Все новости

Общество

Редакционный материал

Ричард Престон: Эпидемия. Отрывок из книги

Книга американского научного журналиста Ричарда Престона «Эпидемия. Настоящая и страшная история распространения вируса Эбола» (издательство «Бомбора») впервые была опубликована в 1994 году и стала бестселлером New York Times и Amazon. Герои книги и изложенные события абсолютно реальны. Автор рассказывает, что пережили люди, изучающие вирус, как он попадает в организм человека и в чем трудности выявления носителя. «Сноб» публикует одну из глав

18 марта 2020 12:40

Жители деревни Ямбуку, где впервые был обнаружен вирус, после медицинского осмотра во время вспышки лихорадки Эбола в 1976 году Фото: CDC/Dr. Lyle Conrad

Вирус Эбола назван в честь реки Эбола, верхнего течения реки Монгала, притока реки Конго, или Заира. Река Эбола протекает через тропические леса, петляя мимо разбросанных деревень. Первое известное появление заирского эболавируса — самого горячего типа вируса Эбола — случилось в сентябре 1976 года, когда он одновременно вспыхнул в 55 деревнях у истоков реки Эбола. Казалось, он появился из ниоткуда и убил девять из десяти человек, которых заразил. Заирский эболавирус — самый опасный агент в Институте. Общее мнение в USAMRIID всегда было таково: «С Эболой работают только сумасшедшие». Возиться с Эболой — это легкий способ умереть. Лучше работать с чем-то более безопасным, например с сибирской язвой. 

Юджин Джонсон, гражданский эксперт по биологической опасности, руководивший исследовательской программой по Эболе в Институте, имел репутацию немного дикого человека. Он — что-то вроде легенды для тех немногочисленных людей в мире, которые действительно знают о горячих агентах и о том, как с ними обращаться. Он один из ведущих охотников за Эболой в мире. Джин Джонсон — крупный, если не сказать массивный мужчина, с широким тяжелым лицом, распущенными в беспорядке каштановыми волосами, густой каштановой бородой, животом, свисающим через ремень, и горящими глубокими глазами. Надев черную кожаную куртку, Джин Джонсон мог бы сойти за тур-менеджера Grateful Dead. Он совсем не похож на человека, который работает на армию. У него репутация первоклассного полевого эпидемиолога (человека, который изучает вирусные заболевания в дикой природе), но по какой-то причине он нечасто удосуживается опубликовать свою работу. Это объясняет его несколько загадочную репутацию. Когда люди, знающие о работе Джонсона, говорят о нем, вы слышите «Джин Джонсон сделал это, Джин Джонсон сделал то», и все это звучит умно и изобретательно. Он довольно застенчивый человек, несколько подозрительный к людям и глубоко подозрительный к вирусам. Я думаю, что никогда не встречал человека, который боялся бы вирусов больше, чем Джин Джонсон, и его страх впечатляет, поскольку проистекает из глубокого понимающего уважения, коренящегося в знаниях. Он провел много лет, путешествуя по Центральной Африке в поисках резервуаров вирусов Эбола и Марбург. Он обыскал практически всю Африку в поисках этих форм жизни, но, несмотря на все старания, так и не нашел их естественных укрытий. Никто не знал, откуда взялись филовирусы; никто не знал, где они живут в природе. След исчез в лесах и саваннах Центральной Африки. Найти скрытый резервуар Эболы было одним из самых больших стремлений Джонсона.

Никто в Институте не хотел участвовать в его проекте по борьбе с Эболой. Эбола, вирус-стиратель, делала с людьми то, о чем даже думать не хочется. Организм был слишком страшен, чтобы работать с ним, даже для тех, кому было удобно работать в скафандрах. Они не хотели исследовать Эболу, потому что не хотели, чтобы Эбола исследовала их. Они не знали, в каком носителе живет вирус — будь то муха, летучая мышь, клещ, паук, скорпион, какая-нибудь рептилия или амфибия, например лягушка или тритон. Или, может быть, он жил в леопардах или слонах. И они не знали, как вирус распространяется, как он перескакивает от одного носителя к другому.

Джин Джонсон страдал от повторяющихся кошмаров о вирусе Эбола с тех пор, как начал работать с ним. Он просыпался в холодном поту. Его сны всегда были более-менее одинаковыми. Он в скафандре держал Эболу в руках, закрытых перчатками, — держал какую-то жидкость, содержащую Эболу. Внезапно жидкость растекалась по всей его перчатке, и тогда он понимал, что перчатка была сплошь исколота булавкой и жидкость, просачиваясь внутрь скафандра, текла на голые руки. Он просыпался, содрогаясь, и говорил себе: «Господи, это же заражение». А потом он понимал, что находится в своей спальне и рядом спит его жена. 

