Все новости

Редакционный материал

Евгений Осташевский: Пират, который не знает значения пи

Каждую неделю Илья Данишевский отбирает для «Сноба» самое интересное из актуальной литературы. Сегодня мы публикуем тексты Евгения Осташевского, встреча с которым пройдет 1 и 2 октября в Центре Вознесенского в рамках проекта COLTA.RU и PEN America «Written in the USA / Написано в Америке». Проект призван познакомить русскоязычного читателя с непереведенными на русский значимыми писателями Америки

27 Сентябрь 2019 12:28

Фото: Andrew Pons/Unsplash

Переводы работы участников семинара Your Language My Ear, 
организованного в Пенсильванском университете 
проф. Кевином Платтом.

Это быль о пирате и его 
попугае, типа баллада 
про Бонни и Клайда,
но те были более уловимы, 
менее уязвимы.
В тот день когда они встретились
пират еще не был пиратом,
хотя уже собирался
стать им, когда вырастет, 
и даже собрал внушительную
частную коллекцию пиратского оружия:
ятаганов, абордажных кошек,
пищалей, малайских крисов —
в общей сложности триста пятьдесят восемь единиц!
Но попугай уже был попугаем.
Встреча их, согласны все камеры наблюдения,
произошла промозглым 
днем в замызганном зоомагазине, 
шмыгая носом и клювом
не без внутреннего содрогания
оба сознались друг другу в любви к 
БЕЗУМНО
                  БЗДЯЩИМ
                                     БАЗУКАМ!
Они нападали на туристов от Бaли
до самого Венецианского биеннале
а потом докатились до Кали-
форнии, где преподавали кали-
стенику, калибрацию и каллиграфию,
культивировали коноплю, а потом консоли-
дировались в криминальный клан, и наконец
прикупили на накопленное галеон, 
на случай, если им попадется золотых пиастров миллион.
Вот так морское братство
ударилось в пиратство.
Они грабили пакетботы и ботики,
а также боты и пакетботики,
плотики, плашкоуты, пироги, 
и гондолы, обивающие пороги,
байдарки, джонки и плоскодонки, 
танкеры, триремы, подлодки, 
катера, кувшинки, корзинки
и плавающие ботинки!
Но на всякой волнистой волне, 
у вершин и глубин и низин,
не забывали они
тот замызганный промозглый магазин
даже когда наполняли сундуки кефиром 
или рубили головы кафирам.
Они работали с чувством
преуспели, разбогатели
закупились искусством
заимели коттедж в Коктебеле,
но они это делали не ради бабла
а потому, что жизнь криминальная их так увлекла.

«Какая красивая песня», сказал пират. «Жаль, что я не знаю всех названий в этом списке кораблей».
«Тише», сказал попугай, «Потом посмотрим в словаре.»
«Когда потом?» спросил пират.
«Когда эта книжка закончится», сказал попугай.
Пират глубоко задумался.
«А мы ещё будем, когда книжка закончится?» вдруг спросил он.
«Если это хорошая книжка,» сказал попугай.

Переводчики: автор, Полина Барскова, Дмитрий Кузьмин, Мария Хотимская, Галина Рымбу.

Фото: Annie Spratt/Unsplash

Слышь, попугай, говорит пират
над всем океаном погасли огни    
и мы одни. Что мне сказать тебе 
сообразного обстоятельствам, мой         
Хрюша… Свинюша… как его там, 
который был с Винни Пухом? Пятачок,
говорит попугай. Точно, говорит пират,
разве мы не такой же, как они,
образец совершенной дружбы?
Не уверен, говорит попугай.
Как насчет другой, говорит пират, 
пресловутой пары приятелей,
Сократа и Алкивиада? Нет,
говорит попугай. Я ведь что,
говорит пират, имею в виду: как у яичницы
есть свои свойства, отличные от свойств яиц, 
масла, сыра и остальных составляющих,
так же и пират с попугаем суть больше,
чем пират без попугая
и попугай без пирата. 
Ведь и число два не то же самое, что две
единицы: оно чётное, а те — нет.
Так говорит Сократ в Большем Гиппии.
Да пусть Сократ говорит, что хочет,
говорит попугай, но я чувствую, мы всё равно 
не понимаем друг друга, у меня такое чувство,
что ты мне, пират, чужой, ты меня
в упор не видишь, что́ я тебе, 
просто птица заменяемая. Ну ты вообще,
говорит пират, как у тебя язык повернулся? 
Это темная ночь на тебя так действует? Нет, попугай,
и за тучами светят звезды...
А мы тут с тобой на палубе,
куда ж нам плыть, Бог знает,
но нам по пути. А вдруг
так не было назначено судьбой, говорит попугай,
а вдруг мы здесь просто так. 

Переводчики: автор, Дмитрий Кузьмин, Яков Клоц, Луиза Мошкина, Леонид Шваб, Мила Назырова.  

Плывет пират по морям по волнам
с бокалом молодого вина
О где мне взять попугая
что споет Подмосковные вечера

Тут вошел попугай пирата
был он падок на умственный труд
Я лучше Жанетту тебе спою
а Вечера под Москвой забудь

Тут вошел попугай пирата
философского птица пера
Я спою тебе любую песню
только не Подмосковные вечера

Прыгнул пират в молодую волну
и поплыл он то кролем, то в брасс
но его потащила ко дну
волна размером с Камаз

Из каждого глаза упала слеза
Но третьей слезе не пасть
Ты просто ворон Эдгара По
Для бюста Паллады — напасть.

Пират закурил, но не докурил
Вдруг саркому схвати и умри
Его клетку грудную взломали вручную
И сердце нашли внутри

Сердце — ты стало причиною смерти   
ты устало на полпути  
ведь сердце, хоть в иносказательном смысле,
все же орган есть памяти

А ты, попугай, почему песнь не спел,
о которой просил пират?
Пренебрег ты жаждой его души,
видишь труп? — Это ты виноват!

Принципы стали тебе важней
Нежной психики друга вчера.
Каждым утром отныне ты будешь жалеть
что не спел Подмосковные вечера.

Яркие перья черным окрась,
и хрипло кричи Никогда
Там где вереск под небом набухшим растет
и холодна вода. 

Переводчики: автор, Евгения Белорусец, Елена Михайлик, Дмитрий Кузьмин, Яков Клоц, Леонид Шваб.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
1 комментарий
Евгения Кобыляцкая

Евгения Кобыляцкая

Какой класс! 

Не могу перестать это читать. 

Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

За роман «Роузуотер» британский фантаст Тэйд Томпсон получил премию Артура Кларка. «Сноб» публикует первую главу книги
В книге «Чужие души» повествуется о жизни одиноких пожилых пациентов. Все они проходят реабилитацию в рамках благотворительной акции «Рука помощи». Один за другим пациенты умирают. Главной героине Саше, отцу которой принадлежит частный медицинский центр, это не кажется случайностью. Что происходит в лечебнице и кто виноват в смерти пенсионеров? «Сноб» публикует первую главу
Андрей Рубанов — российский прозаик и драматург, лауреат премии «Национальный бестселлер». В его новой книге «Жестко и угрюмо», которая вышла в издательстве «Редакция Елены Шубиной», собраны короткие рассказы. «Сноб» публикует один из них