Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube
Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube
Все новости
Редакционный материал

Росс Маккензи: Магазин из Ниоткуда

Таинственный Магазин из Ниоткуда может появиться в любое время в абсолютно любом месте. Сирота Дэниел Холмс, убегая от мальчишек из детского дома, попадает в загадочный мир, где его ждут чудеса и магия. Но за волшебство придется заплатить свою цену. С чем предстоит столкнуться юноше? «Сноб» публикует первую главу из книги британского писателя Росса Маккензи «Магазин из Ниоткуда», перевод которой выходит в издательстве «Рипол классик»
12 декабря 2020 9:31
Иллюстрация: Paul Klee/Wikimedia Commons

Магазин из Ниоткуда появился на рассвете, одним морозным ноябрьским утром.

В деревне слухи разносились быстро, и к полудню вся округа гудела от сплетен и толков.

«Вчера в одном ряду было четыре лавочки. Теперь их пять!»

«Слыхал? Он влез прямо между мясником и скобяной лавкой...»

«Сложен из черного как ночь кирпича, да еще и так странно блестит на свету!»

К вечеру недоумевающая толпа стала собираться у таинственного здания. Зеваки распихивали друг друга, надеясь уловить хоть какое-то движение за темными окнами. Они обменивались самыми безумными предположениями о том, откуда взялся этот магазин и что там могли продавать.

Магазин и в самом деле был сложен из черного как ночь кирпича, который мерцал и поблескивал при свете газовых фонарей. Вход преграждали золоченые ворота работы столь тонкой и искусной, что можно было подумать, будто над ними потрудился настоящий паук-волшебник. Витиеватые буквы над окнами складывались в название: МАГАЗИН ИЗ НИОТКУДА.

У входа замаячила тень, и по толпе пронесся вздох изумления. А затем наступила тишина — глубокая и тяжелая, которая повисла в воздухе будто туман.

Двери магазина широко распахнулись. И изящные золоченые ворота тут же обратились в пыль, стремительно подхваченную ветром.

Воздух вдруг наполнился сотней запахов: пахло поджаренным кокосом и свежевыпеченным хлебом; пахло солоноватым морским бризом и только что прошедшим дождем; пахло костром и тающим снегом.

Из темноты магазина выпорхнул голубь и взмыл ввысь, рассекая белыми крыльями мглу. Зачарованная толпа следила за ним, пока он совсем не пропал в вышине. А потом все как один распахнули рты. Черное небо взорвалось светом и цветом, и сквозь сверкающий дождь фейерверков проступила надпись:

Магазин из Ниоткуда открыт для покупателей. Захватите с собой фантазию...

Написанное провисело в воздухе достаточно для того, чтобы все успели прочесть, а после — слова золотом осыпались на землю. Столпившийся народ радостно смеялся, пытаясь поймать поблескивающие искры.

Все собравшиеся были очарованы. Никогда прежде они не видели ничего подобного. Один за другим они подходили ближе, трогая мерцающий черный камень, а потом с любопытством изучали кончики своих пальцев. И все они радостно переступали порог, спеша навстречу неизвестному.

Два дня спустя, когда магазин исчез, в деревне появился незнакомец. Он был вежлив и заплатил за комнату новенькими хрустящими купюрами. Но что-то в нем — его пугающий рост, быть может, или жадный взгляд холодных голубых глаз — настораживало местных.

Он спрашивал о магазине, сложенном из кирпича цвета ночи.

Но этому высокому господину не удалось найти ни души, которая могла бы что-то припомнить.

Не прошло и дня, как он исчез, а вместе с ним и следы тех странных событий затерялись с годами.

Те, кто тогда прошли через двери магазина, не помнили ничего из того, что видели внутри. Но куда важнее, не помнили они и цены, уплаченной за посещение, — частичку себя, которую они отдали за один лишь мимолетный взгляд, брошенный на таящиеся в магазине чудеса и секреты.

«Захватите с собой фантазию...» — ведь, казалось, только этого требовало объявление, сверкавшее в небе.

 

Глава 1

Случайная встреча 

Глазго, наши дни

– Пропустите! Дайте пройти!

— Эй!

— Смотри, куда прешь, малявка!

— Извините!

Дэниел Холмс мчался, локтями прокладывая себе дорогу, сквозь субботние толпы покупателей в Глазго, петляя и запутывая следы. Легкие его горели, икры сводило, но он не останавливался. Остановиться он просто не мог: на «хвосте» у него висели Спэд Харпер с бандой. А в приюте каждый знал, что уж если за тобой гонится Спэд Харпер, то медлить не в твоих интересах.

У мясной лавки, едва не поскользнувшись на луже крови, Дэниел свернул налево и очутился на узкой улочке, где в старинных зданиях располагались модные магазины, рестораны и кофейни. Резные каменные ангелы и горгульи на крышах, казалось, наблюдали за улицей с высоты.

