Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube
Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube
Все новости
Редакционный материал

Боль и агрессия в сексе — это нормально?

В книге «Близость: Книга о хорошем сексе» (вышла в издательстве «Альпина Паблишер») сексолог Наталья Фомичева рассказывает, из-за чего возникают проблемы с сексом, что такое партнерская норма, как принять свое тело и не стыдиться его, как научиться говорить о сексе и отказывать в нем, если действительно не хочется. «Сноб» публикует одну из глав
22 ноября 2020 8:20
Коломан Мозер. Любовники. 1913 Иллюстрация: Wikipedia Commons

Мы подошли к теме, которая для многих может быть болезненной, а другим казаться полузапретной, — боль и агрессия в сексе, а также сексуальное насилие. В разных случаях агрессивное взаимодействие выступает партнерской нормой, плохим сексом или преступлением — это зависит от того, происходит ли оно по обоюдному согласию. 

Чем обусловлена связь между агрессивностью и сексуальностью человека? Единой причины всех ее проявлений не существует. Нейрофизиологические, психологические, социальные и культурные механизмы сложно взаимодействуют и обусловливают сексуальное поведение людей, в том числе и потребность причинять и ощущать боль, приказывать или подчиняться. 

В некоторых статьях 10–12-летней давности можно прочитать, что высокий тестостерон обусловливает высокую агрессивность и активное половое поведение. Вот почему мужчины энергичнее женщин и играют в сексе активную роль. Поэтому же мужчины чаще насилуют женщин, чем наоборот.

Такая точка зрения — упрощение феномена сексуального насилия. Нейрохимическая связь секса, боли и агрессии существует, но она не так проста и универсальна. Мы уже говорили о неоднозначной роли тестостерона и о том, что поведение не напрямую сцеплено с гормонами.

Хотя в современной нейрофизиологии не принято говорить о конкретных центрах возбуждения, существуют зоны мозга, которые активизируются и в ситуации острого страха, и при сексуальном возбуждении. Это не какие-то определенные зоны, общие для всех людей, и у некоторых эти зоны могут быть расположены близко друг к другу. Испытывая страх, эти люди физически ощущают возбуждение в области гениталий.

Активировать возбуждение может и проявление собственной агрессии. Иногда секс (не БДСМ-контакт, не домашнее насилие, а просто бурный секс) бывает похож на драку: люди кусаются, таскают друг друга за волосы, и это их возбуждает. Разницы между полами здесь нет, как может и не быть ярко выраженных ролей.

Есть и другие люди — те, которым такое взаимодействие в сексе совсем не в кайф и которые предпочитают более мягкую коммуникацию.

Боль и стыд как сексуальный импринтинг 

В прошлой главе мы говорили про импринтинг. Ситуации, в которых человек испытывает боль или стыд, также могут совпасть с возбуждением и зафиксироваться. Я не раз встречалась с тем, что человека возбуждает агрессивное взаимодействие, с которым он столкнулся в детстве и которое случайно совпало с сексуальным возбуждением. Как в примере Ильи, которого мама драла за уши, и теперь он любит, когда так делает его девушка во время секса. Это частый вариант адаптации после психотравмы, и в таком развитии событий нет ничего плохого, особенно если партнер готов принять его фантазию.

Иногда ребенок случайно испытывает неосознанное сексуальное возбуждение при болезненных медицинских манипуляциях, его мозг запоминает эту ситуацию, и с тех пор похожие процедуры или одежда врача может ассоциироваться у него с возбуждением. Бывает и так, что создается импринтинг ситуации власти и подчинения — например, у подростка случилась спонтанная эрекция, когда он отвечал у доски. С тех пор его любимая фантазия — о красивой учительнице геометрии, которая отчитывает его за то, что он растерялся и не смог доказать теорему. Все это необязательно означает, что человек любит такие ситуации и стремится почаще в них попадать; скорее, он будет фантазировать о них или его будут возбуждать похожие детали (обстановка, одежда, запах, чувство).

Секс как поле для проживания непроявленных чувств 

Бывает и так, что секс становится полем для проживания чувств, которые человек не может проявить в других сферах своей жизни. Например, среди людей, предпочитающих подчинение в БДСМ-контактах, много топ-менеджеров обоего пола, людей статусных. Власти у них много, а вот потребность в подчинении удовлетворена плохо. О механизмах психологической связи власти и секса много написал видный психоаналитик Отто Кернберг.

Такое поведение совершенно нормально, если партнер не против подыгрывать этим сценариям. Они могут мешать, если сексуальная реакция на жизненные обстоятельства происходит помимо воли партнера.

Однажды ко мне пришла пара, которая прожила вместе около 15 лет. Женщина жаловалась на то, что в последнее время муж слишком жестко и грубо ведет себя в сексе. Мы поговорили втроем, и обнаружилось, что у мужа трудный период на работе, он на всех сильно злится, а клиентам выразить свои чувства по понятным причинам не может и реагирует на происходящее через секс с женой. А она телом чувствовала его эмоции, но не понимала, что они адресованы не ей. Муж осознал, что он переносит свои чувства на сексуальное взаимодействие, и нашел способ выплескивать их иными путями, не портя отношения в семье. 

Издательство: Альпина Паблишер

БДСМ: не ужас-ужас

Я упомянула о людях, которые занимаются БДСМ-практиками. БДСМ (BDSM) — это сексуальная субкультура, которая расшифровывается как:   

  • BD (Bondage&Discipline) — связывание и подчинение. Это игры с ограничением подвижности (связыванием, наручниками) и ролевые игры, в которых один человек приказывает, а другой выполняет приказы.  
  • DS (Domination&Submission) — доминирование и подчинение. Имеются в виду постоянные отношения партнеров, в которых один доминирует, а другой подчиняется.  
  • SM (Sadism&Masochism) — садизм и мазохизм. Одному из партнеров нравится причинять боль, а другому ее испытывать.

В международной классификации болезней (МКБ-10), одобренной в 1990 г., еще сохранялся раздел, в котором эти практики классифицировались как отклонение от нормы. В новой классификации раздел удален: БДСМ — это не извращение, а предпочтение, такое же, как другие, упомянутые в предыдущей главе. Есть круг людей, для которых по разным причинам моменты агрессии и боли в сексе могут быть принципиально важны. Для них это именно то, что может давать огромное удовлетворение, делать секс хорошим. БДСМ — своего рода клуб по интересам. Очень важно, что никто не обязан принадлежать этому клубу пожизненно или выбирать только такой секс. Многие любители БДСМ могут получать удовольствие и от других взаимодействий, никак не связанных с плетьми, крючками или ролью раба. Чем спокойнее общественное мнение будет относиться к подобным вещам, тем проще будет людям пробовать разные взаимодействия и решать для себя, насколько они им подходят. 

В силу того, что в БДСМ люди часто имеют дело с болью и унижением, в этой среде развилась потребность дозировать и контролировать ощущения, а значит, и культура коммуникации во время секса. Когда взаимодействие включает сильные, экстремальные ощущения, особенно важно наметить границы, рамки, договориться обо всем на берегу, иметь стоп-слово и относиться друг к другу вне игры в раба и господина с уважением. Чужие и свои желания в БДСМ — это закон, действующий по принципу «безопасность, разумность, добровольность», где все происходит только по обоюдному согласию и в той степени, в какой этого хотят оба партнера. Точно так же должны обстоять дела и в обычном сексе.

Таким образом, очень важно отличать насилие от игры в насилие, фантазии об агрессии — от неконтролируемой агрессии. Отличие очень простое: игры в насилие и агрессию требуют гораздо большей эмпатии друг к другу и умения договариваться, чем мягкий, ванильный секс. («Ванильным» люди в субкультуре БДСМ называют секс без БДСМ-элементов.)

Насилие же в чистом виде, вне рамок и условностей, в современной культуре недопустимо, и толерантность к нему должна быть нулевой.

Почему женщины фантазируют о насилии 

Галина: Я фантазирую о том, что меня насилуют. Может быть, я действительно этого хочу?

В чем причины того, что женщины возбуждаются от мыслей о сексуальном насилии? 

Первая причина: женская сексуальность в нашем обществе до сих пор кажется многим чем-то полузапретным. Проявлять инициативу, активность — «неуместно», «смешно», «стыдно», а секса хочется. В фантазиях о насилии женщина полностью перекладывает инициативу (а значит, и вину за инициирование секса) на другого человека. Она мысленно свободна от вины за удовольствие («я не испытывала грешных желаний и не делала никаких активных шагов, меня просто взяли, а я подчинилась»), и ей легче расслабиться.

Важно заметить, что это относится исключительно к фантазиям! При реальном изнасиловании чувства вины и стыда обычно бывают очень сильными. Причина в том, что фантазия полностью находится под нашим контролем, а при изнасиловании женщина, наоборот, совсем не контролирует ситуацию, она — жертва, и это так травматично, что ее психика спешит отдать часть вины (ответственности, контроля над ситуацией) ей самой. 

Во-вторых, как было сказано выше, у некоторых людей зоны мозга, ответственные за боль, страх и секс, расположены рядом, и поэтому эти люди могут возбуждаться от фантазий о насилии.

В-третьих, в порнографии, а отчасти и в рекламе, демонстрируется много прямого и скрытого насилия. Оно может усваиваться женщиной в юности как возможная модель сексуального взаимодействия, под которую будут подстраиваться фантазии. 

Фантазии о насилии всего лишь фантазии, которые можно воплощать в форме игры. Они не означают, что женщина мечтает о насилии в реальности.

Приобрести книгу можно по ссылке

Больше текстов о психологии, отношениях, детях и образовании — в нашем телеграм-канале «Проект “Сноб” — Личное». Присоединяйтесь

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Ольга Нечаева
Сегодня стремление быть осознанным распространяется не только на бытовую жизнь, но и на сексуальную. Как приблизиться к пониманию своих желаний, разобраться в значении эротических фантазий и перестать испытывать стыд, рассуждает Ольга Нечаева
Ольга Нечаева
Скандал вокруг выложенного в сеть интимного видео футболиста Артема Дзюбы в очередной раз возвращает нас к дискуссии о сложном положении публичных персон и разнице между стыдным и интимным
Ольга Нечаева
У природы нет плохого сезона, а у любви и секса? Оказывается, есть, и это не осень