Top.Mail.Ru

Редакционный материал

Урбанист Стивен Грэм: Сегодня высотки — это пространство роскоши

В Зарядье прошел Московский урбанистический форум. Одним из его спикеров стал британский исследователь, автор книги «Вертикаль: город от спутников до бункеров» Стивен Грэм. Он рассказал «Снобу», как развиваются многоуровневые города и какие из них можно считать образцовыми

18 Июль 2019 9:15

Фото: Пресс-служба


Ɔ. Несколько лет назад вы написали книгу «Вертикаль. Город от спутников до бункеров». Расскажите, что вы понимаете под вертикализацией городов?

Вертикальный город — это просто способ думать о больших городах, в которых мы живем: о том, как они меняются и растут. Сегодня мы становимся городской планетой с перспективой сверху вниз, при этом более традиционный взгляд рассматривает города как плоские пространства на картах. При этом исследователи рассуждают о социальных явлениях примерно так: в одном районе процветает бедность, а в другом живут богатые люди. По сути они создают горизонтальную модель неравенства. Но я думаю, что неравенство следует рассматривать и в вертикальной перспективе. Например, мы знаем, что в перенаселенных городах состоятельные жители стремятся жить в высотных зданиях с шикарным видом, свежим воздухом и массой развлечений прямо на верхних этажах. В этом нет ничего нового. Еще в Древнем Риме жилые кварталы были разделены по высоте. Но в отличие от сегодняшних пентхаусов на самом верху обычно жили бедные горожане. А теперь высотки в основном выстраиваются интересами элит, то есть в небе создается пространство роскоши. 


Ɔ. Подземелье теперь — удел бедных?

Подземные пространства крайне важны для города — они создают инфраструктуру: например, метрополитен. При этом они часто становятся предметом политических конфликтов — доступ к ним пытаются получить разные социальные группы. Бедные люди, которые испытывают недостаток во влиянии и власти, предпочитают жить под землей. Там они чувствуют себя в безопасности. А еще именно в подвалах часто рождаются восстания. Помните «Отверженных» Виктора Гюго? Этот роман — классический пример того, как это работает.


Ɔ. Можете ли вы привести примеры многоуровневых городов?

Главный вертикальный город в мире сегодня — это, бесспорно, Гонконг. Архитекторы даже говорят, что там больше нет земли как основания — настолько в нем много уровней. В Гонконге масса лифтов и эскалаторов, транспортных систем, небоскребов и подземных ходов — из-за этого возникает ощущение, что земля находится в воздухе. В Азии есть и другие вертикальные города. Появляются они и в Северной Америке и Европе. Это общий тренд. 

Фото: Пресс-служба


Ɔ. Каким образом вертикализация городов влияет на нашу жизнь и психологическое состояние?

Это большой вопрос. Хочу сразу оговориться, что я не против вертикальных городов. Они могут быть отлично спроектированы, грамотно управляемы и удобны для жизни — особенно там, где площадь земли для строительства сильно ограничена. Но сегодня во многих городах процветает неравенство, и крохотный класс очень богатых людей застраивает города так, как им заблагорассудится, не заботясь об интересах остальных горожан. Я думаю, что мы должны переосмыслить идею многоуровневых городов и сделать социальную иерархию менее ярко выраженной. Например, Сингапур занимает маленькую площадь. Чтобы решить проблему нехватки земли, власти стали строить качественное государственное жилье. Сегодня в нем живет большая часть жителей. Оно хорошо спроектировано и доступно, а заодно дает доступ ко многим государственным сервисам и общественным пространствам, расположенным на разных уровнях.

Вообще, у вертикальных городов может быть много преимуществ. В небоскребах может одновременно располагаться жилье, рабочие места, городские службы и вся необходимая инфраструктура, то есть они потенциально более функциональны и устойчивы. Кроме того, вертикализация может принести финансовые выгоды властям — так они смогут удерживать большую часть населения в центре города, не давая ему расползаться к краям. 


Ɔ. А какие есть риски?

В научной фантастике есть любопытная традиция: небоскребы часто ассоциируются с угрозой. Вспомните «Бегущего по лезвию» Ридли Скотта или «Метрополис» Фрица Ланга. В последнем мы видим город будущего, разделенный на две части: наверху располагаются богатые кварталы и сады развлечений, а под землей живут рабочие — при этом внизу страшный Молох пожирает людей. Понятно, что эти образы явно преувеличены, но в целом действительно вертикальные города часто кажутся ужасающими и опасными. И иногда это небеспочвенно. Стоит вспомнить хотя бы страшный пожар на одной из станций в лондонском метро — тогда из-за очень плохого городского управления возникли серьезные проблемы с безопасностью, которые закончились трагедией. Но не стоит рассматривать вертикализацию городов как антиутопию. Просто важно, чтобы мегаполисы были творчески спроектированы и грамотно управлялись — тогда они будут куда более подходящими для жизни разных слоев населения. 

Фото: Пресс-служба


Ɔ. У вас есть какие-то рекомендации для политиков и градостроителей, как лучше проектировать города?

Сегодня небоскребы становятся доминирующей моделью: они строятся, дабы удовлетворить интересы элит и дать им возможность заработать еще больше богатств. Вы знаете примеры таких высоток. Скажем, самое высокое здание в мире Бурдж-Халифа в Дубае, внутри которого располагаются отели, апартаменты, офисные и торговые центры. С одной стороны, это символ города, а с другой — владельцы этого здания, очевидно, одержимы коммерческими интересами. Я скептически отношусь к такой модели городского строительства. Подобные здания, как правило, строят из тщеславия — я не думаю, что они выдержат испытание временем. Я думаю, что в тех городах, где жилищный кризис все время усугубляется, нужно исходить из более социальных целей, городское планирование должно стать более осознанным. Например, важно учитывать интересы всех групп населения — это нужно в том числе для того, чтобы сделать экономику более успешной. 


Ɔ. Каким вы представляете идеальный город будущего?

Развитие городов интересно рассматривать ретроспективно. Научная фантастика — по-настоящему увлекательный способ изучения того, как в прошлом представляли будущее. Очевидно, что она влияет на современных архитекторов. Например, автор проекта башни Бурдж-Халифа Эдриан Смит говорит, что на него очень повлияла сказка «Волшебник из страны Оз» — вдохновившись Изумрудным городом, он придумал кристаллический силуэт небоскреба. 

Вообще я думаю, что идеальных городов не бывает. Их развитие стоит воспринимать как бесконечный процесс, а не как действие, которое можно завершить. И этот процесс всегда будет предполагать сопротивление возникающим проблемам. На мой взгляд, сегодня, проектируя города, мы должны думать о том, как это поможет нам справиться с изменением климата, энергетическим кризисом и социальным неравенством.

Беседовала Маргарита Шило

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться