Top.Mail.Ru
Все новости

Редакционный материал

Глава ярославского отделения «Руси сидящей» Руслан Вахапов: СИЗО должны стать коммерческими

Начальник СИЗО №2, известного как «Бутырка», Сергей Телятников рассказал, что следственный изолятор переполнен. Сейчас в нем находятся около 2300 арестованных, притом что «Бутырка» рассчитана на 1847 человек. На нехватку мест в следственных изоляторах Москвы не раз обращали внимание правозащитники. «Сноб» обсудил заявление сотрудника ФСИН с главой ярославского отделения правозащитной организации «Русь сидящая», бывшим заключенным исправительной колонии №1 Ярославской области Русланом Вахаповым

12 Июль 2019 17:15

Бутырский следственный изолятор Фото: Максим Шеметов/ИТАР-ТАСС


Ɔ. Утверждается, что в «Бутырке» сейчас находятся почти 500 «лишних» арестантов. Представители «Руси сидящей», вы в том числе, нередко посещают московские СИЗО. Вы согласны с оценкой Телятникова?
 

Телятников назвал цифру, которую ему разрешили озвучить. Скорее всего, «лишних» заключенных гораздо больше. Правозащитники знают, что переполнены абсолютно все московские СИЗО. Проблема настолько острая, что после суда тех, кто ждет апелляцию и кассацию, перевозят в следственные изоляторы других регионов. В Тулу, Ярославль, Тамбов. 

Проблема в том, что в России очень плохо работают следственные органы: с делами, которые можно расследовать за два-три месяца, следователи тянут годами. Например, такая ситуация сейчас с бывшими сотрудниками Ярославского ФСИН, обвиняемыми в пытках: их держат в СИЗО уже год, хотя есть стопроцентные доказательства вины. С судами то же самое. Люди, обвиняемые в мелких кражах, даже те, кто уже признал свою вину, сидят в СИЗО по два года. Или вот Кокорин и Мамаев — разве они настолько серьезные преступники, чтобы держать их в «Бутырке»? Почему нельзя было отправить их под домашний арест, куда бы они делись? Но меру пресечения в виде домашнего ареста у нас в стране избирают очень редко.

В регионах СИЗО заполнены не так сильно, как в Москве. Во-первых, изоляторы там, если так можно сказать, более вместительные. Во-вторых, преступников меньше.


Ɔ. На этой неделе ФСИН и Совет по правам человека предложили не помещать в СИЗО беременных женщин, женщин с малолетними детьми и инвалидов I и II группы. Исключение — обвиняемые в тяжких и особо тяжких преступлениях. Много ли женщин и инвалидов в СИЗО и колониях?

В изоляторах и колониях в прошлом году находились более 1200 беременных женщин, а в домах ребенка при исправительных учреждениях — около 900 детей в возрасте до трех лет. Инвалидов гораздо больше: официально на сегодня в местах лишения свободы — почти 19 000 человек с ограниченными возможностями, в том числе 400 инвалидов I группы. Но, уверяю вас, ФСИН и эту статистику занижает. 

Фото: Личный архив Руслана Вахапова/Facebook


Ɔ. Разве суд не дает отсрочку отбывания наказания, если женщина беременна или у нее есть ребенок в возрасте до 14 лет? Судьи не считают инвалидность смягчающим фактором при вынесении приговора?
 

Вы слишком хорошего мнения о нашем государстве и судопроизводстве. Вот, например, содержится в СИЗО беременная женщина, обвиняемая по «наркотической» статье, которая просто употребляла запрещенные вещества. Она совершила преступление против себя и своего ребенка. Почему не дать ей отсрочку? Но нет — не дают таким отсрочку, и тем более условный срок. 

Сегодняшняя система исполнения наказаний в России не предназначена для содержания беременных женщин. Они не получают ни необходимого им питания, ни медицинской помощи. Во время родов женщин вывозят в ближайшие больницы с конвоем. Сразу после — отправляют обратно в колонию. А сколько из беременных и женщин с детьми сидят за убийство, то есть по тяжким и особо тяжким статьям? Большинство из них просто превысили самооборону, случайно убили мужей, которые их, например, избивали. Таких заключенных инициатива ФСИН и СПЧ не коснется вообще.


Ɔ. К инвалидам в СИЗО и колониях такое же отношение?

Я видел, как инвалидов помещали в штрафной изолятор, как их бил спецназ. Проблем у руководства колонии после этого не было. Были совсем вопиющие случаи, когда диабетикам и ВИЧ-инфицированным делали уколы одними и теми же многоразовыми шприцами. К счастью, таких инцидентов немного. В основном в колониях после любого укола иголка выбрасывается в одно ведро, шприц разбирается на две части и выбрасывается в другое. Сотрудники следят, чтобы иголки и шприцы не попадали в руки заключенных, ведь многие из них — хронические наркоманы. Мне повезло, в моей колонии работали врачи, которые откачивали наркоманов, вправляли челюсти после драки. Но это всё рядовые сотрудники, а вот руководство колонии — уже негодяи, они воруют таблетки и так далее. 


Ɔ. Еще одна идея руководства ФСИН и СПЧ — предоставить право начальникам переполненных СИЗО отказывать в приеме новых арестантов. Это действенная мера?

Если у нас в Ярославле всего один СИЗО, то куда деть арестованного? Можно, конечно, отправить его в другой регион, и сейчас ФСИН делает все, чтобы ей выделили больше денег на логистику. Правда, в этом случае по России на деньги налогоплательщиков туда-сюда будут ездить автозаки или целые вагоны с подследственными. 

На мой взгляд, решение проблемы — передача некоторых задач и обязанностей ФСИН коммерческим структурам. СИЗО и колонии должны стать коммерческими. Сейчас огромные средства выделяются на обеспечение изоляции, но они тратятся максимально безграмотно, разворовываются. Если обязанности ФСИН хотя бы частично возложат на коммерческие организации, государство сможет их постоянно контролировать, у прокуратуры для этого есть все возможности.

Беседовал Никита Павлюк-Павлюченко

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Во время заключения Владимир Переверзин, отсидевший 7 лет по делу ЮКОСа, нелегально вел записи о жизни в неволе. «Сноб» публикует седьмой рассказ — про то, как происходит этапирование заключенных
Почему в российских колониях пытают и как обществу с этим бороться

Новости партнеров

Генератор абсурда не останавливается, а лишь набирает обороты, превращая действительность в бесконечный набор смешных и чудовищных казусов, оказаться в эпицентре которого поэт может только мечтать. Но мне этого мало