Начать блог на снобе
Все новости
Редакционный материал

Дмитрий Акриш: Я стремлюсь убрать из театра «театр»

В Театре им. Ермоловой премьера — режиссер Дмитрий Акриш поставил спектакль «Пролетая над гнездом кукушки» по одноименному роману Кена Кизи. В главных ролях — народная артистка России Светлана Головина и заслуженный артист России Никита Татаренков. «Сноб» поговорил с Дмитрием Акришем об изматывающих репетициях нового спектакля, диктатуре режиссера и чувстве правды на сцене
14 сентября 2020 11:53
Фото: Из личного архива


Ɔ. По первому образованию вы актер, затем окончили режиссерский факультет ГИТИСа, мастерскую Леонида Хейфеца. Почему вы пришли в режиссуру?

Да, по первой профессии я актер, несколько лет работал в театре, но у меня не было своего режиссера, серьезного проводника. Наставника я выбрал сам. В 2012 году поступил на режиссуру в мастерскую Леонида Ефимовича Хейфеца. Экзамены были очень сложными, конкурс сумасшедший — из нескольких тысяч прошли только семь человек. На последнем собеседовании Леонид Ефимович спросил меня: «А что будешь делать, если не поступишь?» Я ответил: «Или я поступлю сейчас, или никогда». У меня была виза в США на десять лет, и я решил, что если не получится, то уеду. И больше театром заниматься не буду.


Ɔ. Актерское образование помогает сейчас в работе?

Конечно. Хейфец сказал в какой-то момент: «Дима, ты должен выбирать между актерской и режиссерской профессией, иначе ты не сможешь стать настоящим режиссером». Я полностью завязал с актерской историей, хотя она по-прежнему притягивает меня. Но я понимаю, что обещал себе и должен это обещание сдержать. Актерская профессия позволяет мне смотреть на сцену со стороны и пропускать игру каждого через себя. Даже секундные неточные паузы, которые артисты делают между переходами, я замечаю.


Ɔ. В программе «Ближний круг», посвященной Леониду Хейфецу, у вас была короткая, но емкая реплика о том, что театр для вас — это боль, любовь и чувство правды.

Вне любви вообще очень тяжело что-то создавать, а там где любовь, есть боль и страх. Первого сентября 2012 года Хейфец сказал нам: «Если хоть один, сука, режиссер не будет любить артистов, вылетите с курса». В работе с артистами должно быть уважение и доверие. С этого нужно начинать. Во время моих репетиций и я, и артисты откровенны друг с другом, но атмосфера зависит только от меня. Искренность требует очень бережного отношения. Это особенно важно, потому что мы доходим до предельной степени открытости в наших спектаклях. Мне интересно ставить спектакль про болевые точки в жизни человека.


Ɔ. Ваш выпускной спектакль «Мать» получил Гран-при на фестивале «Твой шанс» в 2017 году. Спектакли «Морфий» и LEAR Курганского театра драмы входили в лонг-лист национальной театральной премии «Золотая маска». В этом году спектакль «Похороните меня за плинтусом», поставленный тоже в Кургане, выдвинут на «Золотую маску» в четырех основных номинациях. Признание профессионального сообщества важно для вас?

Это ценно в первую очередь потому, что был номинирован Курганский театр драмы. Здесь я поставил свой первый спектакль и после этого еще два, он стал для меня родным. Это театр с прекрасной труппой, и это их первая номинация на Национальную театральную премию. «Золотая маска» — не только конкурс, но и фестиваль, благодаря которому спектакли из регионов могут приехать в Москву и встретиться со столичной публикой. Этим в первую очередь важна номинация. И, несмотря на коррективы, которые внесла пандемия, спектакль «Похороните меня за плинтусом» приезжает в Москву. Фестивальные показы нужны каждому театру. Несколько лет назад два моих спектакля — «Морфий» и LEAR — были показаны на фестивале BABEL F.A.S.T. в Румынии. Здесь важны не награды, а то, что артисты выходят на одну сцену со своими коллегами из других европейских театров, у них появляется возможность оценить себя в современном контексте.

Спектакль «Похороните меня за плинтусом» Фото: Курганский государственный театр драмы


Ɔ. У вас грядет новая премьера, на этот раз столичная — спектакль «Пролетая над гнездом кукушки», поставленный по роману Кена Кизи. Как сложилось ваше сотрудничество с Театром им. Ермоловой?