Дэниел озирался по сторонам, не зная, куда свернуть. Интересно, далеко ли он от автобусной станции? Он представил, как запрыгивает в автобус до побережья, зайцем пересаживается потом на лодку и оставляет позади и Глазго, и Святую Катерину. Было бы здорово очутиться там, где нет Спэда Харпера.

— Еще не зовешь папочку? — откуда-то из толпы прокричал ему Спэд. — Ты вчера во сне снова скулил как щенок на весь приют. «Папочка! Папочка! Не умирай, папочка!» Ха-ха! Не переживай, молокосос, когда мы с тобой закончим, будешь о другом плакать!

Спэд и его прихвостни были больше, быстрее и сильнее, чем Дэниел. Рано или поздно они его схватят. Мальчик помчался через улицу, забежал в ближайший магазин и захлопнул за собой тяжелую дверь. Держась за грудь, он пригнулся и оглядел улицу через затемненное стекло: шайка Спэда шумела где-то неподалеку.

— Куда слинял этот нытик?

— Должен быть где-то здесь!

Дэниел весь сжался. Он закрыл глаза и глубоко задышал. В воздухе пахло мебельным воском и пылью, а еще чем-то, напоминающим тающий шоколад. Открыв глаза, мальчик впервые по-настоящему осмотрелся вокруг.

Магазин был пещерой, полной сокровищ. Куда бы Дэниел ни взглянул, везде он подмечал то, что хотелось потрогать, рассмотреть поближе, забрать себе. В свете огня сверкало золото, мерцало серебро, переливались кристаллы. Замысловатые деревянные часы и зеркала разных размеров, с богато украшенными рамами и совсем простые, украшали стены. В аквариуме мелькали рыбки. В комнате были фарфоровые куклы и деревянные солдатики; ржавые мечи, чучела животных; высокие, до потолка, стопки книг; украшения, будто озаренные серебряным светом. Даже пылинки, выхваченные полосой света, мерцали как звезды. А чучело белого медведя в углу, казалось, сторожило магазин.

— Как ты сюда попал? Мы закрыты!

Голос напугал Дэниела. В дальнем углу комнаты возвышался стол с ножками, вырезанными в форме орлиных когтей. За столом сидел невысокий мужчина в покрытом пылью костюме, его приятное лицо венчала копна кудрявых каштановых волос. Напротив него на столе лежала потрепанная книга. Перьевая ручка уже замерла в ожидании над раскрытой страницей. Но глаза мужчины цвета грозового неба пристально смотрели на Дэниела.

— Простите, — сказал тот. — Не хотел вам мешать. Просто за мной гонятся.

Взгляд его в этот момент был прикован к книге, которая начала подрагивать, как будто что-то пыталось выбраться наружу.

Мужчина нахмурился, заметив любопытство мальчика. Он захлопнул книгу, запер ее в ящике стола, встал и, пройдя мимо Дэниела, направился к двери.

— Видишь? — сказал он, указывая на знак, где и правда было написано «Закрыто». Он потянул ручку и открыл дверь. — Хм, могу поклясться, что я ее закрывал.

Мужчина повернулся к Дэниелу и посмотрел на него, прищурясь:

— Так кто за тобой гонится?

— Большие парни из моего приюта.

Мужчина приподнял бровь:

— Ты сирота?

Дэниел кивнул.

Огонь трещал и шипел.

— Что случилось с твоими родителями? — спросил Дэниела его собеседник.

Мальчик подумал, что это странный вопрос для незнакомца, но быть вышвырнутым обратно на улицу ему не хотелось, поэтому он ответил:

— Папа был рыболовом. Погиб в море. Мама после этого продержалась пару лет.

Этот немногословный ответ, казалось, устроил владельца магазина.

— И почему эти большие парни за тобой гонятся? — спросил он. —Должна быть какая-то причина.

Дэниел скрестил руки на груди.

— Причина в том, что они отморозки. Спэд и его прихвостни думают, что они держат весь приют. Они отнимают у других детей вещи — важные вещи, вроде тех, что остались у них от родителей. И никто им никогда не перечил. Но я уже больше не мог это выносить: я выследил их, нашел место, где они прячут украденное, и раздал его всем обратно, объясняя, что если другие дети будут держаться вместе, Спэду и его банде с ними не сладить. Спэду это не понравилось.

Невысокий мужчина в пыльном костюме выпятил вперед нижнюю губу и кивнул, скрывая улыбку:

— Школьные хулиганы, понятно. — Он зашагал за письменным столом. — Как тебя зовут?

— Дэниел. Дэниел Холмс.

— Ну, Дэниел Холмс, я знаю, что это такое — жить, опасаясь хулиганов, тут мы похожи.

— Правда?

— Мм... скажу тебе вот что: можешь подождать здесь, пока не убедишься, что Спэд и его шайка ушли.

— Спасибо большое, сэр.

— Не за что, — отозвался мужчина в костюме. — А теперь извини, меня ждут дела.

Иллюстрация: Jean Metzinger/Wikimedia Commons

Он повернулся и направился к бордовой бархатной портьере в задней части магазина, но, дойдя до нее, помедлил.

— Дэниел, у тебя есть любимое животное?

