Все новости

Фото: Philippe Beliveau/Unsplash

123.jpg

Фото: Philippe Beliveau/Unsplash

Татьяна Рыжкова:

Как новые жилые кварталы формируют городское пространство

Партнерский материал
Каждый новый объект, будь то крошечный памятник или масштабное здание, меняет пространство вокруг, да и само восприятие города. Что объединяет новые архитектурные проекты, кому нужна урбанистика в России и как архитекторы примирили город и природу — рассказывает журналист и исследователь культуры Татьяна Рыжкова
14 апреля 2021 13:25

В современной мировой архитектуре можно выделить несколько актуальных глобальных тенденций.

 

Простота. Скандинавские дизайнеры первыми поняли, что с помощью простых форм и оттенков можно выразить гораздо больше — в отличие от пышных узоров и лепнины. Лаконичные фасады домов, лишенные вычурных украшений, никогда не устаревают. Они, по сути, находятся вне времени. Подобные постройки вписываются в любой окружающий ландшафт — городской или природный. А еще их, очевидно, гораздо проще реставрировать, чем здания с кариатидами и атлантами. Лидером конструктивного минимализма сегодня является испанская студия Fran Silvestre Arquitectos, которая базируется в Валенсии.

Аутентичность. Зачем строить новодел, если можно отреставрировать, вернуть первозданный вид или преобразить здания с историей, которые уже вписаны в окружающую среду? Этот принцип касается как больших городов, так и маленьких провинциальных. Примерами такого подхода в архитектуре являются сквот-музей «Метрополис» в Риме, бизнес-квартал «Арма» в Москве, музей-лаборатория «Шелковая фабрика» в Коломне, проект Kanaal бельгийского архитектора Акселя Вервордта, в рамках которого из старой фабрики сделали жилое помещение и бизнес-кластер.

Простор. Больше воздуха и света — дизайнеры стараются дать горожанам ощущение свободного пространства. За счет легких форм, панорамных окон, перегородок в пол и стеклянных дверей. Выразительные примеры можно найти среди проектов японской фирмы SANAA.

Выбор материалов на века. Бетон, сталь, стекло, дерево — фавориты ведущих архитектурных бюро мира. Эти материалы или не подвержены влиянию времени, или стареют очень красиво, только добавляя внешнему облику задания солидности.

Фото: 贝莉儿 DANIST/Unsplash

Сотрудничество с природой

В современных мегаполисах из стекла и бетона, где идет борьба за каждый свободный квадратный метр, архитекторы стараются сохранить старые и возвести новые зеленые зоны — парки и насаждения рядом с жилыми кварталами. Идея проектов новых жилых комплексов в том, чтобы не противопоставлять их природе, а интегрировать их в нее.

Парки эпохи классицизма, разлинованные и подстриженные по линейке, были символом борьбы человека с природой и ознаменовали мнимую победу над ней. Например, такова подмосковная усадьба «Архангельское». Английские «пейзажные» парки эпохи романтизма стали прямой противоположностью классическому ландшафтному дизайну. Особенность романтических садов заключалась в особенной меланхоличности и создании искусственной заброшенности парка. Так, заросшие дикими растениями тенистые гроты можно встретить, например, в Царском Селе под Санкт-Петербургом.

Современные парки ориентированы скорее на восточное понимание освоенного человеком зеленого ландшафта, чем на западное. Понятие «парк» сегодня связывают с именем японского дизайнера Шунмио Масуно. Этот человек превратил возделывание сада в философию. Пространство парка — обитель для сознания, место внутреннего диалога. Это не дополнение к архитектуре, а ее полноценный компонент. Создатель современного городского парка всегда выступает как соавтор природы. Он выстраивает комплексную композицию, где парк кажется частью природной и жилой сферы. Целью ландшафтного дизайнера является сохранение уже существующих рядом со стройкой зеленых насаждений.

Фото: Alexandra Mitache/Unsplash

Российская действительность и кварталы нулевых

В России, где все-таки есть своя архитектурная традиция, мировые тенденции воплощаются достаточно своеобразно. Первые современные кварталы были призваны создавать именно ощущение проживания в Европе или Америке. Если говорить о благоустройстве наших городов в 90-е или нулевые, то это был синтез советского «бердшит» и неистовой любви к памятникам. Под «бердшит» имеется в виду концепция, когда сверху, с высоты птичьего полета все выглядит красиво, а удобно ли это все — не очень ясно. Понятно, что пешеходные зоны тоже появлялись, но ситуативно. Основным украшением города, точкой внимания были массивные монументы.

Ситуация изменилась, когда на российский рынок пришли европейские дизайнерские бюро. Они популяризировали комплексный подход к пространству, открытость, квартиры-студии. В общем, все то, что популярно уже сегодня. Капиталистический романтизм сменяется метамодерном или неомодернизмом. Последний вообще уходит от заигрывания со смыслами в сторону архитектуры Европы. Стоит сказать, что новые пространства нельзя назвать однозначно европейскими или американскими. Да, в 2010-х появляются аккуратные коробочки-здания без изысков капиталистического романтизма типа колонн, козырьков и прочего. Но важно также помнить, что российские креаторы учитывают строгие СНИПы — строительные нормы и правила. Поэтому говорить о том, что в Россию в XXI веке внезапно пришла европейская архитектура и все поменяла, нельзя.

Тенденции русской архитектуры зависят в первую очередь от экономической ситуации в стране. Сравните Москву с Псковом, Воронежем, Смоленском. Сегодня высокая урбанистика все-таки возможна только в столице. Москва имеет необходимый бюджет, чтобы предлагать реализацию европейских трендов в условиях России. Архитектурные новшества всегда отражают финансовое состояние города. И конечно, важен социальный фактор. Потребность в комфортной городской среде не базовая для человека. Только сытое и образованное общество задумывается над таким явлением, как урбанистика. 

Новые пространства — будущие традиции 

Тем не менее в России появляются проекты, которые создаются в соответствии с европейскими трендами в архитектуре и урбанистике. Одним из таких московских проектов является ЖК «Событие» в Раменках от компании «Донстрой». Внешнее пространство жилого комплекса отстраивалось от доминирующей идеи — сохранить окружающую среду. Вдоль реки Раменка расположен современный парк «Событие» площадью 24 гектара — с мостами, ровными дорожками и прудами, вписанными в строгие геометрические формы. Проектировкой и дизайном местного парка и набережной занималась компания Wowhaus, которая реконструировала Парк Горького, Крымскую набережную, ВДНХ, Останкинский парк.

Дизайн-код жилого комплекса «Событие» разработали топовые архитектурные британские агентства LDA Design и UHA London. Поэтому неудивительно, что минималистичные фасады домов выполнены в натуральных спокойных тонах. Экстерьер и интерьер проекта неразрывно связаны — внутри тоже нет ничего лишнего.

Новые городские пространства просто обязаны быть не только многофункциональными, но и комфортными. Помимо собственного парка «Событие», здесь предусмотрены школы, детские сады, торговые центры, супермаркеты, фитнес-центры, кафе и рестораны. Удобная транспортная доступность позволит жителям менее чем за полчаса добраться до центра города, а пешая прогулка до станций метро «Мичуринский проспект» и «Аминьевская» займет всего восемь минут.

В будущем мы увидим, как город в очередной раз меняется и современные архитектурные решения становятся классикой. Что придет им на смену — пока загадка даже для урбанистики. Но то, что жилые комплексы уже сегодня играют весомую роль в изменении облика города, — бесспорно.

Больше текстов о политике и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект “Сноб” — Общество». Присоединяйтесь

Вам может быть интересно: 

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Что общего у Норильска с Копенгагеном и как должны выглядеть города будущего, рассказывает канадский урбанист, автор концепции «8 80 Cities» Гил Пеньялоса и участник шестого форума социальных технологий «Город — это мы!»
В Зарядье прошел Московский урбанистический форум. Одним из его спикеров стал британский исследователь, автор книги «Вертикаль: город от спутников до бункеров» Стивен Грэм. Он рассказал «Снобу», как развиваются многоуровневые города и какие из них можно считать образцовыми
О том, как архитектура помогает решать проблемы беженцев и мигрантов, «Сноб» поговорил с основателями некоммерческого архитектурного бюро CatalyticAction Джоаной Дабаж и Рикардо Лука Конти

«Мнения» на «Снобе»

Ежемесячно «Сноб» читают три миллиона человек. Мы убеждены: многие из наших читателей обладают уникальными знаниями и готовы поделиться необычным взглядом на мир. Поэтому мы открыли раздел «Мнения». В нем мы публикуем не только материалы наших постоянных авторов и участников проекта, но и тексты наших читателей.
Присылайте их на opinion@snob.ru.