Все новости

Редакционный материал

Аркадий Дворкович: В Сколково бизнес думает и о стране, и о будущем, и о мире в целом

«Сноб» встретился с бывшим вице-премьером России, председателем фонда «Сколково» Аркадием Дворковичем на форуме «Открытые инновации» и обсудил с ним прошлое, настоящее и будущее экосистемы, которую они пытаются построить в бывшей деревне за МКАДом с помощью «мягкой силы»

31 Октябрь 2019 15:02

Фото: Андрей Никеричев/Агентство городских новостей «Москва»


Ɔ. Вы сами считаете успешной экосистему, которую вы построили в Сколково? 

Если бы я сказал, что считаю успешной, это, значит, не был бы достаточно амбициозным и точно совершил бы ошибку. Мы делаем то, что задумали еще 10 лет назад и, мне кажется, движемся в правильном направлении. Здесь соединились уже тысячи людей, которые заряжены более-менее одной идеей — сделать из какой-то разработки, из научной идеи бизнес, заработать деньги. А мы, как фонд, нацелены на то, чтобы помочь им сделать деньги на своих идеях, сделать это красиво, интересно для других. И нам удается стыковать людей, где-то лучше, где-то хуже, где-то быстрее, где-то медленнее, это нормально, но удается. Я бы сказал, что мы прошли примерно 30 процентов пути, который должны пройти до 2025 года, за первые 9 лет, то есть за следующие 6 лет мы должны пройти две трети пути. И это нормально, потому что мы уже накопили опыт, уже все вошло в рабочий процесс, и это можно сделать за эти оставшиеся шесть лет. И по количеству стартапов, и по объему заработанных денег, и по количеству центров исследований и разработок, инжиниринговых центров крупных компаний, которые здесь постепенно размещаются, вполне достижимо. У нас уже неплохой университет, в нем работают блестящие профессора, тысячи студентов учатся на программах подготовки магистров, аспирантов и постдоков, ведут блестящие исследования. Из стартапов, как и положено, кто-то успешен, кто-то неуспешен. Процентов 15–20 зарабатывают уже прибыль, и это хороший показатель. Я думаю, что этот процент не будет уменьшаться, несмотря на рост количества стартапов, потому что у нас очень хорошая экспертиза. Это тот плюс, которым обладает Сколково, — хорошая экспертиза проектов. И мы уже вызвали интерес глобального сообщества, люди видят, что международные компании тоже интересуются практически каждый день. Это не замкнутый российский проект, а реальный проект. Повторяю, нам еще, по крайней мере, две трети пути до успеха.


Ɔ. А горизонт планирования у вас на данный момент — до 2025 года?

На данный момент до 2025 года, но понятно, что мы думаем дальше. У нас в следующем году десятилетие, как раз мы сделаем программу на следующий период, потому что уже понимаем, что некоторые проекты, некоторые вещи нужно планировать на более длительный срок. Так что да, до 2025 года у нас абсолютно конкретные показатели, четкие цифры, которых мы должны достичь, минимум, который мы должны достичь, мы уверены, что это сделаем, хотя по некоторым вопросам это требует просто ежедневной громадной работы. Но мы видим, что, чтобы оставаться глобально конкурентоспособными, нам нужно сделать в следующие пять лет еще больше.


Ɔ. Насколько я понимаю, здесь школа, здесь люди живут. Расскажите немного про параметры сообщества именно на человеческом уровне?

Такое сообщество у нас только формируется, но я думаю, что мы находимся в самой начальной стадии. Первый супермаркет появился  у нас только два месяца назад: «Мираторг» открыл свой магазин. Просто до какого-то момента людей здесь было слишком мало, чтобы это было настоящим сообществом. Но каждый месяц число жителей увеличивается, каждый месяц число работающих здесь людей растет, причем растет быстро. 

Вот галерея «Амальтея», которая построена на частные деньги группой компаний Гуцериева, получит своих резидентов в течение ближайшего полугода, постепенно начинают заселяться люди. И это сразу удвоит количество людей, которые работают в Сколково. 

Школа заполнена на сто процентов, в нее очень трудно попасть. В университете конкурс среди иностранных аппликантов примерно 100 к 1, а среди российских — поменьше, но тоже большой, и Сколтех — очень популярное учебное заведение. Это уже модное место, модное сообщество. У нас сейчас живет тысяча человек, а на пике будет где-то 13–15 тысяч человек. У нас работают 10–12 тысяч, на пике будут 70 тысяч человек работать только на территории. Через пять-шесть лет и мы уже выйдем на эти цифры.

Фото: Пресс-служба форума «Открытые инновации»


Ɔ. Вы представляете себе какое-то направление этого развития через несколько поколений?

Я думаю, это уже будет не только центром инноваций и разработок, это будет местом, где людям будет нравиться просто проводить время. Это будет очень удобным, красивым городом для жизни, где будет много выставок, ресторанов, где будут спортивные соревнования, где будет очень правильная атмосфера и для молодежи, и может быть, прежде всего для молодых людей, но и для семейного отдыха, для тех, кто хочет жить комфортно и удобно. Мы все равно часть Москвы, и это для нас очень важно, мы являемся московским брендом, и мы видим, как город развивается в целом, и это очень здорово. Мы довольны, что являемся частью московского, в том числе, сообщества. Но, с другой стороны, Сколково — это международное, конечно, место.


