Все новости

Общество

Редакционный материал

От Ленина до «порожняка».

Самые важные заявления на пресс-конференции Путина

19 декабря состоялась большая пресс-конференция президента России Владимира Путина, которая длилась больше четырех часов. «Сноб» собрал все самые важные заявления, которые прозвучали в этот день

19 декабря 2019 23:59

О дисквалификации WADA:

Это не только несправедливое, но и несоответствующее здравому смыслу и праву решение. Потому что, что касается допинга, уже были приняты в отношении наших спортсменов под нейтральным флагом на прошлой Олимпиаде. Теперь за то же самое еще раз — ни в одной правовой системе мира ничего подобного никогда не было в истории человечества и, надеюсь, никогда не будет. Это первое. Второе — любое наказание должно быть индивидуальным. Если кто-то в чем-то конкретно уличен, тогда это совершенно естественно и справедливо, но если у нас подавляющее большинство спортсменов являются чистыми, как можно за действия кого бы то ни было налагать санкции на них?

О наказаниях за дело Голунова:

Что касается чисток — мы уже проходили, это уже было в недалекой нашей истории. И лучше никаких чисток нам не проводить. То, что надо совершенствовать работу правоохранительных органов, контролировать прежде всего со стороны общественности то, что там происходит, — это очевидно. Там во всех органах работают службы собственной безопасности, и работают достаточно эффективно. Вопрос «своих не сдаем» совершенно некорректен. Да, наверное, есть случаи, когда начальство хочет прикрыть кого-то, но службы собственной безопасности работают достаточно эффективно, и значительное количество уголовных дел, а их много, которые возбуждаются против сотрудников правоохранительных органов, основаны на материалах собственных служб безопасности. 

Что касается Голунова, действительно, принято решение засекретить эти материалы. Принято это в связи с тем, что в ходе расследования возникают вопросы, связанные с организацией оперативно-розыскной деятельности, а эта информация считается закрытой. Это не значит, что разбирательство не должно идти должным образом. Хочу вас проинформировать, что от работы отстранены пять человек из соответствующих служб МВД, они все уволены из органов министерства внутренних дел, и против них всех возбуждены уголовные дела.

О «нормандском формате»:

Нет ничего кроме Минских соглашений. Меня, конечно, насторожило заявление президента Зеленского после того, как он уехал из Парижа, о том, что «можно было бы и пересмотреть». Если начнется пересмотр Минских соглашений, вся ситуация вообще может войти в тупик полный. Потому что ключом Минских соглашений является закон об особом статусе Донбасса, который должен быть имплементирован в основной украинский закон — в Конституцию. Его продлили на год, но это же не на постоянной основе. А мы говорили, и не только я, но и другие участники «нормандского формата» неоднократно, что нужно придать ему постоянно действующий характер. Судя по всему, ни прежнее украинское руководство, ни нынешнее делать это не хотят.

О Донбассе:

Киевские власти ввели блокаду этих территории. Но и здесь есть подвижки, есть изменения к лучшему. Есть переходы, разминирование идет. Этого недостаточно, там еще много сделать, чтобы конкретные люди, которые там проживают, жили лучше. Но сделать можно: если встать на эту позицию, позицию договоренности, диалога, тогда проблема будет решена. Если будут предприниматься и дальше попытки силовым способом задушить, то вряд ли это будет сделано. Это известная фраза «Донбасс порожняк не гонит» — она хулиганская, бойцовская, но она в душе у людей есть. Там гордые люди живут.

О Зеленском:

Я всегда уклоняюсь от ответов на вопросы подобного рода, считаю некорректным для себя отвечать на эти вопросы, давать характеристики своим коллегам. Если вы обратили внимание, я даже ушедшим со своих постов бывшим лидерам стран никогда характеристики не даю. Давайте мы будем давать характеристики историческим личностям. По действующим людям у меня как-то язык не поворачивается. У кого-то есть преимущества, есть минусы, но когда люди попадают на такие места, это значит, что они прошли какой-то серьезный отбор, это все люди незаурядные как минимум.

О Ленине:

Он был скорее не государственный деятель, а революционер, на мой взгляд. Я говорил о тысячелетней истории нашего государства — оно было строго централизованным, унитарным. Что предложил Владимир Ильич Ленин? Он предложил даже не федерацию, а конфедерацию. По его решению этносы привязали к конкретным территориям и получили право выхода из состава Советского Союза. Но даже территории были нарезаны так, что они до сих пор не соответствуют проживанию некоторых народов. Поэтому сразу возникли «болевые точки», они и сейчас между республиками бывшего Советского Союза имеют место быть, и даже внутри Российской Федерации. Две тысячи таких точек, стоит только отпустить на секунду — мало не покажется. 

О захоронении Ленина:

На мой взгляд, этого не нужно трогать. Во всяком случае до тех пор, пока у нас есть очень много людей, которые связывают с этим свою собственную жизнь, свою судьбу, связывают с этим достижения советских лет. Советский Союз так или иначе все равно связан в вождем мирового пролетариата Владимиром Ильичом Лениным. Поэтому лучше не разбираться, зачем? Нужно просто идти вперед и развиваться активно. 

О Кадырове — Герое России:

Он пришел сам. Он не пришел сдаваться, он пришел выстраивать отношения. Он мне сказал: «Мы думали, что нам с некоторыми нашими исламскими странами будет лучше, но поняли, что это не так, они начали нас подчинять своей воле. Я теперь понимаю, что нам лучше с Россией». Это был его выбор. Вы знаете, его судьбу. Он погиб от рук террористов. За Чечню, за чеченский народ и за Россию. До сих пор не могу себе простить, что отпустил его на эти праздники. Его взорвали, как известно.

Про законопроект о домашнем насилии:

Законопроект я не читал, но Валентина Ивановна Матвиенко мне совсем недавно о нем достаточно подробно рассказывала. Мое отношение какое к этому? Оно смешанное. Силой не заставишь любить. Раньше у нас обращались в месткомы, парткомы и требовали от этих организаций, чтобы они навели порядок в семье, приструнили кого-то из супругов. Прежде всего и чаще всего мужчину, конечно. Давало ли это какой-то позитивный эффект — я не знаю. Но я точно против любого насилия, в том числе в семье, и прежде всего к детям и к женщинам.

Это признак низкого уровня общей культуры, когда более сильная особь начинает качать свои права с помощью кулаков и грубой физической силы. Ничего здесь хорошего нет. Правда, по многим нарушениям можно воспользоваться действующими нормами: за хулиганство, нанесение побоев или тяжкие телесные повреждения. Все это есть в действующем законодательстве. Давайте спокойно это обсуждать в общественности, все это должно пройти проверку, нужно понять, что написано в каждой из его статей, попробуем спрогнозировать результаты после правоприменительной практики, и потом принять окончательное решение.

Фото в анонсе: Алексей Бойцов

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться