандартные планировки с кроватью посреди номера, за изголовьем которой прячется небольшая гостиная, замысловатая мебель, креативное освещение, игра паттернов и фактур – декор сам по себе получился произведением искусства, но арт-концепция развернулась еще шире. В отеле появились бутик с книгами по искусству и арт-сувенирами по цене от тридцатки до двадцати тысяч евро, собственная художественная галерея Art District и девушка по имени Жюли Эжен на первой в мире должности арт-консьержа. Для интересующихся искусством гостей она придумывает индивидуальную программу пребывания в Париже, назначает встречи с галеристами и арт-дилерами и водит экскурсии по оте­лю – в коллекции Le Royal Monceau больше трех сотен произведений искусства. Их для гостиницы подбирал известный куратор Эрве Микаэлов, он же привез в Le Royal Monceau целое стадо деревянных оленей Николая Полисского, собранных в инсталляцию в одном из холлов.

Художники и иллюстраторы, дизайнеры и скульпторы – помимо Старка к совершенствованию деталей привлекли с десяток специалистов. Когда в процессе реновации под штукатуркой обнаружили старинную монастырскую стену, ее оставили в первоначальном виде, дополнив лишь современными витражами. Когда решили, что зеркалам в холлах не хватает хулиганства, заказали английскому иллюстратору Стивену Смиту монохромные стикеры с забавными сюжетами и обклеили ими зеркала.

Как в фильмах великих режиссеров всегда находятся отсылки к работам коллег и предшественников, так и в декоре Старка хватает цитат. В номерах есть лампы по мотивам керамики Пабло Пикассо – с керамическим основанием, черной глазурью и позолотой. Старк использовал ту же глину, что и испанец, даже обжигал ее в той же печи. Над прикроватными тумбочками висят черновики и рисунки Жана Кокто, а на постельном белье вышит его профиль. Кокто частенько останавливался в отеле и чувствовал себя здесь как дома. Это чувство Филипп Старк поставил во главу угла при переделке отеля: эффектный и эксцентричный дизайн он наградил теплом и ощущением уюта. С новым интерьером и старыми, проверенными традициями гостеприимства Le Royal Monceau с легкостью получил статус Palace – высшую категорию во французском гостиничном бизнесе.

Baglioni Hotel Regina, Рим

Здесь когда-то жила королева Маргарита Савойская. После смерти короля Умберто I ей пришлось съехать из дворца и подумать о другом жилище. Строительство новой виллы затягивалось, и королева с ее двором обосновалась в отеле надолго. Надо сказать, ей тут так понравилось, что, когда наступило время переезда, она милостиво разрешила добавить к названию отеля слово Regina («Королева»). Отсюда дворцовый размах и шик главного салона, где и сейчас можно было бы снимать исторические, костюмные фильмы. Приходишь выпить кофе, а чувство такое, будто попал на съемочную площадку «Леопарда» или «Гибели богов»: полутьма, пунцовый атлас стен, позолота канделябров, старинные полотна в тяжелых рамах, столовое серебро, сохранившееся еще с королевских времен Савойской династии… Раньше здесь любили устраивать литературные и музыкальные вечера, выступали знаменитые певцы и поэты. В эпоху dolce vita 1950–1960-х годов отель стал одним из самых важных адресов в списках всех римских папарацци. Днем они черной стаей рыскали по Via Veneto в поисках новой жертвы-звезды, а вечерами непременно дежурили у парадного подъезда Baglioni Regina с ажурным навесом. Знали наверняка, что без улова не останутся. Сейчас, конечно, уже не те времена, но по уро­вню звездных имен отель по-прежнему держит планку

выше некуда. Особенной популярностью пользуется ресторан Brunello, где уже много лет царствует один из главных римских шефов Лучано Сарци Сартори. Чьи только автографы не найдешь в увесистом гостиничном фолианте, похожем на Библию Гутенберга: тут и Джордж Клуни, и Дженнифер Лопес, и Николь Кидман… Весь голливудский генералитет! Однако в Рим приезжают не только вкусно поесть, но и полюбоваться на вечную красоту. Такой шанс есть у постояльцев Roman Penthouse, расположенного на последнем этаже отеля, с террасы которого открывается захватывающая дух панорама на сады Боргезе (они совсем близко!) и Колизей (он сильно дальше, но тоже находится в пешей доступности). Вид, конечно, не сможет заменить походов по этим достопримечательностям, но наверняка станет прекрасным прологом к вашей встрече с вечным Римом.

