Все новости
Редакционный материал

Светлана Сачкова: Люди и птицы. Отрывок из романа

Действие романа происходил в Москве. Герои книги — Таня и Саша. Их истории развиваются параллельно. Она — неудачливая девушка 26 лет, крайне неуверенная в себе. Он — 34-летний коммерсант и тоже неудачник. В их жизнях происходят странные ситуации, они отчаиваются, страдают и понимают, что их мечтам не суждено сбыться. Но с кем не бывает? С разрешения автора «Сноб» публикует одну из глав
23 января 2021 9:15
Фото: Jason Mitrione/Unsplash

Утром Саша пел в душе. Он был уверен, что теперь точно все будет хорошо.

Дома ему не сиделось, и он отправился гулять. Пшенно-желтое рыхлое солнце мягко грело его затылок. В листве чирикали птицы. Девушки, приходившие мимо, все казались ему симпатичными: даже кривые ноги и неопрятные волосы их не портили. Старушки были исключительно милыми, и забулдыги не вызывали в нем злости. Мимо шел как раз такой гражданин. Он пошатывался и говорил в допотопный телефон:

— Ну! А! Да ты че в натуре!

Потом:

— Ща, обожди.

Притормозил и высморкался посреди дороги русским народным способом — об землю.

Саша только неодобрительно хмыкнул и тут же о нем забыл.

Нагулявшись, он зашел в мясную закусочную и съел стейк с картошкой за восемьсот рублей. Ведь осталось всего ничего — и у него снова будут деньги! После обеда он разленился и поймал машину, чтобы доехать до стриптиз-клуба.

За рулем был приветливый мужичок из тех, кому нужны уши. Он тут же вывалил на него кучу историй. Поначалу Саша не особенно слушал, но постепенно втянулся.

— Сам я из Белгорода, работал в колхозе, — говорил водитель. — В Москве десять лет. Сначала клал кафель, маляркой занимался… Потом стал таксовать: так больше выходит. У меня есть мечта — купить «рейндж ровер». Вот больше ничего не надо, веришь? Он стоит миллион, у меня почти есть. Я коплю, прячу от жены. Вот куплю и буду абсолютно счастлив!

Водитель запрыгал на сиденье в предвкушении счастья, как резиновая игрушка.

— А что, у меня все есть: жена, дети, любовница есть. Вот только «рейндж ровера» нет. Саша тихо посмеивался.

— А тут случай был месяц назад. Ты не поверишь: еду по Тверскому бульвару, там есть ресторан «Пушкин». Может, знаешь? Так вот, тормозит меня мужчина, выпимши, в шикарном пальто. Его под руку блондинка держит в шикарной шубе. Он говорит: «Плачу, сколько скажешь, отвези на Рублевку. Только на моей машине». Я говорю: «Окей». Припарковал свою и вдруг вижу: вывозят со стоянки… Я глазам не поверил — белый «рейндж ровер»!

Он опять запрыгал.

— Сиденья кожаные… Я на него смотрю: мама дорогая! Это что же, за счастье его поводить мне еще и заплатят? Повез их на Рублевку. Наслаждался каждым мигом. Выходим у их дома, он достает из кармана толстую пачку пятитысячных и одну мне протягивает. «Хватит?» — спрашивает. Я обомлел. «Конечно», — говорю. Попрощались, я пошел искать шоссе. Ночь, куда идти — не знаю, а у самого душа поет! Вытаскиваю пятитысячную полюбоваться, и вдруг уголок отгибается… И я вижу, что их две, пятитысячных! Они совсем новые, приклеились друг к дружке, а он и не заметил. Я в шоке. Потом вышел на шоссе, поймал машину. «Вези, — говорю, — до Пушкинской». Он попросил восемьсот, а я ему дал тысячу. Вот такая ночь была. Так что я — счастливый человек.

До того Сашу проняла эта история, что он чуть не прослезился. У него у самого пела душа. Выходя из машины, он ощущал в себе силы перевернуть мир.

Его встретила ярко накрашенная девица на огромных каблуках — артдиректор клуба. Она сообщила, что Крейзи пообщается с ним после того, как проведет ежедневное собрание персонала. Саша немного скис: ему не хотелось маяться час-полтора в каком-нибудь кабинете или предбаннике. Но оказалось, он тоже приглашен на планерку — чтобы проникнуться духом заведения.

В основном зале на диванах, где вскоре должны были расположиться клиенты, расселись стриптизерши в полной боевой раскраске и костюмах, всего человек пятьдесят. Сашу тоже усадили на диван, и он начал разглядывать полуголых девиц в кружевах, кожаной сбруе и эластичных трико. Те подпиливали ногти, смотрели в экраны телефонов, лениво переговаривались. В центре зала стояла стойка с микрофоном.

