Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube
Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube
Все новости
Редакционный материал

Тест на эротический интеллект, или Как понимать наши фантазии

Сегодня стремление быть осознанным распространяется не только на бытовую жизнь, но и на сексуальную. Как приблизиться к пониманию своих желаний, разобраться в значении эротических фантазий и перестать испытывать стыд, рассуждает Ольга Нечаева
18 ноября 2020 12:35
Иллюстрация: Маша Млекопитаева

Мы уже привыкли и приняли аббревиатуру EQ — эмоциональный интеллект, или способность понимать и адекватно трактовать собственные и чужие эмоции. Только недавно заговорили еще об одном EQ, эротическом интеллекте. Журнал Psychologies определяет его как «способность доверять себе, понимать свое тело, свои границы, свои ценности и то, как мы ощущаем собственную энергию. Это знание того, что нас заводит, что доставляет удовольствие нашему телу». 

Одна из важнейших частей самопознания в этой области — это наши сексуальные фантазии. Они есть почти у всех, но далеко не все знают, что они означают. Более того, на пути этого понимания стоят стигмы невероятных размеров. Социолог Майкл Андерсон в своем TED-выступлении говорит, что из всех табуированных тем для обсуждения в паре сексуальные фантазии являются наиболее запретной.

До сих пор многие психологи и терапевты полагаются на устаревшую трактовку фантазий как инфантильного побега от реальности, компенсации слабого либидо и страхов. «Нас учили воспринимать фантазии как симптом невроза или незрелости, как болезненные романтические идеализации, которые подрывают субъектность партнера и являются побегом от реальных отношений», — пишет в своей книге Mating in Captivity (англ. «Размножение в неволе») психотерапевт Эстер Перел.

Одним из первых, кто предложил новую теорию понимания сексуальных фантазий, был психоаналитик Майкл Бэдер. В своей книге Arousal: The secret logic of sexual fantasies (англ. «Возбуждение: Тайная логика сексуальных фантазий») он показывает, что наши сексуальные фантазии и предпочтения являются не результатом программирования общества или биологии, а скорее психологическим инструментом, с помощью которого психика противостоит подсознательным страхам.

За последние десятки лет мы очень многое вытащили из-под грифа «как не стыдно!». Обнаружили, что с помощью лени тело спасает нас от выгорания, с помощью гнева и отвращения защищает от токсичных отношений, с помощью прокрастинации подсказывает, что мы делаем что-то через силу, поперек себя. Пришло время вытащить из-под этого грифа и сексуальные фантазии — наш способ регулирования психики. «Сексуальная фантазия — это путеводная тропа, которую мы прокладываем, чтобы найти путь между тревогой, виной и запретами. Это работа сознания, реагирующего на давление подсознания», — пишет в своей книге Men in Love (англ. «Влюбленные мужчины») психоаналитик и социальный историк Нэнси Фрайдей.

Когда-то мой отец, психолог, доктор наук и академик, научил меня понимать сны. Сон — это как клапан на скороварке. Это способ сознания снизить внутреннее напряжение от тех чувств, которые мы запрещаем себе испытывать и проявлять в нашей дневной реальности. Когда перед важным выступлением мне снится, что я потеряла в городе детей или у меня украли все документы, это мое подсознание стравливает страх, тревогу, которые я днем запрещаю себе испытывать, проговаривая «да все будет нормально», «да ты это сто раз делала». Образы, которые подтягивает мозг, индивидуальны, но подобраны с единственной целью — чтобы во сне я прожила тревогу, восторг, надежду, злость, отчаяние — все то, что я не очень решаюсь чувствовать осознанно. То же самое делают и фантазии. Секс, сексуальность — это минное поле, на котором то тут, то там спрятаны стыд, осуждение, страхи, тревоги, потребности, о которых мы не очень знаем и не очень хотим знать. С помощью сексуальных фантазий наша психика протягивает нам руку помощи. Как во сне, в фантазии мы наступаем на мину и не взрываемся, тем самым проживая больное и опасное без страха. 

Именно потому, что сексуальные фантазии позволяют прикоснуться и прожить запретные для нас самих чувства, они редко согласуются с нашим мнением о себе или публичной персоной. Феминистка, возбуждающаяся от фантазии о жестком доминантном мужчине, мать семейства, которую заводят фантазии о быстром сексе в туалете с незнакомцем, любящий муж, испытывающий эрекцию от фантазии группового секса с юными соблазнительницами, властный руководитель, мечтающий, чтобы его связали, могут стыдиться и скрывать то, что вызывает у них эротическое возбуждение, вопрошать «что со мной не так?!», «что я за человек?», сомневаться в своей адекватности.

Но чем большим стыдом маркировано то, что нас возбуждает, тем больше мы подавляем свое эротическое воображение, тем хуже для либидо и принятия своей сексуальности. Понимание, что сценарий фантазии — лишь декорация, что фантазии, как искусство и сны, нельзя трактовать дословно, что это лишь конструкт психики, открывающий дорогу к нашей сексуальности для проживания запретных чувств, для избавления от страхов, позволяет снять эту печать стыда.

