Все новости
Редакционный материал

Лайон Спрэг де Камп и Флетчер Прэтт: Самый странный бар во вселенной. Фрагмент

Писатели Лайон Спрэг де Камп и Флетчер Прэтт рассказывают об ирландском пабе — баре Гавагана. В это странное место приходят ведьмы, драконы и оборотни, чтобы поделиться друг с другом своими историями. Книга «Самый странный бар во вселенной» недавно вышла на русском языке в издательстве «Эксмо». «Сноб» публикует первую главу
27 мая 2019 13:15
Фото: Nikola Jovanovic/Unsplash

Мистер Виллисон, познакомьтесь с мистером Алленом, — сказал доктор Бреннер. — Он инженер.

Виллисон пожал протянутую руку с несколько недовольным видом.

— Может, выпьем за знакомство? — спросил он. — Сделайте мне ржаное с водой, мистер Коэн. Мистер Аллен, вероятно, нам поможет. Витервокс пытается рассказать о четвертом измерении, о котором он прочитал в книге, а мы ничего не можем понять.

— Послушайте же, — провозгласил Витервокс. — Предположим, что я проведу линию вокруг моего стакана, вот так. — Он потянулся к стойке, провел пальцем по медной решетке, на которую мистер Коэн ставил пивные кружки, наполнив их из крана, и начертил влажную линию вокруг своего стакана с коктейлем. — Двухмерное существо не смогло бы преодолеть эту линию, не промокнув, но поскольку я существо трехмерное, то я могу. — Он продемонстрировал результат, глотнув мартини. — А если бы я был существом четырехмерным, то я смог бы преодолеть трехмерный барьер.

— Как в тот раз, когда мой брат Герман подбирал комбинацию замка, чтобы открыть сейф, — сказал мистер Гросс. — Ужасно сложно было: он как раз собирался жениться, а лицензия на брак лежала в сейфе.

Виллисон заметил:

— Но вы не четырехмерный. Никто никогда не видел четырехмерного человека. Да и двухмерного то- же, если на то пошло.

— Но Эйнштейн… — проговорил Витервокс.

— А Эйнштейн тут при чем? — спросил Виллисон.

— А его партнер, — продолжал тем временем Гросс, — настаивал, что они не должны вызывать одного из тех специалистов по вскрытию сейфов, потому что специалист проделал бы в этом сооружении дыру, а сейф стоил кучу денег. Но этот партнер, прежде чем войти в дело с моим братом Германом, выступал в опере под именем Фелитти, и он говорил, что может разбить стакан своим пением. Так почему бы ему, воспользовавшись силой голоса, не открыть сейф…

— Он утверждает, что четвертое измерение — это время, — сказал Витервокс.

Виллисон почувствовал, что проиграл. Когда мистер Аллен, инженер, поднял свой стакан «Роб Роя», как бы салютуя всем собравшимся, Виллисон спросил:

— Вы можете что-нибудь с этим поделать? — Он указал на Витервокса. — Ну, я не знаю, надо ли мне вмешиваться, — ответил Аллен. — Он совершенно прав — в определенном смысле. Все, что вы можете измерить, — в самом деле измерение. Вы можете назвать Время первым измерением, например, а сумму денег в моем кармане — вторым; в итоге вы узнаете, как долго я смогу здесь выпивать, не разорившись.

— Да я не об этом, — сказал Витервокс.

— Я тоже, — заметил Виллисон. — Мистер Витервокс сейчас говорил, что если бы мы смогли использовать четвертое измерение, то сумели бы посетить некие места и увидеть некие вещи — сейчас мы не можем побывать в тех местах и разглядеть эти вещи.

— О-о… — пробормотал Аллен, глотнув еще «Роб Роя», а затем осмотрел стакан, как будто ожидал обнаружить на дне рыбу. Потом он произнес: — В общем- то, совершенно верно, четвертое измерение — просто математическая концепция, и ее даже теоретически нельзя использовать так, как вы говорите. — Он нервно усмехнулся, потом одним глотком прикончил выпивку и подал знак мистеру Коэну. — Но у меня есть некоторые основания полагать, что трехмерные тела могут использовать четвертое измерение. Произошло кое-что занятное.

