Все новости

История

Партнерский материал

История оптического завода, которому присудили три «Оскара»

Компания Zeiss известна прежде всего как крупнейший производитель линз для очков, но на самом деле сфера деятельности компании гораздо шире. «Сноб» побывал в штаб-квартире и на заводе Zeiss и узнал о том, как камера с объективом Zeiss слетала на Луну и за что производитель оптики может получить «Оскар»

1 ноября 2019 17:08

Фото: Ксения Праведная

Моногород по-немецки

Представьте себе типичный небольшой немецкий город с открытки: белые фахверковые дома, узкие улочки, вымощенные булыжником, фонтан и башня с часами на крошечной центральной площади. Так выглядит город Ален в земле Баден-Вюртемберг, откуда начинается наше знакомство с производством Zeiss.

Фото: Нина Синякова

В Алене расположен завод Zeiss по производству линз, а штаб-квартира компании находится в 6 километрах от Алена, в крошечном городке Оберкохене. Несмотря на близость расположения, города ощутимо отличаются друг от друга, причем не только по размеру. Если Ален — это типичный европейский город с миниатюрным историческим центром, уютными ресторанчиками, которые закрываются в 7–8 вечера, и бесконечными пекарнями, где продают любимые немцами крендели-бретцели, то Оберкохен — это что-то наподобие российского моногорода с типовой застройкой. В центре здесь тоже есть пара-тройка исторических зданий с фигурными башнями, но при взгляде на Оберкохен с возвышенности эти шпили выглядят скорее как инородные элементы среди одинаковых терракотовых крыш. 

В Оберкохене нет ни одного светофора, а население составляет чуть меньше 8 тысяч человек. До войны здесь вообще проживало не больше 2 тысяч человек, но после того, как в 1946 году здесь открылся завод Zeiss, город вырос в несколько раз. 

Из Йены в Оберкохен

Родина компании Zeiss — город Йена в Восточной Германии. В 1846 году инженер Карл Цайс открыл в Йене небольшой магазин оптики. Цайс специализировался на изготовлении микроскопов. В те времена увеличительные приборы производились полностью вручную, работа над одним микроскопом могла занимать целый месяц. 

Перфекционизму Цайса не было границ: если в уже собранном микроскопе его не устраивала хотя бы малейшая деталь, он разбивал прибор молотком и начинал все заново. 

Микроскопы пользовались спросом, но сам Цайс был доволен не всем. Существовало две проблемы: во-первых, четкость готовых изделий страдала из-за того, что открытые на тот момент формулы и законы оптики не позволяли заранее точно рассчитать оптические свойства микроскопа. А во-вторых, оставляло желать лучшего качество стекла, из которого делали линзы. Обе эти задачи Цайс решил. Первую — с помощью талантливого физика Эрнста Аббе. Аббе сформулировал «закон синусов» — правило, которое используется в оптике и по сей день и позволяет предварительно рассчитать свойства готового изделия. Вторую — с помощью не менее талантливого химика Отто Шотта, разработавшего новый способ изготовления стекла для линз. К середине 1870-х Цайс обладал уникальными технологиями. Его бизнес процветал.

После смерти Цайса в 1888 году компания перешла к его сыну Родерику. Сын Цайса и его партнеры — Аббе и Шотт — поставили перед собой задачу не просто сохранить компанию, а сделать ее практически вечной. Для этого они предусмотрели специальный механизм управления. Во главе компании стоял не один человек, а управляющий совет, который принимал решения на основе устава из 50 правил. Цайс, Аббе и Шотт назвали этот совет фондом (foundation). Такая схема управления сохраняется и по сей день. 

Первое правило устава Zeiss провозглашает принцип абсолютной свободы принятия решений фондом вне зависимости от политического контекста. Но существовать до конца вне политики компании все-таки не удалось.

После Второй мировой войны йенский завод Zeiss очутился в зоне советского влияния. «Американцы прекрасно понимали важность завода Zeiss, поэтому они тайно вывезли с территории ГДР 126 ученых и инженеров. 77 специалистов привезли в Оберкохен. Здесь образовался новый “мозговой центр” компании. Специалистов-стекольщиков вывезли в Майнц — город на Рейне: для производства стекла необходима вода. Добровольно их вывезли или насильно — неизвестно. Да сейчас уже и не важно», — рассказывает наш гид Вернер Мюхльбергер в музее истории Zeiss. После объединения ГДР и ФРГ завод Zeiss стал одним целым, но головной офис из Оберкохена переносить обратно в Йену не стали.

«Оскар», микрочипы и биороботы

Фото: Ксения Праведная

Музей напоминает борт космического корабля из «Интерстеллара», и только огромные окна напоминают, что мы все еще на земле, в здании штаб-квартиры компании. Во время экскурсии нас неоднократно предупреждают о том, что фотографии можно делать только в музейном пространстве на первом этаже и в лектории этажом выше. Помещение лектория поделено на зоны — зона, где представлены оправы, зона работы с линзами и зона диагностики. Это — воплощение концепции Zeiss-анализа — схемы подбора оптической коррекции, в которой соединяются маркетинг и медицина. 

По такому же принципу устроен и Zeiss Vision Center, который недавно открылся в Москве. Последние исследования в области коррекции зрения в сочетании с инновационными технологиями открывают новые возможности. Благодаря наличию профессионального оборудования и использованию новейших оптических и электронных технологий, Zeiss Vision Center позволяет скорректировать зрение до сотых долей диоптрий. В других оптиках точность диагностики не превышает 0,25 диоптрий. Также в Zeiss Vision Center можно выбрать оправы от мировых брендов — D&G, Prada, Dior, Andy Wolf и других.

Центр рекомендован к посещению не только при наличии проблем со зрением. Многочасовая работа перед экранами различных устройств, постоянное использование гаджетов, поездка за рулем, требующая повышенного внимания, и даже пребывание на открытом воздухе при активном солнце – все эти внешние факторы так или иначе воздействуют на зрение, и врачи-офтальмологи Zeiss Vision Center рекомендуют заботиться о нем еще до того, как появится необходимость в лечебной оптике. Даже здоровые глаза подвергаются ежедневным нагрузкам, а это делает неоправданно привычным зрительное напряжение и дискомфорт. Эксперты Zeiss Vision Center подчеркивают: профилактика зрения более рациональна, чем исправление назревших проблем.

Фото: Фотобанк Zeiss Vision Center

Гид подводит нас к одной из витрин лектория и показывает экспонат, который никак не ожидаешь увидеть в музее оптики, — статуэтку «Оскара». Внешне приз отличается от тех, что вручают актерам: он специальный, технический — две золотые пластинки на постаменте. Одна из них — квадратная с надписью Academy of motion picture arts & sciences scientific and engineering award, а другая — с закругленным верхом и горельефным изображением «Оскара». Все голливудские фильмы снимаются на камеры с оптикой Zeiss, за что компания трижды получала технический «Оскар». Говорят, что одна из статуэток стоит в кабинете у кого-то из руководства. 

«Можно долго перечислять компании, которые сотрудничают с Zeiss. Но, мне кажется, достаточно назвать одну цифру: 80% микрочипов, которые производят в мире, изготавливают с помощью нашей оптики. Микрочипов, которые стоят в ваших мобильных телефонах, камерах, бытовой технике, автомобилях. Даже люди вживляют себе под кожу микрочипы. Но я бы не стал. Если честно, меня пугает перспектива того,  что однажды люди превратятся в биороботов», — говорит Мюхльбергер. 

Он носит очки в тонкой оправе, строгий черный костюм и бежевый галстук. На вид ему не дашь больше 60. Но, судя по тому, что в 1971 году Мюхльбергер уже работал в компании Zeiss и одним из первых видел лунные фотографии, сделанные астронавтом NASA Дэвидом Скоттом с помощью обычной, земной камеры Zeiss, выглядит он гораздо моложе своих лет. 

Центр MED

После экскурсии по штаб-квартире мы отправляемся в другое подразделение Zeiss — центр MED, где Zeiss разрабатывает и производит оптику для медицинского оборудования. Фотографировать здесь нельзя практически ничего, потому что часть технологий держат в секрете. 

Мюхльбергер показывает на манекенах и муляжах, как с помощью сложной медицинской техники можно заглянуть внутрь зуба, поменять в глазу хрусталик, пришить оторванную конечность и даже провести операцию на труднодоступной области головного мозга. В какой-то момент мне кажется, что на самом деле Мюхльбергер — не сотрудник Zeiss, а профессиональный хирург. 

Гид Вернер Мюхльбергер в холле центра MED Фото: Ксения Праведная

Во внутреннем дворе центра MED фотографировать тоже запрещено, хоть здесь и нет никакой секретной аппаратуры. Пока нас ведут в соседний корпус на обед, я замечаю, что в траве растут грибы. 

За обедом в столовой — а она ничуть не хуже ресторана — к нам за столик подсаживается Мюхльбергер. Официальная часть закончилась, и он говорит совсем по-свойски, улыбается, рассказывает про свой автомобиль Tesla и дополнительную пенсию, которую Zeiss платит всем сотрудникам сверх государственного пособия. Судя по его заговорщицкому тону, она в несколько раз больше государственной. 

Но больше всего за обедом мы говорим о политике. За 15 минут мы успеваем обсудить все, от Герхарда Шредера до правых в Бундестаге. Прощается с нами Мюхльбергер на философской ноте: «Как бы то ни было, на большую политику мы повлиять все равно не можем. Нам, простым людям, надо заботиться о своем здоровье и мыслях. Они должны быть чистыми. Тогда и мир, может быть, станет таким».

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Государственный музей Эрмитаж и компания Samsung 13 апреля представили в здании Главного штаба астрономические часы XVI века, отреставрированные в рамках совместного проекта «Связь времен — связь технологий». «Сноб» отправился в Петербург, чтобы посмотреть, как работают часовщики в XXI веке
Накануне Дня весны и труда корреспондент «Сноба» отправился на фабрику секс-игрушек, расположенную в самом сердце Кубани
Рэпер Noize MC выпустил трек «Почитай старших», клип на него опубликован на ютуб-канале исполнителя