Согласно одному из исследований, 62% женщин фантазируют о насильственном сексе. В эпоху #МеToo это удивительное открытие, если рассматривать фантазии, как призыв к действию. Но фантазия — не призыв к действию. Ни одна из женщин не фантазирует о боли из-за сломанного носа или выбитых зубов, в фантазии насильственный секс вызывает возбуждение, удовольствие, оргазм.

Доктор Лори Бет Бисби объясняет этот феномен: «Такие фантазии — как срывание с себя жесткого корсета. Нападающий всегда красив, принадлежит к тому типу мужчин, которому женщина бы и так хотела отдаться. Он груб и напорист с ней, но он не причиняет ей боли по-настоящему, и в конце концов она сдается».

В сути этой фантазии лежит чувство неотразимости, желанности. Женщину в ней настолько хотят, что мужчина просто обязан обладать ей, он не в силах себя контролировать. В этой фантазии спрятано так необходимое многим современным женщинам избавление от ответственности, необходимости блюсти себя и принимать решения, от заботы об эго партнера, от стыда и запрета на удовольствие. Она не в силах сопротивляться (читай: она может расслабиться), ее вынуждают отдаться (читай: ей можно наконец перестать себя контролировать), она возбуждена вопреки (читай: она избавляется от маски правильной девочки) и она испытывает оргазм от этого запретного для нее падения. На самом деле она испытывает оргазм от освобождения, реализации запрещенного и отсутствия ответственности за все на свете, включая собственный оргазм.

В фантазиях наши декоративные герои избавляют нас от страхов, от неприятия себя. Фантазия о том, чтобы быть связанным, позволяет проживать подчинение без страха подчиненной позиции, временно отдавая свою потребность в контроле картонному насильнику в черной маске. Фантазия о ненасытных, всегда желающих красотках дарит нам недостающее чувство желанности, уверенности. Фантасмагорические героини в чулках или халатике медсестры всегда хотят, им всегда хорошо, у них не болит голова, им не надо забирать ребенка из садика, у них нет прошлого, венерических заболеваний, сумки с продуктами и раздражения к видеоиграм. С героями фантазий можно рисковать, не рискуя, быть в опасности, не находясь в опасности, выражать желание, не стесняясь, быть в зависимости, не находясь в зависимости, брать свое, не боясь причинить боль. 

Мужчины фантазируют о женщине, которую не нужно уговаривать и заманивать, которая не откажет, которая всегда в настроении, которая не скажет с презрительным лицом: «Как ты можешь думать о сексе сейчас!» С ней они могут не чувствовать вины за то, что хотят секса, ответственности за то, чтобы непременно доставить удовольствие и быть «на высоте». Женщины фантазируют о долгом, красивом, запретном соблазнении, в котором можно не стесняться целлюлита и формы груди, в котором она видит и чувствует себя бесконечно желанной, не стыдится, что ей нужна долгая прелюдия. Таинственный настойчивый незнакомец не сбежит, если она скажет, что что-то идет не так, никогда не потеряет эрекцию, за которую она чувствует себя в ответе, не отвернется к стене и не захрапит. В наших фантазиях мы позволяем себе выражать что угодно: страх, сопротивление, наглость, агрессию, желание. Кричать так, как нельзя кричать с соседями за стенкой, заниматься сексом так, как нельзя заниматься с матерью собственных детей, требовать — и получать, не просить — и получать. Наши сценарии могут меняться, но не меняется то, что мы ищем в сексе, что получаем с его помощью: экстаз, власть, побег, привлекательность, желанность, бунт, близость, понимание, победу, уверенность, свободу. Все то, чего нам не хватает. 

Герои наших фантазий всегда точно знают, как мы хотим, что нас возбуждает, что приносит нам огромное, запретное удовольствие. Потому что они — это мы. Это мы знаем. Это мы лечим себя, открываем себя, освобождаем себя, перестаем отрицать себя. Это мы даем себе подсказки — что внутри нас требует выхода, что мы запретили, подавили, высмеяли, застыдили, выкинули из сознания. Это мы соединяемся в фантазии со всем отвергнутым, в целостность. И испытываем оргазм. 

Добро пожаловать в эротический интеллект.

Больше текстов о психологии, отношениях, детях и образовании — в нашем телеграм-канале «Проект "Сноб” — Личное». Присоединяйтесь

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Ольга Нечаева
Скандал вокруг выложенного в сеть интимного видео футболиста Артема Дзюбы в очередной раз возвращает нас к дискуссии о сложном положении публичных персон и разнице между стыдным и интимным
Ольга Нечаева
У природы нет плохого сезона, а у любви и секса? Оказывается, есть, и это не осень
Ольга Нечаева
В одной из прошлых колонок я рассматривала различные причины того, почему в современном мире люди стали реже заниматься сексом. Возможно, у этого явления есть еще одна причина: мы гораздо реже готовы соглашаться на «плохой секс» и чаще готовы сказать «спасибо, нет»