Hotel Arts, Барселона

Он так и называется, «Отель искусств» – Hotel Arts. Потому что сам как произведение искусства. Его автор, знаменитый архитектор Брюс Грэм, выбрал место как раз напротив олимпийского порта в районе Villa Olimpica. Сталь, стекло и море. Такое чувство, что, когда переступаешь порог номера, попадаешь в каюту тихоокеанского лайнера. Даже чуть-чуть пошатывает, как при морской качке. Все-таки сорок четыре этажа – самое высокое здание Барселоны. Но от видов из окон не можешь оторваться. Синяя гладь обступает со всех сторон: поутру она освещена лучами восходящего солнца, вечером погружена в непроницаемую тьму, подсвеченную по краям мириадами огней набережной Барселонеты. Здесь жизнь, музыка, опьяняющие запахи даров моря, молодость мира, рассекающая на скейтах. И конечно, много первоклассного искусства. Достаточно сказать, что и сам отель, и ландшафтная зона вокруг со знаменитой скульптурой «Рыба» Фрэнка Гери, напоминающей своими очерта­ниями скелет гигантского дирижабля, давно входят в список обязательных достопримечательностей Барселоны.

Сюда приезжают туристы со всего мира специально, чтобы увидеть город-утопию, город-фантазию, город-мечту, выстроенный по проектам лучших архитекторов мира. Поселиться в Hotel Arts – это как получить место в VIP-ложе на архитектурном Gala. Тут где ни ступишь, ждут шедевры от Рема Колхаса, Захи Хадид, Херцога и де Мерона. Тут даже дышится иначе, чем в старом городе. И не только из-за близости моря, но очевидной близости человеческого гения, воплощенного в камне, стекле, граните, невесомых высотных конструкциях. Впрочем, менее любознательные любители прекрасного могут вполне ограничиваться коллекцией модных художников, в избытке представленных в интерьерах Hotel Arts. Она сама по себе тянет на музей современного искусства. Так что, не покидая отеля, можно совершить увлекательную экскурсию по творчеству каталонских мастеров, которая неминуемо завершится в одном из пяти ресторанов средиземноморской кухни в новаторской интерпретации легендарного обладателя двух звезд «Мишлен», шеф-повара Пако Переса. Вот где авангард сойдется с традицией, а модерн – с классикой! Высокая гастрономия, как и современное искусство, наверняка поменяют ваши представления о стране фламенко и хамона. Наигранными страстями в таверне, как и переперченной едой, пусть наслаждаются невзыскательные туристы. Не станем их разочаровывать! Hotel Arts – отель для гурманов, снобов и эстетов. Они много где побывали, много чего видели. Им подавай что-нибудь особенное, чего в их жизни еще не было. И когда после жаркого, душного центра Барселоны они попадают в кондиционированную прохладу, где со всех стен обильным водопадом, как в весеннем лесу, льется вода, а на солнце сияет ажурная чешуя «Рыбы», они понимают, что такого больше не увидишь нигде. Только в Hotel Arts! 

Hotel Arts — одна из высотных доминант Барселоны Фото: Hotelartsbarcelona.com

The Dolder Grand, Цюрих

У входа в самый грандиозный отель Цюриха стоит весьма неоднозначная скульптура. Мультяшную девочку-героиню орально ублажает рождественский заяц, и этот «милый» сюжет, отлитый из красного пластика, величиной в полтора человеческих роста, соседствует с дворцового вида зданием и панорамным видом на горы и город. Вы спросите, как так получилось? Ответ: Урс Шварценбах, швейцарский миллиардер, известный страстью к современному искусству, купил The Dolder Grand в 2001 году.

Отель уже сто лет считался эталоном гостеприимства, но в XXI век шагнул с привкусом нафталина – ему позарез была нужна реновация, и Урс Шварценбах поручил ее Норману Фостеру. Последний уже был всемирно известен: он спроектировал международный аэропорт в Гонконге, мост Миллениум в Лондоне, здание станции «Экспо» в Сингапуре, так что на предложение переделать какую-то гостиницу Норман Фостер сначала ответил отказом. Задача показалась ему мелкой и мало увлекательной. Тогда господин Шварценбах усадил Фостера в свой вертолет, и когда на холме над центром Цюриха показался The Dolder Grand с его шпилями, как из сказки, Фостер спросил: «Великолепное здание, что это?» «Это проект, от которого вы только что отказались», – с улыбкой произнес Шварценбах.