На самом деле Эбола еще не совершила решающего, необратимого прорыва в человеческую расу, но, похоже, была близка к этому. Вирус появлялся в Африке в виде микровспышек то тут, то там. Опасались, что микровспышка превратится в непреодолимую приливную волну. Если вирус убивает девять из десяти человек, заразившихся им, и от него нет вакцины или лекарства, то вероятности очевидны. Возможные последствия были глобальными. Джонсон любил говорить людям, что на самом деле неизвестно, что Эбола сделала в прошлом, и неизвестно, что она может сделать в будущем. Эбола была непредсказуема. Воздушно-капельный штамм лихорадки Эбола может появиться и облететь всю страну примерно за шесть недель, подобно гриппу, убивая большое количество людей, или же он может вечно скрываться на окраинах, убивая людей по нескольку за раз.

Издательство: Бомбора

Эбола — довольно простой вирус. Простой, как огненный шторм. Он убивает с потрясающей эффективностью и разрушительным спектром эффектов. Вирус Эбола — дальний родственник вирусов кори, паротита и бешенства. Также он связан с некоторыми вирусами, вызывающими пневмонию: вирусом парагриппа, вызывающим простуду у детей, и респираторно-синцитиальным вирусом, который может вызвать смертельную пневмонию у человека, больного СПИДом. За время развития в неизвестных носителях и за время передачи неизвестными путями в дождевом лесу Эбола приобрела худшие черты всех вышеперечисленных вирусов. Подобно кори, она вызывает сыпь по всему телу. Некоторые из эффектов напоминают бешенство — психоз, безумие. Другие эффекты пугающе похожи на сильную простуду. 

Частица вируса Эбола содержит только семь различных белков — семь больших молекул, собранных в длинные сплетенные структуры, из которых и состоит нитевидная частица Эболы. Три из этих белков смутно поняты, а четыре совершенно неизвестны: их строение и функция остаются загадкой. Что бы ни делали эти белки Эболы, они, похоже, предназначены для специальной атаки на иммунную систему. В этом они похожи на ВИЧ, который также разрушает иммунную систему, но, в отличие от начала проявления симптомов ВИЧ, атака Эболы подобна взрыву. Когда Эбола попадает в организм, иммунная система дает сбой и, похоже, теряет способность реагировать на вирусную атаку. Организм превращается в город, находящийся под угрозой захвата, с распахнутыми воротами, вливающимися враждебными армиями, разбивающими лагеря на площадях и поджигающими все вокруг; и с того момента, как Эбола попадает в ваш кровоток, вы уже потеряны; вы почти наверняка обречены. С Эболой не получится бороться так же, как с простудой. Эбола за десять дней делает то, на что СПИДу требуется десять лет.

На самом деле неизвестно, как Эбола передается от человека к человеку. Армейские исследователи полагали, что вирус Эбола распространяется через прямой контакт с кровью и жидкостями организма (точно так же, как вирус СПИДа). Но, похоже, у Эболы были и другие пути передачи. Многие африканцы, заболевшие Эболой, имели дело с трупами, зараженными вирусом Эбола. Похоже, что один из путей передачи Эболы идет от мертвых к живым, извиваясь в струях не способной свернуться крови и слизи, которые выходят из мертвого тела. В Заире во время вспышки 1976 года скорбящие родственники целовали и обнимали умерших или готовили тело к погребению, а затем, спустя от трех до 14 дней, Эбола проявлялась и у них. 

Сестра Мариетта у могил своих коллег, погибших во время вспышки Эболы в Заире в августе 1976 года Фото: CDC/Dr. Lyle Conrad

Эксперимент Джина Джонсона с Эболой был прост. Он заражал вирусом нескольких обезьян, а затем давал им лекарства в надежде, что они поправятся. Таким способом он мог бы найти лекарство, которое поможет победить вирус Эбола или, возможно, вылечит его.

Обезьяны почти идентичны человеку в биологическом смысле, поэтому их используют в медицинских экспериментах. Люди и обезьяны — приматы, и Эбола питается приматами так же, как хищник потребляет определенные виды мяса. Эбола не может отличить человека от обезьяны. Вирус легко прыгает между ними взад и вперед.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

В конце 2019 года в китайском городе Ухань произошла вспышка неизвестной пневмонии. Позднее эпидемиологи установили, что ее вызвал новый тип коронавируса, а накануне власти Китая признали, что этот вирус передается от человека к человеку — им заразились уже более 200 человек, трое скончались. О том, что нужно знать о коронавирусах и как открытие новой болезни в Китае повлияет на весь мир, «Снобу» рассказал руководитель Международного научно-образовательного центра биологической безопасности Роспотребнадзора в Дальневосточном федеральном университете Михаил Щелканов
Ежегодно, начиная с 1901 года, самая почетная премия в мире — Нобелевская — присуждается за выдающиеся научные исследования, крупный вклад в культуру или развитие человечества. Из 210 премий 219 лауреатам авторы книги «30 Нобелевских премий: Открытия, изменившие медицину» Ольга Шестова и Лев Иноземцев отобрали наиболее известные и используемые: расшифровка генетического кода, вирусы ВИЧ и ВПЧ, трансплантация органов и многое другое. «Сноб» публикует главу об открытии, которое сделало счастливыми многих людей и подарило тысячи жизней — ЭКО
Достижения науки за минувшее десятилетие, которые сегодня используют врачи