Саша успел рассмотреть всех и соскучиться, когда, наконец, зазвучали фанфары и замигали софиты, будто начиналось шоу. Под общие овации к микрофону вышел Крейзи Ким. Он ослепительно улыбался и был одет в красный с бирюзовым принтом пиджак, красные брюки и красные ботинки с бирюзовой подошвой. Под пиджаком была майка с рисунком: женский рот лижет красное эскимо.

Крейзи схватил микрофон и заорал на манер конферансье:

— Привет, красотки! Как бодрость духа?

Неясный гул.

— Не слышу! Отвечаем хором! Как бодрость духа?!

— Ха-ра-шоо, — загудели стриптизерши, как школьницы, повторяющие урок.

— Так, Ангел, отложила телефон и перестала в него тыкать, иначе будешь наказана!

Пантера, перестань хихикать! Начинаем. Сегодня будет бурная ночь, как всегда, мы

будем танцевать и веселиться! Чтобы настроиться на волну радости и веселья, вспомним, благодаря кому вы все здесь оказались. Кто ваш благодетель?

Девицы к этому моменту уже проснулись и грянули хором:

— Ты, Крейзи…

— Да, я Крейзи, я самый классный, самый умный и самый добрый чувак с манией величия, который любит своих красоток! Повторяем за мной! Кто я?

— Ты, Крейзи самый классный, самый умный, самый добрый чувак с манией величия…

Восхваления продолжались еще несколько минут. В самом начале Саша заржал, решив было, что Крейзи стебется. Но на него обернулись и шикнули; вскоре ему стало понятно, что все это происходит на полном серьезе.

Издательство: Эксмо

Потом Крейзи начал воспитывать стриптизерш, изображая строгого, но справедливого отца:

— Мне здесь не нужны девчонки, которые не хотят, чтобы их жизнь стала лучше! Которые не хотят оторвать свою ленивую попу и что-то сделать! Я все для вас делаю. Для вас — массажисты, визажисты и костюмеры! Для вас — хореографы, тренеры и бесплатные курсы английского! Для вас — репетиторы! Если кто-то хочет параллельно учиться в институте, я это только приветствую. Если кто-то совершенствует свое мастерство, для вас — специальные занятия. Но мы все помним, в чем заключается конечная цель каждой из вас? Что это?!

Драматическая пауза.

— Ну?!

Девицы заголосили хором:

— Выйти замуж и родить детей…

Саша от удивления разинул рот и так и остался сидеть с отвисшей челюстью. Крейзи довольно щурился.

— Правильно! Я всех поощряю знакомиться с клиентами. К нам ходят состоятельные мужчины, лучшие мужчины! Чтобы им понравиться, вы должны развиваться и устраивать свою жизнь. Это самая высокая цель для женщины — стать матерью! А я — чем могу, помогу.

Девчонки, видимо, слушали эту речь каждый вечер в начале смены. Они скучали, позевывали, украдкой смотрели в телефоны.

— А теперь, — орал Крейзи, как ведущий спортивных мероприятий, — выступит наша бывшая сотрудница Ночь! Она хочет нам кое-что рассказать!

К микрофону вышла довольно потасканная девица и объявила, что выходит замуж за богатого мужчину. Все оживились, но ненадолго, потому что дальше Ночь начала мямлить, не смогла рассказать ничего внятного про свою завидную судьбу и вскоре ушла.

Следом за ней вызвали сотрудницу Луну, которую разжаловали из танцовщиц.

Крейзи объяснил:

— На общем собрании ее решили выгнать, потому что она интриговала, цапалась со всеми и настроила всех против себя! Но она так умоляла оставить ее в клубе, что мы придумали для нее занятие! Она сама расскажет о том, в чем теперь будут состоять ее обязанности.

Ссутулившаяся девица с длинным хвостом представилась:

— Привет, я Луна. Я больше не танцую, меня выгнали. Но я работаю в клубе соцработником. Если у кого-то возникла трудная ситуация, например, конфликт, или что-то не получается — приходите ко мне. Мы с вами вместе разберемся. Я давно в стриптизе, знаю все. Помогу советом.

Затем слово снова взял Крейзи, заявил, что недавно основал Российскую ассоциацию стрип-клубов, и вызвал к микрофону диджея, которого назначил вице-президентом ассоциации. Предполагалось, что тот скажет что-нибудь пафосное по теме. Но диджей не смог связать и двух слов. Тогда Крейзи быстренько вытолкал его из-за стойки и обратился к собранию:

— Так, кто еще хочет выступить? Дольче, ты хочешь? Ну-ка скажи что-нибудь. Иди, иди сюда!

Дольче, брюнетка с красивой фигурой и очень глупым лицом, нехотя подошла к микрофону.