Норман Фостер переделывал The Dolder Grand четыре года. Он перенес центральный вход на противоположную сторону, откуда открывается потрясающий вид. Он снес пристройки, оставив лишь первоначальное здание. По бокам выстроил два новых крыла, изогнутых, как морская волна, и таких же прозрачных. Одну из башен по его желанию избавили от гнездившихся птиц, поселив в ней круглую гостиную двухэтажного президентского номера, самого дорогого во всем Цюрихе. Все номера оборудовали системой «умный дом» и напичкали техникой Bang & Olufsen, а все общедоступные пространства заполнили искусством, суммарная стоимость которого приравнивается к стоимости отеля. Масштабная коллекция современного искусства Шварценбаха частично переехала в The Dolder Grand, и постояльцы могут взять у консьержа так называемый арт-айпэд с гидом и гулять по отелю и вокруг него, разглядывая сотню с лишним скульптур и картин.

Кстати, сделать это могут и гости, не живущие в отеле. Благо поводов приехать в The Dolder Grand достаточно: тут и каток Dolder Kunsteisbahn, самый большой в Цюрихе, и The Dolder Spa с уникальным интерьером и панорамными окнами, и приманка для гурманов – The Restaurant с двумя звездами гида «Мишлен» и 19 из 20 возможных пунктов гастрономического справочника Gault & Millau. По воскресеньям же в уютном лобби-баре под звуки арфы подают дневной чай с этажеркой сэндвичей и пирожных.

С потолка на них смотрит роскошная роспись конца XIX столетия, а со стены – гигантское полотно Энди Уорхола за двадцать миллионов долларов.

Terre Blanche Hôtel Spa Golf Resort, Прованс

Сбежать в безмятежный Прованс – сценарий, не теряющий своей актуальности. Тем более что именно здесь находится нетипичный для старой Европы курорт Terre Blanche Hôtel Spa Golf Resort. Первое, что вызывает удивление, – территория отеля больше, чем размер Княжества Монако. По сути, это насто­ящий ботанический сад с аллеями из кипарисов, зарослями жасмина, лаванды, внутри которого искусно спрятаны виллы в традиционном средиземноморском стиле. Восхищает здесь не только ландшафтный дизайн, но и предметы современного искусства. На территории можно увидеть произведения Тони Крэгга, Линна Чедвика, Жана Дюбюффе, Миро и других современных скульпторов и художников, что сразу выбивает вас из традиционного для Прованса контекста. Благодаря этому неожиданному эффекту исследовать владение хочется бесконечно.

Второе – это поле, созданное знаменитым Дейвом Томасом и признанное в 2018-2019 го­­дах лучшим в континентальной Европе по версии Golf World UK. Гольф-клуб до сих пор важная часть курорта. Восемнадцать лунок расположено на двух площадках – Le Château и Le Riou, где плавные изгибы холмов, естественные водные преграды создают идеальные условия для гольфистов любого уровня. Хотя здесь часто тренируются именитые профессионалы, получить начальные навыки может любой, было бы желание.

Отдельных слов заслуживает, конечно, гастрономия. Кухня всех четырех ресторанов, в том числе мишленовского La Faventia, позволяет ощутить вкусы Прованса в самом изысканном прочтении. Главный здесь – Филипп Журден, награжденный титулом «Лучший мастер Франции». Журден следит за тем, чтобы в блюдах использовались преимущественно местные продукты: мед берет с пасеки Terre Blanche, а травы – с огорода отеля. В этом году к команде присоединился молодой Гаэтан Фьяр, чемпион мира по кондитерскому искусству, а значит, стоит ждать приятных сюрпризов от и без того невероятных десертов.

Искусство Body & Mind – еще одна важная составля­ющая отдыха. Спа-центр Terre Blanche, где следует восстановить силы после дня, проведенного за игрой в гольф, расположен на холме в окружении кипарисов и ароматных кустарников, так что сама дорога настраивает на особый лад. В перерывах между ритуалами можно поплавать в закрытом бассейне или зайти в парные банного комплекса, а после понежиться на открытом воздухе в джакузи.

Byblos Saint-Tropez, Сен-Тропе

Свой богемный шик отель приобрел с самого начала, когда ливанский миллиардер Проспер Гай Пара построил Byblos как воплощение своей безответной любви к Брижит Бардо. Брижит была верна тогдашнему мужу Роже Вадиму, зато полюбила проводить здесь время с друзьями – актерами и художниками. После того как Мик Джаггер и Бьянка Перес сыграли в Byblos свадьбу, отель прочно завоевал репутацию этакого пантеона. Журналисты десятилетиями устало перечисляют постоянно растущий список звезд и влиятельных людей, чьи имена связаны с миром Byblos. Самое главное здесь – атмосфера, которая неизбежно приобщает гостей к удивительному arte de vivre. Владельцы, семья Флуара, много лет продолжают дело, начатое Проспером Гай Пара, – декор номеров обновляют каждый год, изящно смешивая современность с антиквариатом. Тщательно следят за трендами, добавляя к основному образу основательные мазки. Так, в 2019 году открылся новый ресторан Cucinа Byblos, чью концепцию создавал Ален Дюкасс. Появился и собственный пляж, расположенный в десяти километрах от Сен-Тропе в Раматюэле.

Но основа неизменна. Экстерьер старательно копирует некогда бедную рыбацкую деревушку Сен-Тропе, только фасады выходят не на морской берег, а на небольшой бассейн и ресторан Le B, поневоле делая их метафизическим центром отдельной вселенной, в которой вечеринки десятилетиями длятся до рассвета и присоединяться к ним можно даже находясь на балконе своего номера. Совершенно непонятно, как владельцам отеля удается поддерживать этот кипучий ритм уже более полувека. Видимо, дело в очень четких правилах, которые притягивают в том числе самых статусных гостей: персонал делает все для клиента, но остается с ним на равных. Сотрудников отеля, которые здесь служат династиями, нельзя оскорблять, только за это можно попасть в черный список без надежды на возвращение. Из-за этого пострадали многие русские и арабские гости, успевшие познать силу быстрых денег, но не научившиеся уважению. Как известно, здесь могут с легкостью отказать в столике Тому Крузу просто потому, что бронировать столик в легендарном ночном клубе Les Caves du Roy надо заранее даже тому, кто находится на пике мировой славы. Возможно, именно эта политика и создает атмосферу, столь притягательную и для постоянных гостей, и для тех, кто переступил порог Byblos впервые.

Portrait Firenze, Флоренция

Когда-то Сальваторе Феррагамо, уже знаменитый среди голливудских актрис обувной мастер, вернулся в Италию и обосновался во Флоренции. Здесь он познал все секреты древнего кожевенного ремесла, отсюда началась его мировая слава. Теперь его сын Леонардо, отдавая дань великому отцу, решил продолжить семейную традицию гостеприимства, создав коллекцию отелей Lungarno Collection, два из которых под брендом Portrait входят в престижную ассоциацию The Leading Hotels of the World. Первая гостиница концепции Portrait была открыта в Риме, после настал черед столь важной для истории семьи Флоренции. Из окон резиденции Portrait Firenze открывается вид на реку Арно и мост ювелиров Понте-Веккьо. Леонардо Феррагамо не сторонник компромиссов, поэтому все номера здесь исключительно люксы. Аристократичность, уважение к моде и истории города – вот в чем секрет обаяния отеля. Холлы и номера украшают культовые фотографии золотого периода итальянской высокой моды. Со стен на гостей смотрят Мария Каллас, Франко Дзеффирелли, Софи Лорен, Элизабет Тейлор и Ричард Бартон, Роберто Капуччи и Симонетта Висконти. Это фотографическое путешествие стало возможным благодаря вкладу историка искусств Нины Скрети, которая много лет проработала сначала с Карлой Соццани, а затем в группе LVMH. Для того чтобы фон для фоторабот был идеальным, архитектор Микеле Бонан создал интерьер в классическом стиле, соединив матово-серый и сияющий серый (правильный оттенок искали из множества вариантов), горький шоколад, сталь и золото. Строгость смягчают ткани и элементы декора: лен, кашемир, кожа. Portrait Firenze стремится поразить гостей не только элегантной обстановкой и комфортными номерами, но и подарить уникальные впечатления. Помимо стандартного списка услуг сотрудники Lifestyle Team предлагают экскурсии в мастерскую Пампалони, в которой можно узнать тонкости работы с серебром, или к Фрателли Пиччини, где расскажут все об ювелирном искусстве. Скоро коллекцию Portrait дополнит третий отель – открытие планируется в 2020 году в Милане.

Автор интерьера — талантливый архитектор Микеле Бонан Фото: Lungarnocollection.com

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться

Читайте также

11 мая в Венеции открылась 58-я Биеннале искусств, и на полгода весь город, включая каналы, мосты, многочисленные церкви и палаццо, заполнится объектами и инсталляциями современных художников. Посмотреть и впитать в себя всё — задача как минимум на неделю. Но вот краткий гид, что можно (и важно) увидеть в первую очередь

Новости партнеров

В Москве состоялась презентация новой программы Зальцбургского фестиваля, который в этом году проводится девяносто девятый раз. Об одном из главных событий в музыкальной и художественной жизни мира рассказала «Снобу» президент фестиваля г-жа Хельга Рабль-Штадлер