Здесь я нашел людей, с которыми хотел работать. Кроме того, важный фактор — доверительное отношение Олега Евгеньевича Меньшикова. Он дал мне возможность поработать и с труппой театра, и со студентами его курса в ГИТИСе. Период самоизоляции был безумно сложным для нас, но администрация театра делала все возможное, чтобы держать артистов в тонусе, мы репетировали по зуму, потом вернулись на площадку. «Пролетая над гнездом кукушки» — это, наверное, спектакль-диалог. Он о том, кто мы на самом деле, где кроются наши страхи, что такое свобода.


Ɔ. По стечению обстоятельств, репетиции спектакля про свободу пришлись на период самоизоляции.

Свободу нужно найти внутри себя, даже если ты находишься на войне, революции, в очаге эпидемии, ты должен найти свободу внутри себя и через это изменить отношение к внешнему миру. Мне хотелось рассказать о тех персонажах, о которых в романе Кизи говорят вскользь. Наш спектакль о том, как появление человека извне обнажает болевые точки. Макмерфи (главный герой. — Прим. ред.) — это ток, который все приводит в движение, пробуждает, начинает обострять отношения между людьми внутри клиники — и больными, и медицинским персоналом.


Ɔ. Вы выступаете за театр без клише, театр без масок, правдивый театр. Тяжело ли артистам работать с вами?

Некоторые говорят: «Акриш очень жесткий». Наверное, внутри работы я и правда очень строго себя веду. Мне сложно жить и работать с людьми, которые на все говорят «да». Мне надо, чтобы со мной вступили в конфликт. Мне кажется, в результате этого конфликта что-то рождается.

Я стремлюсь убрать из театра «театр». Внутри каждой постановки нужно добиваться, чтобы она была естественной, правдивой, честной со стороны артиста, от первой репетиции и до закрытия занавеса. Из всего этого формируется энергетика будущего спектакля. С артистами нужно быть справедливым, найти ключ к каждому. Мы работаем с душой, поэтому на свои репетиции я не пускаю никого. В этой работе все были искренними и честными. В спектакле «Пролетая над гнездом кукушки» отсутствуют любые театральные приемы, музыки практически нет, с каждого артиста буквально сняты шкуры. Это подлинное соприкосновение с жизнью.


Ɔ. Чего нельзя делать на сцене в 2020 году?

Хитрить и играть. Если я сижу в зале и меня не цепляет ничего, я не могу это смотреть. Если я вижу неправду, я останавливаю репетицию. Задача одна — чтобы у нас получился хороший спектакль. Актеры должны выйти на сцену без масок, и зритель скажет: «Я им верю». Когда зрители уходят из театра в тишине, не аплодируя, театр для меня поднимается на другой уровень.

Премьера спектакля «Пролетая над гнездом кукушки» состоится 22 и 23 сентября в Театре им. Ермоловой

Беседовала Анастасия Рыжкова

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Российские театры открывают новый сезон — шахматной рассадкой и зрителями в масках. В московском театре «Модерн» под руководством Юрия Грымова проблему социальной дистанции решили просто — посадили в пустые кресла игрушечных мишек. И стартовали с постановки «Нирвана» о Курте Кобейне. Плюш и гранж — чем не выход из карантина. Впрочем, от Грымова простых решений не ждешь. Мы поговорили с режиссером, вокруг имени которого мифов всегда было больше, чем правды, о лихих девяностых в рекламе и в жизни, о том, как из либерала он стал государственником и есть ли место политике на сцене
Сегодня у народной артистки Светланы Крючковой юбилей. Последняя из поколения великих учеников Георгия Товстоногова, ведущая актриса БДТ, одна из самых ярких звезд отечественного кинематографа 70–80-х годов, она и сегодня продолжает активную творческую жизнь, а название ее недавнего премьерного спектакля «Жизнь впереди» говорит само за себя. «Сноб» поздравляет Светлану Николаевну и публикует эссе главного редактора нашего журнала Сергея Николаевича
Протесты в Белоруссии не заканчиваются уже больше двух недель. Одними из первых протестующих поддержали работники минского Театра имени Янки Купалы. Сначала они потребовали от Лукашенко остановить насилие на мирных акциях, а затем массово написали заявления на увольнение. «Сноб» поговорил с сотрудниками Купаловского — актерами Андреем и Кристиной Дробыш, а также художником по свету Николаем Сурковым о цензуре, Лукашенко и финансовой помощи из-за границы