— Я хочу… Мм. Я хочу пожелать всем классного вечера. Давайте повеселимся и круто заработаем!

— Это мне нравится! — прокомментировал Крейзи. — Поаплодируем Дольче! Ну, кто еще что-нибудь скажет?

Но желающих выступить не нашлось.

— Хорошо, тогда мы заканчиваем нашей клятвой! Повторяем за мной!

Крейзи начал зачитывать клятву, а девушки хором повторяли, бубнили, как зомби:

— Я красотка, я сексуальная, я разумная… Клянусь служить клубу и Крейзи, быть позитивной, уверенной… Стремиться к саморазвитию, почитать Крейзи, моего благодетеля… Спасибо тебе, Крейзи Ким, за то, что дал мне возможность получить от жизни все… Клянусь стремиться выйти замуж и стать матерью…

Саша окончательно офонарел. Он не бывал на собраниях тоталитарных сект, но ему показалось, что там должно происходить что-то похожее.

— Работаем! — крикнул Крейзи.

И Сашу повели в его кабинет.

Глава ассоциации стриптиз-клубов восседал за столом, уставленным позолоченными безделушками. Стены кабинета были украшены его портретами разной степени фриковатости. Саша уселся на стул и заметил на столе стопку компакт-дисков — тоже с портретом Крейзи. Ему стало не по себе.

Кореец дружелюбно улыбался.

— Привет! Мне сказали, что мы с тобой знакомы.

Саша знал, что улыбка ничего не значит. Он откашлялся и сказал:

— Мы несколько раз пересекались. Я Саша Парфенов, мы с Витей Пак были партнерами по бизнесу. Корейские салаты.

Он не хотел вдаваться в подробности.

— Что-то припоминаю. Ты говоришь «были». Значит, уже не партнеры?

— Уже нет. Салатный бизнес себя изжил, — приврал Саша. — Витя теперь обувью торгует, насколько я знаю.

— Понятно.

Крейзи смотрел выжидающе, без нетерпения, глаза его ласково щурились. Саша решился:

— В общем, я все думал, чем бы мне хотелось заняться. Честно говоря, салаты — это для денег, не для души. А хочется, чтобы и то, и другое. И тут я увидел тебя по телику. Тебя прямо прет от того, что ты делаешь…

Улыбка будто приклеилась к лицу Крейзи. Нельзя было понять, приятен ему комплимент или нет.

— …И я подумал, что хочу работать с тобой. Я человек надежный, кого хочешь спроси — не кину, не подведу. Чужого не возьму. С людьми я всегда по-хорошему, хоть с уборщицей, хоть с кем.

Саша нарочно сказал «работать с тобой», а не «на тебя» — чтобы дать понять Крейзи, что он видит себя его партнером. Кем-то вроде управляющего клубом, например.

Крейзи ответил тут же, без раздумий:

— Хорошо, я всем даю шанс. Возьму тебя сначала охранником. Будешь хорошо работать — достигнешь любых высот. 

Все это — очень ласково.

Саша не поверил своим ушам:

— Охранником?!

Крейзи не изменился в лице:

— У меня мама начинала работать на кухне, теперь она — моя правая рука. Брат начинал водителем, теперь он — левая рука. Но они ничего бы не добились, если бы не прошли этот путь. Так что для начала даю тебе сорок тысяч рублей и бесплатные обеды. Потом посмотрим.

Через пять минут Саша в бешенстве выскочил из клуба на улицу. Практически бежал, не разбирая дороги, бормотал: «Вот клоун! Придурок! Чмошник…» Размахивал руками и желал Крейзи разных нехороших вещей.

Приобрести книгу можно по ссылке

Больше текстов о психологии, отношениях, детях и образовании — в нашем телеграм-канале «Проект "Сноб" — Личное». Присоединяйтесь

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Уставший от длительной и изнуряющей работы психотерапевт решает уйти на пенсию и буквально считает минуты до окончания своей полувековой практики. Тем временем к нему на прием записывается новая клиентка — и планы героя стремительно рушатся. Перевод романа практикующего психолога Анне Катрине Боман «Агата» готовится к выходу в издательстве Corpus. «Сноб» публикует первые главы
«Сноб» публикует пролог из детектива Андерса де ла Мотта «Осеннее преступление»
В старинной часовне найдено тело мужчины. Часовня принадлежит религиозной общине, представители которой называют себя Посланцами Господа. Они не пользуются современными технологиями, одеваются, как в XVIII веке, и живут по заветам. Погибший был одним из руководителей общины. Полиция не верит, что его смерть наступила от несчастного случая. Расследовать дело берутся Пьер Ньеман и его молодая помощница Ивана. Удастся ли им найти виновного? «Сноб» публикует первую главу нового детектива Жана-Кристофа Гранже «День праха»