Гросс еще раз попытался досказать свою историю, но доктор Бреннер его утихомирил. Виллисон проговорил:

— Так вы хотите нас уверить, что можете использовать какую-то формулу… — Нет. Я — нет. И я просто надеюсь, что это было четвертое измерение. Поскольку, если это не так, кое- что происходит прямо… Давайте-ка я вам все расскажу, и вы сами ответите, можно ли отыскать какое-то объяснение.

Обложка книги Издательство: Эксмо

***

Примерно два года назад (сказал Аллен) я отправился на восток с миссией «Мостов мира». Мы прокладывали трубопровод на юге Ирана, там доходит до ста двадцати в тени — только тени там никакой нет. Наверное, все мы уже порядком устали, но у нас работал казначей по фамилии Минц, толстяк из Миннеаполиса, который страдал от жары сильнее прочих. Ну, однажды в субботу днем я пришел в контору и увидел, что он крепко повздорил со старым Хамидом Абади, начальником бригады из местных. Хамид хотел получить для своих людей деньги за неделю и утверждал, что он не получил их, как полагалось, в среду, когда у Минца был приступ дизентерии или какие-то желудочные колики, а Минц говорил, что большой босс, скорее всего, отдал рабочим зарплату, и Хамид просто пытается получить лишние деньги, чтобы потом сбежать.

Когда пришел я, их спор зашел уже слишком далеко. Минц совсем слетел с катушек, он позвонил в персидскую полицию и потребовал, чтобы Хамида задержали и допросили. На всякий случай, вдруг вы не знаете — персидские полицейские не отличаются вежливостью. Я не стал бы упрекать старого Хамида за то, что тот слегка побледнел, услышав такое, но он был всего лишь грязным старым вожаком толпы крестьян, а Минц представлял огромную корпорацию, так что полицейские собирались забрать Хамида. Тут вмешался я, предложив проверить бухгалтерские отчеты, чтобы выяснить, заплатили Хамиду или нет. Но сразу стало ясно, что документы заперты в личном сейфе нашего начальника, а он уехал куда-то в глубь страны и должен был вернуться не раньше вторника.

Что ж, я когда-то служил в армейской контрразведке, знаете ли, и когда проходил обучение, то на одном из занятий узнал, как взламывать сейфы. Полагаю, я уделял занятиям внимания ровно столько же, сколько все обычные студенты — и этого хватило, чтобы сдать экзамены. Но я в самом деле знал кое-что о взломе простых сейфов с реверсивными механизмами. Именно такой сейф и стоял в кабинете большого босса. В итоге я вышвырнул из офиса всех, кроме Минца — он сидел на стуле и что-то непрерывно бурчал, — и попытался справиться с сейфом. Я скоро осознал, что позабыл большую часть того, чему учился; на все у меня ушло больше двух часов. Эти два часа, должно быть, показались весьма тягостными Хамиду, который сидел снаружи вместе с персидским полицейским, только и ожидавшим, когда можно будет вырывать ногти и применять другие известные ему формы допроса. Но в конечном итоге дверь сейфа распахнулась без всякого воздействия из четвертого измерения на трехмерный объект.

Перевод А. Сорочана

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Журналист Дейв Каллен в своей книге «Колумбайн» вспоминает события 1999 года: двое вооруженных подростков напали на американскую школу. Их жертвами стали 12 учеников и учитель. Автор развеивает мифы о преступниках и жертвах. «Сноб» публикует одну из глав
У Дмитрия Быкова выходит книга «Сны и страхи». Истории, созданные автором, напоминают некоторые произведения Стивена Кинга. Мы публикуем первую главу
Каждую неделю Илья Данишевский отбирает для «Сноба» самое интересное из актуальной литературы. Сегодня мы публикуем рассказ Этгара Керета из сборника «Внезапно в дверь стучат». Мир Этгара Керета — абсурд и реальность, трагизм и комизм, чистая эмоция и чрезмерная рефлексия; иными словами, обычная жизнь