Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube
Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube
Все новости
Редакционный материал

Художник Алексей Шульгин: В каждом из нас сочетаются ретроград и прогрессист

«Сноб» встретился с художником и преподавателем программы медиа-арт в Школе Родченко Алексеем Шульгиным на форуме «Открытые инновации» и обсудил с ним искусство в контексте революции роботов, как художнику выделиться в объединенном мире и каким образом музеи переживут наступление виртуальной реальности
12 ноября 2019 13:28
Алексей Шульгин(справа) во время сессии «Новый язык. Digital art как посредник в диалоге машин и людей» в рамках форума «Открытые инновации 2019» Фото: Максим Змеев/Фотохост-агентство ТАСС


Ɔ. Четвертая индустриальная революция уже в процессе, роботы заменяют людей. Может ли в ближайшем будущем вырасти творческий средний класс, масштабная прослойка людей, которые зарабатывают творчеством?

Это такая техно-утопическая идея из прошлого, что в будущем всё будут делать роботы, а людям останется только творить. Реальность не совсем такая. Действительно, все больше людей занимаются творчеством. Современные инструменты позволяют в свободное время на коленке, в домашней студии или мастерской создавать достаточно продвинутые продукты и их распространять. Но все они похожи один на другой: сейчас все глобализируется, информация распространяется очень быстро, и в этой связи сложно найти какого-то оригинального художника или писателя: все читают одни и те же книги, имеют доступ к одним и тем же материалам. Не думаю, что это может создать какую-то экономическую ситуацию, как вы говорите, создать какой-то экономический класс. Сейчас все интересное и уникальное происходит на стыке искусства, науки, инженерии и бизнеса. Это сложно в производстве, нужен коллектив людей, которые отвечали бы за творческую составляющую, за техническую, за научную, за пиар и так далее. Опять же, не думаю, что это будет какая-то широкая прослойка, потому что сложно организовать такой коллектив, найти единомышленников.


Ɔ. Где сейчас художнику в широком смысле искать ресурсы, помимо тех, которые есть у него внутри?

Сначала нужно определиться, что такое художник в современном мире. Моя теория такая: благодаря интернету и цифровым технологиям впервые за историю человечества художник теряет монополию на производство творческого продукта. Что такое произведение искусства? В моем определении это некое социально значимое высказывание, воплощенное с помощью эстетических средств и распространенное среди неопределенного круга лиц. Но в этом определении нет понятия арт-система, галерея, музей. Раньше у художника не было никаких инструментов дистрибуции, способов донесения этого своего шедевра до аудитории. Этим занимались галереи, дилеры, музеи и так далее. А сейчас люди делают интересные штуки, загружают их на «Ютьюб», в Инстаграм, получают доступ к большой аудитории, какой-то фидбек от своих зрителей, — и арт-система тут уже совсем никак не задействована. То есть она сейчас систематически теряет большое количество творческих людей, потому что она неповоротливая, иерархическая, коррумпированная, и люди просто предпочитают с ней не связываться, вообще о ней не думают. В этом смысле понятие «художник», в моем представлении, серьезно расширилось.


Ɔ. Тут еще история в том, что у интернет-площадок есть свой контекст, который задает определенные рамки. Например, в «Спотифае» есть правило, что деньги исполнителю идут после 30 секунд, зато сразу все. Таким образом вначале всегда музыка всегда очень энергичная, а сама песня короткая: нет нужды делать ее длиннее. И кажется, что мы выходим просто к большой аудитории, а на самом деле мы выходим к аудитории в определенном контексте. Как вам кажется, как это стоит воспринимать и осознавать?

Везде есть свои ограничения, с этим просто надо считаться. Формат музея или галереи — это тоже очень жесткий формат. Или художественный рынок, там очень жесткие ограничения. Например, не идет на этом рынке медиа-искусство, интерактивное искусство по естественным причинам, а идут там живопись, скульптура, какие-то принты и другие традиционные форматы, не требующие настройки, апгрейда и ремонта. 


Ɔ. Музеи сейчас стараются использовать как можно больше технологий — AR, VR, интерактив, пространственное определение и так далее. Как меняется роль музея в контексте этой технологизации?

С одной стороны, музей догоняет контекст, который существует вне музея. С другой стороны, музей в борьбе за выживание должен предлагать некий продукт, который не найти в интернете. И естественно, что застывшие формы — картина, фотография, скульптура — все менее современные, молодежь на них уже не клюет, поэтому появляется интерактивность. Нескольколет назад у меня была выставка в лондонском музее, и там было много экранов. Когда туда приходили группы детей, они все первым делом подбегали к экранам и тыкали в них пальцем, просто автоматически проверяя, какая там есть интерактивность.


Ɔ. Потому что это то, к чему они привыкли дома.

Ну, да.


Ɔ. Чего сейчас в искусстве нет, а через сто лет будет? Понятно, что никто не может сказать, каким будет искусство через сто лет, но какие вещи сейчас начинают зарождаться, у которых большой потенциал?

Сложный вопрос. Тут мы можем вспомнить, во-первых, идеи художников-модернистов, которые хотели нести искусство в массы, во-вторых, идеи писателей-фантастов середины прошлого века, которыми эта тема излагалась. Идея была в том, что искусство перестанет быть объектом поклонения, чем-то суперценным, а вся среда вокруг нас станет произведением искусства, и люди станут произведениями искусства. И в принципе в таких местах, как этот технопарк, мы это наблюдаем. Посмотрите на эти интерьеры, на все эти проекции — тут уже нет как такового отдельного произведения, это просто некая среда. С другой стороны, мы видим, что рынок искусства никуда не девается. Наоборот, рынок отдельных произведений-фетишей, созданных какими-то хайповыми художниками, только растет. И пока у нас есть капитализм, это будет продолжаться. Понимаете, человек будущего — это же не с нуля созданный человек. Это человек, который продолжает смотреть фрески Возрождения, читать гуманистическую литературу. То есть в каждом из нас сочетаются ретроград и прогрессист. И понятно, что традиционные форматы и формы искусства никуда не денутся: люди продолжают читать книги, смотреть картины и ходить в музеи.

Беседовал Василий Сонькин

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий