Начать блог на снобе
Все новости
Редакционный материал

Гендерные вопросы в современной Японии

Профессор исторического факультета Гавайского университета Нэнси Сталкер написала книгу «Япония. История и культура: от самураев до манги», перевод которой вышел в издательстве «Альпина нон-фикшн». Автор сравнивает прошлые и нынешние проблемы государства, рассказывает, как японская культура проникла в европейскую жизнь, а также почему Японию называют Страной восходящего солнца. «Сноб» публикует главу, в которой речь пойдет о гендерном неравенстве в японском обществе
18 сентября 2020 14:00
Фото: Ryoji Iwata/Unsplash

Около половины женщин в возрасте от 15 до 65 лет заняты в оплачиваемом труде, что составляет более 40% всей рабочей силы. Японская трудовая система устроена так, чтобы компании оставались конкурентоспособными, нанимая женщин на низкооплачиваемые профессии без карьерных перспектив, которые приносят женщинам мало выгод. В основном женский труд используется в сфере обслуживания и в легкой промышленности и считается «частичной занятостью» — категорией, в которую входят либо работающие неполный день (обычно 35 часов в неделю), либо нанятые на определенный срок, либо те, кто работает на постоянной работе полный день, но не получает страховки или сопутствующих выплат. Чтобы бороться с хроническим дефицитом трудовых ресурсов, японские компании нанимают женщин на обслуживающую низкооплачиваемую работу на нестабильных условиях. Снятие государственных ограничений с рынка труда в свете рецессии увеличило количество так называемых частично занятых: сейчас они составляют до трети всей рабочей силы. В 1985 году Япония приняла Закон о равных возможностях, чтобы улучшить трудовые возможности для женщин. Закон ратовал за равенство мужчин и женщин на рабочем месте, однако оказался беззубым, не предусматривая никаких санкций за его нарушение. В результате очень немногие компании действительно пересмотрели свою политику в отношении гендера работников.  

Женщины, занятые полный день квалифицированным трудом, делятся на две категории. У карьеристок рабочая стратегия похожа на мужскую: они стремятся на управляющие позиции. Ожидается, что женщины будут работать сверхурочно без дополнительной оплаты, будут согласны на переводы на другое место службы и работать на тех же условиях, что и их коллеги-сарариманы. Это небольшая привилегированная группа женщин, окончивших престижные университеты. Женщины на руководящих постах есть только в четверти японских фирм. В больших корпорациях они составляют меньше 3,5% работников, нацеленных на карьеру. Среди чиновников высшего уровня женщины составляют всего лишь 1%. Вторая, более крупная категория, — женщины из «обычных» работников, которых часто называют ОЛ (офисные леди): подчиненные с низкими зарплатами и небольшой ответственностью, выполняющие секретарскую и иную не требующую квалификации работу для своих коллег-мужчин. 

Молодые женщины получают из современных медиа, школы и других государственных учреждений противоречивые послания относительно идеальных гендерных ролей. С одной стороны, официальная идеология поощряет их выполнять роль матерей, верных жен и заботиться о немощных стариках. При этом их атакует коммерческая реклама, призывающая одеваться по последней моде и покупать самую новую технику, несмотря на рецессию. В то же время популярная культура идеализирует образ школьницы в форме и белых носочках как желанный сексуальный объект. Частая сексуальная озабоченность юными девочками, поддерживаемая поп-культурой и СМИ, называется «комплексом Лолиты» (рорикон). Массмедиа рассказали девочкам-подросткам об их сексуальной привлекательности и о том, как использовать ее для финансовой выгоды. В середине 1990-х годов серьезной социальной проблемой стала подростковая проституция, которую эвфемистично называют «свиданиями с компенсацией» (эндзё косай). В городах, например в Токио, некоторые девочки- подростки ищут в качестве клиентов мужчин средних лет, которые платят им до 500 долларов в час. Их взаимодействие не обязательно включает секс: некоторые просто гуляют по городу, болтают в кофейнях, вместе проводят время. Однако большинство в обмен на деньги или дорогие подарки требуют секса. Встречи часто случайны и анонимны и устраиваются при помощи широко разрекламированных «телефонных клубов». Подростки начинают этим заниматься из-за того, что в обществе сверстников неприлично появляться без дорогих вещей, на которые не хватает карманных денег от родителей или зарплаты от частичной занятости. Обычно такие девочки растут в семьях среднего класса и не отличаются проблемностью или бунтарством, а их клиентами становятся обычные клерки. Некоторые социальные критики — в основном мужчины — считают это явление положительным, как ритуал перехода во взрослость и более зрелые отношения. Другие видят в этом пустоту и поверхностность отношений между людьми в современной Японии.