Ɔ. Как вы думаете, в идеальном мире как то, что вы здесь растите, поменяет Россию? Какие вообще цели вы себе ставите?

Я думаю, что Россия станет страной, основанной на новых технологиях, неизбежно. И в Сколково будет рождаться, может быть, процентов 20–30 этих технологий. Или под эгидой Сколково. И это очень здорово. То есть мы будем все время в лидерах этого процесса. Причем речь не столько, может быть, о конкретных промышленных внедрениях, хотя это тоже важно, сколько об изменении жизни в обществе, о каких-то вещах, которые доступны. Россия всегда была страной, которая умела производить отличные единичные вещи для космоса, для ядерной энергетики, оружие, балет, естественно, и другие вещи. Надеюсь, что Сколково станет местом, где производятся массовые продукты и услуги, которые будет знать весь мир и вся страна, и это может поменять имидж России, что мы делаем интересные для миллионов людей вещи.


Ɔ. Главная, фундаментальная проблема — это проблема невозможности предложить масштабную альтернативную идею устоявшейся. Сколково — это проект, который пытается это постепенно изменить?

В какой-то степени мы начали с создания острова, среды с новой культурой, которая определенными вещами отделена от всего остального. Но когда мы поняли, что мы умеем создавать новую культуру: новую культуру разработки продуктов и услуг, новую культуру общения в образовательной среде, новую культуру потребления, использования новых технологий, мы начали работать уже более широко для всей страны. Это будет менять мироощущение людей. 

Мы за мягкую силу, за изменение культуры в обществе, которая дальше будет вести к естественному изменению и поведения, и сознания, и выбора. И делать мы это хотим не на основе чьих-то традиций, что уже создано в мире, а на том, что мы сами здесь создаем, а именно в России, в основе нашей культуры, но при этом беря все лучшее, что есть у других.


Ɔ.
Ɔ. Учитывая, что Сколково является ключевой точкой, если нарисовать диаграмму «Государство и инновационный технологический бизнес», Сколково находится прямо в центре этого.

Это не единственный центр, но мы один из важных центров на данный момент.


Ɔ. Ну, он все равно, трудно с этим спорить, флагманский проект в сфере инноваций.

Да, абсолютно.


Ɔ. Если не брать политические аспекты, а чисто экономические, в стране, как и во всем мире, растет расслоение, очень много людей оказываются очень сильно ограничены в ресурсах, они не могут экономически активно работать на себя…

Здесь нет простого решения. Единственное решение — это доступ к новым технологиям, именно доступ. И мы нацеливаем компании, которые у нас работают, на такие технологии, которые могли быть доступны большему количеству людей. Не единичные вещи, не узкие вещи, а именно массовые технологии, которые дают возможность создать больше рабочих мест, чтобы люди чувствовали, что у них есть выбор в жизни. Это задает огромный новый вектор, очень серьезный вектор с точки зрения переподготовки людей, обучения новым навыкам в образовательной системе, которую мы тоже здесь пытаемся строить вместе с нашими партнерами. Вот это наш ответ, мы другого ответа дать не можем, здесь нет волшебной палочки.


Ɔ. Считаете ли вы, что у бизнесов, которые оказываются здесь, есть ответственность не только перед собой и перед инвесторами, но и перед обществом в целом?

У меня есть ощущение, что в России вообще люди, которые занимаются подобными вещами, чувствуют большую ответственность, чем в других странах, скажем так. У людей больше развито философское мышление о судьбах мира, хорошо это или плохо, в России это так. Но, конечно, в бизнесе все равно главная цель — зарабатывание денег, здесь не нужно строить иллюзий и говорить, что социальная ответственность будет главным мотивом. Главный мотив для любого бизнеса — зарабатывать деньги. Но мы видим здесь, что бизнес думает и о стране, и о будущем, и о мире в целом, и это важно.

Беседовал Василий Сонькин

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

«Сноб» встретился с художником и преподавателем программы медиа-арт в Школе Родченко Алексеем Шульгиным на форуме «Открытые инновации» и обсудил с ним искусство в контексте революции роботов, как художнику выделиться в объединенном мире и каким образом музеи переживут наступление виртуальной реальности
13 ноября проект «Сноб» в восьмой раз вручил ежегодную премию «Сделано в России» в Театре на Малой Бронной, публикуем список победителей в номинациях
В Еврейском музее и центре толерантности открылась инсталляция «Невавилонская библиотека». Куратор инсталляции Анна Наринская выбрала для выставки тысячу книг: классику и детскую литературу, произведения античных авторов и постмодерн. Архитектурную концепцию выставки создал Александр Бродский: посетители оказываются внутри настоящей библиотеки, где могут взаимодействовать с книгами. Мы поговорили с Анной Наринской о создании инсталляции и важных для нее книгах и попросили участников проекта «Сноб» составить собственные списки книг, которые изменили их жизнь