Top.Mail.Ru
Все новости

Редакционный материал

«Таксичная книга». Рассказы израильских таксистов о любви

В «Таксичной книге» (издательство «АСТ») под редакцией Александра Цыпкина — множество историй от различных авторов. Все это — диалоги с таксистами о русских женщинах, родине, о незамысловатых, но смешных инцидентах в машинах. «Сноб» публикует некоторые из них

23 Июнь 2019 8:30

Фото: Peter Kasprzyk/Unsplash

За неделю,проведенную в Израиле, раз ...дцать пользовался такси. Молчать я всю дорогу не мог, водители тоже. В итоге появилось несколько зарисовок, рассказанных тель-авивскими извозчиками. А кто знает жизнь лучше, чем они.

Не щемит

Спрашиваю:

— Давно здесь?

— Лет двадцать.

— Друзья не из России есть?

— Конечно, и не один, с армии много.

В Израиле все служат три года. Не служил — не человек.

— А женщины?

— Нет, только наши.

— Почему?

— Сейчас расскажу.

Еду по бульвару, голосует девушка. Останавливаюсь. Она маленькая, с ней огромный чемодан. Я его еле в багажник запихал. Спрашиваю, куда едем и почему плачем. Оказалось, нужно в аэропорт, а плачет, потому что ушла от мужика и возвращается в Россию.

В общем, история обычная. Приехала с подружкой в отпуск, познакомилась с местным. Хороший парень, умный, красивый, ответственный, полгода друг к другу летали, потом она к нему перебралась. Жили год, но он все замуж не звал. В конце концов она сказала, что так не может, нужно страну выбирать и вообще будущее. А он промолчал.

Ну девушка посидела день, поплакала, собрала чемодан и решила домой вернуться. Уходила, он молчал. Только спросил, уверена ли? Хоть бы слезу пустил. Никогда его плачущим не видела.

Привез я ее в аэропорт, привычно дал визитку. Она говорит: «Да вряд ли уже», — но взяла.

Поехал назад, вдруг звонок. Та пассажирка спрашивает, далеко ли я? Вернулся, щебечет, что парень ей прислал СМС с предложением выйти замуж. Снова гружу чертов чемодан, летим обратно. Она, конечно, уже счастливая. Болтаем о чем-то. Привез, вытащил чемодан, допер до квартиры. Господи, что она там везла?! Сел в машину. Звонок. Ну, думаю, поблагодарить хочет. Ан нет. Просит ее забрать. Я уже расслабился, уверен, что поедем за кольцом. Оказалось, еще раз чемодан тащить. Она опять в слезах, едем в аэропорт. Спрашиваю:

— Что случилось?!

— Да я зашла, а он плачет, говорит, жить не может без меня.

— А ты?

— А у меня не щемит.

— В смысле?!

— Когда родной человек плачет, щемить должно, а у меня не щемит. Не родной он мне оказался. Ничего не выйдет.

Водитель замолчал.

— Так, а почему с местными женщинами-то не получается? — вспомнил я начало разговора.

— Не щемит.

— У них?

— У меня.

Верующие

В аэропорту садится в машину пара из России. Муж лет пятидесяти, в дорогих очках, надетых на умные глаза, в деловом костюме, голова увенчана кипой. Всю дорогу молчит.

Жена,с лицом настолько славянским, что хочется петь«Калинку-малинку», наоборот, безостановочно болтает в основном о том, как она любит Израиль, иудейскую культуру и особенно религию. Вероятно, уверена, что всех русских встречают агенты Моссада. Рассказала, что едут на бар-мицву и, дескать, как жаль, что в России нет таких праздников… и опять про любовь к иудаизму.

Подъезжают к отелю. Вдруг жена чуть ли не хлопает в ладоши и тычет пальцем из окна.

— Миша! Посмотри, какой я чудесный отель выбрала, прямо рядом с синагогой, будем каждый день ходить!

— Света, ты можешь… ну… просто помолчать, а? — ласково и с нежностью попросил муж.