Издательство: Альпина нон-фикшн

С начала XXI века СМИ стали часто обращаться к гендерным карикатурам, чтобы объяснить снижение числа заключаемых браков и рождаемости. Молодых женщин, отказывающихся выходить замуж, клеймят «незамужними паразитками», а молодых людей без влечения к браку окрестили «травоядными» (сосоку данси). Большинство незамужних женщин в возрасте от 20 до 40 лет живут в родительском доме и привыкли тратить свой доход на себя: на путешествия, рестораны, покупку дорогой одежды и косметики. У большинства домашними делами, стиркой и готовкой занимаются родители. Они не торопятся выходить замуж, поскольку не хотят прекращать свой приятный образ жизни и становиться домохозяйками с обязанностью заботиться обо всех, кроме себя. СМИ и власти обвиняют в японских проблемах эгоизм этих «незамужних паразиток». В то же время гетеросексуальных мужчин 20-40 лет, которые не хотят вступать в брак и даже в сексуальные отношения, называют «травоядными», потому что как травоядные животные не интересуются мясом, так и у этих мужчин нет ни малейшего интереса к телесности. Медиа описывают «травоядного» мужчину как одержимого модой и уходом за собой и в то же время тихого и послушного, то есть приписывают ему характерно женские черты. Однако это слово понравилось самим неженатым мужчинам: в одном опросе 2012 года из 400 холостяков возраста около 30 лет 75% определяют себя как «травоядных». 

В XXI веке экономика все еще находится в стагнации, а городки в сельской местности страдают от сокращения населения. Все больше людей добровольно изолируют себя от общества, включая молодежь, которая отказывается выходить из дома и общаться с людьми (хикикомори). Похоже, новой нормой стало всепроникающее ощущение небезопасности, тревоги и безнадежности. 11 марта 2011 года эти ощущения еще больше усугубило землетрясение Тохоку, которое спровоцировало мощное цунами, приведшее к повреждению ядерных реакторов на атомной станции Фукусима. Эти катастрофы унесли более 16 000 жизней и привели к ущербу, который оценивается примерно в 25 триллионов долларов. Землетрясение мощностью 9 баллов было самым крупным из зафиксированных во всей японской истории. Оно породило цунами, местами достигавшее высоты 40 метров, которое затопило прибрежные территории на расстояние до 10 километров от берега вдоль береговой линии длиной до 500 километров, смывая целые городки, например Минамисанрику. Поврежденные атомные реакторы выбросили объем радиации, в 170 раз превышающий тот, что был при бомбардировке Хиросимы; пришлось эвакуировать более 300 000 человек, живших поблизости, причем многих — без надежды на возвращение. Эта катастрофа спровоцировала новый подъем спящего антиядерного движения, запустив массовые акции протеста по всей Японии. Энергетическая политика государства раньше в основном полагалась на атомную энергетику, однако общественные протесты после Фукусимы привели к закрытию большинства атомных станций. В попытках осознать причины и последствия как природных, так и техногенных катастроф общественные активисты призвали людей пробудиться от апатии и отчуждения и пересмотреть будущее Японии. Десятки тысяч волонтеров откликнулись на этот призыв и прибыли в Тохоку, чтобы помочь распространить гуманитарную помощь. Некоторые критики ратуют за простой образ жизни, сокращение потребления и экономию энергии и других ресурсов. Япония снова столкнулась с задачей преодоления последствий катаклизма. Что ждет ее в будущем — еще одно чудесное возрождение или продолжение упадка — покажет время.

Приобрести книгу можно по ссылке

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Востоковед и публицист Андрей Ланьков в своей книге «К северу от 38-й параллели: Как живут в КНДР» (издательство «Альпина нон-фикшн») рассказывает об устройстве страны, о престижных и опасных профессиях и о том, почему они являются таковыми, о семейных традициях, преступности и многом другом. «Сноб» публикует главу «Все снова под контролем?», посвященную беженцам
У китаеведа и руководителя школы востоковедения НИУ ВШЭ Алексея Маслова вышла книга «Конфуций. Беседы с одиноким мудрецом» (издательство «Рипол классик»). В ней автор рассуждает о жизни и философии великого китайского мыслителя, чье учение распространилось за пределами Китая и Восточной Азии. «Сноб» публикует одну из глав
В чем разница между мужским и женским инфарктом? Почему вероятность того, что в случае автомобильной аварии женщина получит увечья, почти в полтора раза больше? Ответы на эти и другие вопросы дает британская феминистка Кэролайн Криадо Перес в своей книге «Невидимые женщины: Почему мы живем в мире, удобном только для мужчин. Неравноправие, основанное на данных». «Сноб» публикует одну из глав