Все новости

Редакционный материал

Деньги — склока, а без них плохо. Русский язык и финансы

Лингвист Максим Кронгауз в просветительском проекте «Сноба» и «Манго Страхование» анализирует, как русские люди говорят о бедности и богатстве и как табуированность темы денег влияет на наше «молчание» о них

19 Октябрь 2019 12:50

Иллюстрация: Влад Милушкин

Набрав в поисковой строке запрос «о чем неприлично говорить», вы обнаружите огромное количество текстов с перечнем «неприличных» или «неуместных», а говоря чуть более научным языком, табуированных тем. Чаще всего табуированными в нашем обществе считаются разговоры о сексе, деньгах и смерти.

Культурное табу, впрочем, не означает, что мы на эти темы не говорим вовсе (говорим, конечно), но эти разговоры воспринимаются как нечто по меньшей мере необычное, а чаще как неприличное, то есть нарушающее определенные правила.

Следует сказать несколько слов о табу в языке и культуре. Табуируются вещи, явления и понятия сверхважные. Они относятся к чему-то высокому или чему-то низкому, о чем страшно или стыдно говорить. Если исходить из этого противопоставления, табуирование темы денег больше похоже на табуирование секса, чем смерти. Смерти мы боимся, а о сексе и деньгах мы бы с удовольствием поговорили, но это стыдно или по крайней мере считается таковым.

Вот как в одном интернет-издании описывается культурное табу: 

«Молчи о деньгах и финансах. Это очень щепетильная тема, и ее лучше обходить стороной. Игнорируй подобные вопросы. Так ты избежишь множество проблем в дальнейшем. Деньги любят тишину».

А в респектабельной деловой газете среди прочих запрещенных на работе тем присутствует и тема зарплаты:

«Никогда, ни при каких обстоятельствах не обсуждайте размеры зарплат ваших сослуживцев. Даже если это не запрещено внутренним уставом вашей организации, задавать человеку вопросы о его доходе, хвастаться своим или жаловаться — это просто неприлично. И уж тем более считать чужие деньги».

Интересно, что здесь упомянуты те самые два случая, когда мы чаще всего нарушаем табу без особых последствий. Действительно, жалоба на отсутствие денег и маленькую зарплату очень характерна для русской бытовой культуры. Это вполне традиционный жанр застольного разговора, а сегодня — беседы в социальных сетях. 

Хвастовство или бахвальство по поводу высокой зарплаты или богатства также распространено, но в определенные периоды времени и в определенных социальных слоях. По литературе и фильмам мы примерно представляем себе социальные и культурные типы, склонные к подобному хвастовству: это российские купцы, советские нэпманы и, конечно же, новые русские 90-х годов. Часто бахвальство богатством сопровождается показным транжирством, что для новых русских зафиксировано в современном фольклоре — многочисленных анекдотах.

В Нью-Йорке встречаются новые русские, и один говорит другому:

— Смотри, какой я галстук купил за 1000 долларов!

Второй отвечает:

— Ты что, дурак? За углом такой же продается за 2000!

90-е годы прошли, и сегодня вынос этой темы в публичную среду снова воспринимается как нарушение приличий. На этом нарушении табу и строил свои первые интервью журналист Юрий Дудь, регулярно задавая вопросы о заработках и провоцируя хвастовство. Разрушение табу подчеркивается еще и визуально, когда названные суммы с характерным звуком выскакивают на экране. Надо сказать, что собеседники, скорее, уклоняются от хвастовства, говорят о заработках и тратах неохотно или обыденным тоном, но иногда, кажется, оно проскальзывает в улыбке, жесте или слове. Так, Александр Невзоров в ответ на конкретное предположение Дудя о гонораре в тысячу евро за одну лекцию изображает наигранное возмущение: «Нет, вы что, с ума сошли? <...> Да вы чо, с дубу рухнули, дружище? Я ж не занимаюсь благотворительностью и не в приютах для туберкулезных сирот».

Деньги, слова и народная мудрость

Табу на определенную тему обычно влияет на лексику, резко уменьшая количество нейтральных слов и выражений этой тематики. Однако с деньгами дело обстоит совершенно не так. Существует не только богатый лексикон для этой темы, но и разнообразные малые фольклорные жанры.

Язык отражает реальность и наши представления о ней, а значит, его можно использовать как инструмент изучения этих представлений. Так, отношение к деньгам в русской культуре можно исследовать через слова, которые мы для них придумали. 

Выйдет еще нагляднее, если рассмотреть пословицы и поговорки и даже просто устойчивые выражения со словом деньги и другими связанными с ним словами, например, богатство или бедность. Поскольку таких выражений огромное количество, сначала кажется, что народная мудрость все уже определила и должна помочь. Однако анализ пословиц и поговорок в итоге скорее запутывает, чем проясняет ситуацию. И деньги, и богатство, и бедность оказываются необычайно противоречивыми, то есть и хорошими, и плохими; и благом, и злом.

«Ненавижу власть и деньги, когда они в чужих руках»

Одни пословицы деньги хвалят: «Живется, у кого денежка ведется» или «Денежка — не бог, а бережет». Другие бранят: «Без денег сон крепче» или «Деньги копил, да нелегкого и купил». А третьи ухитряются и хвалить, и бранить, то есть отмечают и положительные, и отрицательные свойства денег: «Деньги — склока, а без них плохо». Пословицы постоянно подчеркивают амбивалентность богатства: «Богатому сладко естся, да плохо спится» или «Богатый и не тужит, да брюзжит». Но и с бедностью все не просто. Наш классик, драматург Александр Николаевич Островский называет пьесу «Бедность не порок», но народная мудрость не дремлет и добавляет: «…но большое свинство».

В целом богатство в пословицах приятнее бедности, но оно не приносит счастья, скорее, ему сопутствует беспокойство, и к тому же оно подозрительно с моральной точки зрения («И бедный украдет, да его бог прощает»). Именно про бедность говорят благородная, про богатство так не скажут.

Не менее показательно и то, как русский язык отражает отношение к денежным тратам и накоплениям, точнее — к людям, выбирающим ту или иную стратегию использования денег. Человека, который много тратит, мы, если захотим, заклеймим словами расточительный или мот и транжира. А если захотим, то одобрим его же с помощью слова щедрый. Тут, конечно, есть смысловые нюансы, но за один и тот же поступок могут и похвалить, и обругать. Устроил вечеринку — «Вот ведь расточительный!» или, напротив, «Щедрая душа». Для противоположной стратегии — малые траты, большие накопления — язык также сохраняет обе возможности: и обругать, и похвалить. Хотим заклеймить — обратимся к словам скупой, жадный или уж сразу жмот. А захотим похвалить — вспомним слова расчетливый, бережливый, экономный и даже хозяйственный.

Это противоречивое отношение к деньгам отчасти сохраняется и в нашу эпоху, что отражается уже в современном фольклоре, создаваемом в Рунете. Сегодня очень популярны малые поэтические жанры, когда стихи как бы отрываются от автора и существуют в общем культурном пространстве: пирожки, порошки и другие. Правда, в современной культуре отрицательная оценка денег во многом иллюзорна. Вот два примера — два ироничных двустишия:

олег плевать хотел на деньги
но было не на что плевать

и

я ненавижу власть и деньги
когда они в чужих руках

В первом двустишии пренебрежение к деньгам связано, по-видимому, с их отсутствием. Во втором речь идет уже о ненависти, но чувства те же и выражены даже яснее. «Лирический герой» ненавидит исключительно чужие деньги и по причине отсутствия своих. Иначе говоря, отрицательное отношение к деньгам — это отношение бедняка, готового легко отказаться от своей роли и стать богатым. 

Сегодняшний фольклор над этим иронизирует, но не меняет главного: отношение к деньгам противоречиво во все эпохи — сейчас, в советское время, до революции и так далее.

Мы не одни такие

Любое явление, любое событие, любую вещь можно рассматривать с двух точек зрения — с точки зрения уникальности и с точки зрения сходства с чем-то уже существовавшим. Очевидно, что к деньгам американцы, немцы и русские относятся по-разному. Однако общего будет все-таки больше, чем различий, и подтвердить это нам снова поможет язык. «Деньги любят тишину» — кто сказал? Точно неизвестно, но не русские. Зато русские повторили и будут повторять. Выражение «деньги не пахнут» вообще отсылает нас к римскому императору Веспасиану, за которым эту фразу повторяет на разные лады весь цивилизованный мир, и мы в том числе: pecunia non olet, money does not stink, el dinero no huele...

И самое главное свойство денег в мировой культуре — это их противоречивость. Как часто высказывания о них состоят из двух частей, и вторая часть предваряется союзом но (или а, как в названии статьи). Напоследок вспомню один из самых известных зачинов таких поговорок и пословиц: «Деньги не делают счастливым, но…» Каждый читатель может найти в интернете десятки завершений этой фразы или придумать свое.

А я бы закончил так: «...но как-то успокаивают!» Какой народ сказал?

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Нейробиолог Вячеслав Дубынин в просветительском цикле статей «Сноба» и «Манго Страхование» рассказывает, почему мы безалаберно относимся к деньгам и что нам мешает откладывать деньги, страховать риски и богатеть

Новости партнеров

Социолог Алексей Левинсон в рамках совместного проекта «Сноба» и «Манго Страхования» «Авось и доллары» рассказывает, как излишняя вера в себя мешает молодым россиянам разумно относиться к деньгам