Все новости

Общество

Редакционный материал

Что такое фишинг и чем он опасен

В своей книге «Искусство обмана: Социальная инженерия в мошеннических схемах» (издательство «Альпина Паблишер») специалист по социальной инженерии Кристофер Хэднеги рассказывает, почему люди, сами того не подозревая, подвергаются хакерским атакам, как не стать жертвой манипуляций и обезопасить свои личные данные и почему не стоит доверять письмам из рассылок. «Сноб» публикует одну из глав

21 ноября 2019 10:25

Фото: Sean Mungur/Unsplash

Фишинг

Фишингом называется отправка зараженных электронных писем из якобы проверенных источников. Цели фишинга могут быть следующими:

  • чтобы человек установил на компьютер программы, предоставляющие мошенникам удаленный доступ к системе;
  • чтобы собрать личные данные;
  • чтобы получить другую информацию, необходимую для проведения атаки. 

Содержание, легенда и метод доставки фишингового сообщения определяются его целью. Профессиональные социальные инженеры используют в своей работе несколько типов фишинговых методов.

Образовательный фишинг

Иногда клиентам не требуется, чтобы пентестер проверял технические ресурсы Сети: их интересует исключительно человеческий фактор. Эффективным способом решения такой задачи является образовательный фишинг: после перехода по размещенной в письме ссылке никаких вредоносных кодов или программ для получения удаленного доступа на компьютер объекта не устанавливается. Данный вид фишинга проводится исключительно для сбора статистики и оценки общей уязвимости сотрудников к такому вектору атаки. А еще для определения сфер, в которых необходимо дополнительное информирование.

Чаще всего такой фишинг пробуждает у объекта воздействия любознательность, жадность, радость или здоровый страх, которые и заставляют перейти по ссылке. В таком случае легенда основывается на проведении сбора данных из открытых источников по отдельным сотрудникам или компании в целом. Моей команде приходилось отправлять подобные фишинговые письма как в единственном экземпляре, так и сотням и даже тысячам людей за раз.

Приведу пример, иллюстрирующий необходимость следования принципам, описанным в предыдущем разделе. Я составил для клиента письмо, похожее на реальное приглашение с LinkedIn. Разослал его 7000 пользователей, работавших на него, и быстро получил 73% переходов по ссылке. Такой молниеносный успех вдохновил всех, включая меня самого.

На носу был следующий пентест, и я, недолго думая, решил снова использовать свою гениальную идею. Уже на следующей неделе аналогичный e-mail разлетелся по 10 000 пользователей, работавших на другого заказчика. Но по ссылке перешли всего 4% получателей. Я не мог в это поверить: был использован гениальный заход. Я попросил клиента узнать у сотрудников, в чем заключалась причина провала этого фишинга.

Оказалось, что я сам был виноват. Первая компания занималась производством, большинству ее сотрудников было от 35 до 55 лет. А вторая компания занималась продажами, и возраст ее сотрудников составлял 19–29 лет. Когда последних спросили, почему они не перешли по указанной в письме ссылке, все как один отвечали: «Ну да, я видел это письмо, но LinkedIn используют только старики. Я все вопросы решаю в Facebook».

Успех первой атаки пьянил меня, и я забыл, что универсальных методов не бывает: каждый раз нужно составлять фишинговые письма, исходя из особенностей компании-заказчика. Этот опыт только укрепил мою уверенность в бесполезности фишинговых SaaS-сервисов, работающих целиком и полностью за счет готовых шаблонов. 

Даже если цель фишинга образовательная, готовить его все равно нужно в соответствии с шагами, описанными на илл. 9.1. Начинать со сбора данных из открытых источников, а затем составлять текст, который придется по вкусу целевой аудитории и позволит достичь поставленной цели.

Фишинг с целью тестирования на проникновение

Этот вид фишинга не отличается от образовательного ничем, кроме самого главного — конечной цели. В данном случае задачей пентестера является получение удаленного доступа, сбор личных данных или любой другой подрыв информационной безопасности компании. 

Обычно в контексте этого фишинга у объекта воздействия имеет смысл вызывать такие сильные эмоции, как страх, жадность, удивление или даже печаль. Ведь мне будет недостаточно простого перехода по ссылке: мне нужно, чтобы человек открыл приложенный документ, не задумываясь ответил на сомнительный запрос или ввел личные данные. И поскольку выполнение этих действий требует от человека времени и энергии, эмоциональные триггеры должны быть сильнее.

Например, однажды мне довелось проводить пентест в организации, сотрудники которой в большинстве своем питали горячую любовь к продуктам компании Apple. Почти у каждого был MacBook, а темой общего обсуждения часто становились последние модели iPhone. Пентест совпал со временем выхода одной из них. Поэтому к фишинговому e-mail, который я разослал сотрудникам компании, была приложена фотография нового iPhone. А содержание письма (якобы отправленного из отдела кадров) было следующим:

[Название компании] подарит 10 счастливчикам новый iPhone с оплаченным на год вперед тарифным планом. Розыгрыш смартфонов состоится в следующую пятницу в 15:00. Чтобы принять участие в розыгрыше, перейдите на указанную страницу внутрикорпоративной сети и введите свой рабочий логин и пароль. После этого вы будете автоматические занесены в базу участников https://iphone.updates-company.com. Удачи!

Мы выкупили домен updates-company.com и создали страницу с логотипом компании, двумя полями для ввода данных и одной кнопкой. Разослали письмо 1000 человек и получили учетные данные от 750 сотрудников.

Вывод: верно подобранный эмоциональный триггер, использованный в правильное время и на правильных людях, — залог успеха любой операции.

Издательство: Альпина Паблишер

Адресный фишинг

Адресный фишинг во всех его вариациях — это самая персонализированная форма фишинга. После проведения сбора данных из открытых источников по объекту воздействия и всем членам его семьи, которых мне удается найти, я обычно выбираю какую-то очень личную информацию и выстраиваю на ее основе легенды. Часто нужную информацию я нахожу в социальных сетях родственников объекта. 

Однажды я обнаружил, что группа друзей интересующего меня человека отправилась на мальчишник в Лас-Вегас. Они публиковали столько фотографий своих безбашенных приключений, что я решил использовать это в легенде.

Фишинговый e-mail был написан от лица менеджера отеля, в котором они остановились. Содержание его было следующим:

Мистер [имя],

3–8 июля вы останавливались в нашем отеле. В ходе уборки номера горничная обнаружила предмет, вероятно, оставленный вами. Пожалуйста, взгляните на приложенный снимок и сообщите, ваша ли это вещь.

Если вы ее оставили, перейдите по приведенной ниже ссылке и внесите в форму данные, которые позволят нам оправить вам утерянное имущество.

С уважением,

[Сотрудник отеля]

Зачем я вставил в письмо ссылку, хотя зараженным был приложенный файл и никакой фотографии получатель все равно бы не увидел? Потому что был шанс, что человек, получивший такое письмо, в любом случае признал бы вещь своей. На такой случай в форму предлагалось занести:

полное имя;
почтовый адрес;
номер телефона;
адрес электронной почты;
дату рождения (как доказательство совершеннолетия);
последние четыре цифры номера кредитной карты, которая использовалась для оформления брони номера. 

Легенда сработала очень эффективно, потому что человек не только открыл зараженный файл, но и предоставил мне дополнительную информацию для планирования дальнейших атак.

Даже когда я использую в легендировании для адресного фишинга личные данные, то не работаю с информацией, которая может навредить объекту воздействия. Например, в описанном случае я бы не стал использовать легенды вроде: «В нашем распоряжении оказались ваши фотоснимки в компании проституток. Чтобы выкупить эти фотографии, перейдите по ссылке» — даже если такие фотографии действительно существовали бы. И если бы я нашел подобные фотографии в процессе сбора данных из открытых источников, то сообщил бы о них объекту воздействия напрямую и спросил, как он сам хочет разобраться с возникшей ситуацией.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Пока мы боимся кражи кошелька из сумки, воры крадут наши деньги с помощью взломанного Wi-Fi. Директор по инновациям компании Gresso Андрей Калашников рассказывает, как противостоять этому и можно ли защититься
Вирус BadRabbit атаковал российские интернет-СМИ и банки: пострадали серверы «Сноба», сайты «Фонтанки» и «Интерфакса». Руководитель аналитического подразделения по информационной безопасности ООО «ТСС» Илья Шарапов уверен: дальше будет хуже
Недавние кражи данных миллионов пользователей «Фейсбука», клиентов Сбербанка и «Билайна» ставят вопрос информационной безопасности ребром не только перед обычными гражданами, но и перед менеджментом компаний. Андрей Андреев — адвокат, управляющий партнер юридического бюро United Partners — дает бизнесу совет, как выжить после кражи данных и сохранить лицо