— Животное? — призадумался мальчик. — Это, наверное, странно, но мне нравятся сороки, говорят, они умнейшие из птиц. Есть такой стишок о них...

— Одна к печали, две на счастье?*

— Ага, тот самый.

— Очень хорошо, — сказал владелец магазина, улыбнувшись сам себе, и добавил: — Я должен идти.

— Еще увидимся, — ответил Дэниел. — Может, я как-нибудь вернусь и что-нибудь у вас куплю.

Улыбка мелькнула на лице мужчины:

— Я бы не был в этом так уверен. Возвращающиеся покупатели у нас редкость.

С этими словами он исчез за портьерой.

Дэниел выглянул в окно, которое подкрасили сепией, отчего мир за ним казался сошедшим со старой фотографии. Серый глазговский дождь стучал толстыми каплями, на дорогах уже начали собираться лужи.

Спэда с бандой давно и след простыл, но Дэниелу отчаянно хотелось бросить последний взгляд на магазин перед уходом. Он подошел к стол с разбросанными на нем солдатиками, взял двоих и устроил им сражение, представляя, что это они со Спэдом.

Солдатик Дэниела уже был готов скинуть Спэда со стола, как вдруг что-то привлекло его внимание, какой-то нежный звук, похожий на взмах крыльев. Забыв про игрушки, мальчик уставился на бордовую портьеру в конце комнаты. Еще взмах. Портьера мягко колыхнулась.

Дэниел шагнул вперед, сердце его колотилось. Приблизившись, он протянул дрожащую руку и медленно, осторожно коснулся ткани.

Бордовый бархат приподнялся, послышался шелест крыльев, и две серебристые птицы вылетели из-под портьеры. Дэниел пригнулся, и птицы пролетели через весь магазин, приземлившись на сложенные стопкой книги.

Это были сороки. Но такие, каких Дэниел никогда прежде не видел.

Они были сделаны из играющего на свету, переливающегося серебра.

Каждое перышко, тонкое как льдинка, отражало языки пламени, пляшущие в камине. Серебряные сороки, наклонив головы, внимательно наблюдали за мальчиком своими сверкающими рубиновыми глазами.

— Как такое возможно? — прошептал Дэниел, осторожно приближаясь к птицам, которые его, однако, не испугались. Подойдя совсем близко, он протянул руку: — Вы настоящие?

Его пальцы коснулись прохладного серебряного крыла одной из сорок. Птица издала негодующую трель и взлетела, увлекая вторую за портьеру. Но, подлетев к бордовой бархатной завесе, сороки вдруг вспыхнули огнем и исчезли — и только рубины их глаз упали на пол.

Дэниел открыл рот от изумления.

— Что здесь происходит? — раздался откуда-то из-за портьеры голос владельца. — Что это за звук? Лучше бы ничему не разбиться!

Внезапно охваченный сомнениями насчет того, свидетелем чему он только что стал, и места, где он оказался, Дэниел выбежал за дверь. Тихо прозвенел колокольчик, провожая его на залитую дождем улицу.

Мгновение спустя из-за портьеры показался невысокий джентльмен в старом пыльном костюме. Он окинул взглядом магазин и поднял упавшие рубины, перекатывая их между пальцами. Мужчина сомкнул ладонь, а когда раскрыл ее вновь, на руке у него сидели сороки, светясь серебряными крыльями в полумраке комнаты.

Он выпустил птиц, наблюдая за тем, как они облетели магазин, прежде чем вновь приземлиться на стопку из книг. Лицо его озарила широкая, задумчивая улыбка, и он вновь исчез за портьерой.

*«Одна к печали» / «One for Sorrow» — старинный детский стишок о сороках, отражающий народные суеверия: число увиденных сорок определяло степень невезения человека.

Перевод: Е. И. Орлова

Оформить предварительный заказ книги можно по ссылке

Больше текстов о психологии, отношениях, детях и образовании — в нашем телеграм-канале «Проект "Сноб" — Личное». Присоединяйтесь

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
В издательстве «Синдбад» к выходу готовится перевод книги «Разговоры с друзьями» от автора бестселлера «Нормальные люди», по которому снят одноименный сериал. «Сноб» публикует первую главу
Каталина, двоюродная сестра Ноэми совсем недавно вышла замуж, но уже обращается с мольбой о помощи — муж пытается отравить ее. Ноэми отправляется в мексиканскую деревню, чтобы помочь сестре, но прежде ей придется столкнуться с секретами и ужасами, которые долгое время скрывали обитатели Дома-на-Горе. С разрешения издательства «Рипол классик» «Сноб» публикует первую главу
Автор литературных бестселлеров «Фламандская доска» и «Клуб Дюма» Артуро Перес-Реверта год назад написал новую книгу — «Эль-Сид, или Рыцарь без короля». Ее главный герой — кастильский дворянин Родриго Диас де Вивар, более известный как Эль-Сид Кампеадор, он же персонаж средневековой «Песни о моем Сиде». Перевод романа вышел в издательстве «Иностранка». «Сноб» публикует первую главу