Палец Светы указывал на знаменитую мечеть.

Обложка книги Издательство: АСТ

Еврейский русский патриот

Узнав, что я из России, таксист поведал о планах посетить Москву в качестве туриста. Я, конечно, начал балалаить, что у нас зимой медведи ходят строем, плевок замерзает на лету, и лучше бы ему летом приехать, и то, если шубу купит, так как зеленая зима немногим лучше белой. В общем, заткнуться я не мог минут пять. Наконец, когда мой словесный поток иссяк, водитель рассказал, что уже двадцать пять лет каждые два-три года в декабре прилетает с женой в Москву, берет билет на поезд и едет в Новосибирск. Так что в холоде он разбирается.

Вставив назад челюсть, я спросил только: «ЗАЧЕМ». Оказалось, у него жена из Новосибирска. Они как-то давно повздорили о том, что он не знает, что такое холод, не выжил бы в России и именно поэтому не может понять жену.

В итоге из его «слабо» и желания понять жену образовалась семейная традиция.

Еще говорит, зимой в Новосибирске можно выпить залпом полбутылки водки и всем ясно — ты не алкоголик, а просто замерз. А водку он любит, но пьет ее только в России.

Спрашиваю:

— А жену-то поняли?

— Нет. Но мы всего тридцать лет вместе, может, попозже и пойму. Хотя, если честно, я не уверен, что надо.

Индульгенция

Конец двухтысячных. Тель-Авив, аэропорт. В такси садится прилетевший из России мужчина за сорок. Небольшой чемоданчик, хитрые живые глаза и спокойная улыбка богатого человека.

— Здорово, иммиграция. Ну что, бомбим? Я в хорошем смысле слова.

— Понемногу. Ну, так сказать, а какова цель вашего визита?

— В морду дать, а потом Иерусалим посмотреть. Святой город. А я тут покрестился недавно.

— А в морду кому?

— Есть тут у меня должник.

Оказалось, в девяностых этот гражданин обнаружил в себе непреодолимую тягу к иудаизму, а особенно к корзине абсорбции (подъемные от государства), и решил перебраться на вновь обретенную историческую родину. Уезжали вместе с другом, оба начали в те годы мошенническую деятельность в России и по привычке решили кое-что контрабандой вывезти в Израиль.

Вдаваться в детали пассажир не стал, но речь явно шла не об оружейном плутонии, а, скорее всего, о лишней валюте или украшениях. В общем, одного из двоих таможенники взяли. Кое-как удалось отскочить от уголовного дела, но иммиграция не состоялась.

— И вот, представляешь, через год наверное, узнаю я, что сдал меня тот дружок, еще накануне стуканув ментам. Может, и к лучшему, я раскрутился, бизнес поднял, весь мир объездил. А недавно дети мне показали сайт «Одноклассники», на котором я случайно своего товарища нашел. Почитал внимательно и понял: нужно ехать бить морду.

— Зачем? У него здесь все хорошо? Лучше, чем у вас? Отомстить хотите?

— Э-эх… Не понимаешь ты в жизни ни хрена. Плохо у него все. Работы толком нет, да и друзей тоже. В унынии человек пребывает, а это — самый главный грех. И я думаю, все потому, что тяжесть на душе — друга предал. А я сейчас приеду, рожу ему начищу, и он себя сразу простит. Я-то давно уже его простил. Может, в Россию уговорю вернуться, помогу чем смогу. Домой ему пора.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться

Читайте также

После аварии на Ильинке, когда водитель такси врезался в толпу прохожих, корреспондент «Сноба» разобрался, почему таксисты вынуждены ежедневно рисковать жизнью — собственной и своих пассажиров
В больших городах таксист давно стал привычной фигурой. Но есть и крайне необычные таксисты: они специализируются на перевозке животных, детей или правоверных мусульманок

Новости партнеров

«Сноб» поговорил с киберфилософами Джейсоном Милларом и Александром Мишурой