Все новости
Редакционный материал

Юрий Беккер: Не/праздничная история. Часть первая

По случаю Дня святого Валентина Юрий Беккер написал рассказ о любви в Москве в наши дни. «Сноб» публикует первую часть
13 февраля 2021 9:47
Фото: Igor Rand/Unsplash

В каждом новом году нас поджидают события неотвратимые, настолько привычные и неизменно повторяющиеся, что их явлению абсолютно не удивляешься и воспринимаешь как должное, как обыденный результат естественного хода вещей: смена времен года, повышение налогов, ожесточенные споры по поводу Дня всех влюбленных — настоящий ли это праздник? Нужен ли особый день, чтобы рассказать любимой женщине о чувствах? Подарить безделушку с забавным сердечком и просто посмотреть в глаза.

Просто посмотреть в глаза.

Казалось бы, такая мелочь — просто посмотреть в глаза… помолчать и улыбнуться, не отрывая друг от друга взгляд… улыбнуться только ей… Казалось бы — мелочь, но как же не часто творим мы такие мелочи в торопливой повседневности, растрачивая время на что угодно, кроме того, что действительно важно. И в какой-то момент начинаем считать, что любовь близкого человека — это настолько естественно, что не обязательно вспоминать о ней постоянно.

Куда она денется?

///

Что же касается Ярослава Мухина, то он, в свои двадцать восемь, в любви разбирался хорошо, но однобоко, что естественно для холостяка его возраста: с серьезным упором на техническую сторону вопроса. Если вы понимаете, что я имею в виду. Друзья считали, что во всем виноват скоропалительный брак, случившийся где-то между Сочинской олимпиадой и чемпионатом мира по футболу — учитывая значимость упомянутых событий, точные даты начала и окончания несчастливого мухинского эксперимента никто не запомнил, но я думаю, что Славка был просто-напросто не готов к серьезным отношениям, и два лишних штампа в паспорте ничего в нем не изменили.

Тогда не изменили.

И раз уж мы заговорили о паспорте, то сделаю важное, на мой взгляд, уточнение: родился наш скромный герой тринадцатого февраля, и начиная с определенного возраста, День всех влюбленных встречал в настроении скорее меланхолическом, активнее налегая на минералку, чем на вино и сладкое, и может быть именно этим объясняется тот факт, что у Славки никак не получалось проникнуться романтическим настроением праздника. Но он старался. Старался каждый год, как правило, с разными претендентками, но в тот день, о котором я хочу рассказать, Мухин стараться не планировал — не мог. Он возвращался домой от… Славка никогда не рассказывал, каким образом получилось, что празднование дня рождения привело его туда, откуда он ехал, а мы не спрашивали. Важно было то, что он ехал домой один и почему-то на метро. Тоже немаловажный факт, потому что под землю Славка спускался не часто. Тем более — будучи весьма усталым после трудного дня и бурной ночи. Как его занесло в метро, Мухин объяснял путано.

«Меня как на веревке потащило к станции. Сначала думал пройтись по улице, прогуляться, проветрить голову и там вызвать такси, а потом решил спуститься под землю. Не знаю почему…»

Слушатели усмехались, а я… нет. Потому что знаю, что так бывает. Не часто, но бывает, когда вдруг начинаешь испытывать непреодолимое желание что-то сделать, иногда — совсем неожиданное, например отправиться куда-нибудь, причем не важно, запланирована поездка или нет — ты к собственному изумлению понимаешь, что тебе нужно, обязательно нужно оказаться там. Во чтобы то ни стало. Если потребуется — вопреки обстоятельствам. Потому что нужно. Непонятно зачем, но очень-очень нужно. И ты берешь билет и едешь… или с необъяснимым вожделением ожидаешь заурядной, в общем, поездки, считая дни и даже часы… и в результате получаешь от судьбы невероятный, невозможный подарок. А в редчайших случаях тебя ждет настоящее Чудо. Но для этого должно сильно повезти…

Так бывает.

Я об этом знаю и не удивился тому, что Славку потянуло под землю — так должно было случиться, потому что выйдя на «Площади Революции», чтобы перейти на «зеленую» ветку, Славка неожиданно увидел Ее…

Разумеется, в тот момент он еще не знал, что увидел Ее, он всего лишь обратил внимание на невысокую девушку со связкой воздушных шаров. Черных воздушных шаров с крупной белой надписью «Не праздник!» которые девушка бесплатно раздавала прохожим. Несмотря на воскресный день, народу на станции было много и раздача халявы шла активно: люди брали шарики, не особенно задумываясь над тем, что на них написано, а девушка благодарно улыбалась им, опустив маску на подбородок. Улыбалась очень искренне и открыто.

Улыбалась так, что Славка не смог не спросить:

— Почему «не праздник»?

— Потому что праздника нет, — объяснила девушка, выдавая шарик прохожему.

— Почему? — удивился Мухин. Не то, чтобы он был большим поклонником Дня всех влюбленных и желал вернуть ему светлое звание праздника, но другие темы для разговора отсутствовали, а уходить не хотелось.

— Почему вы спрашиваете? — осведомилась в ответ девушка.

По ее тону Славка понял, что настаивать на том, что четырнадцатое февраля все-таки праздник не следует, а поскольку заканчивать разговор он не собирался, пришлось пустить в ход главный козырь:

— У меня вчера был день рождения.

— Поздравляю, — почти равнодушно произнесла девушка, расставаясь с очередным шариком.

— И вот я еду домой…

— У вас вчера был день рождения, а вы едете домой сегодня?

— Да, — ответил Славка. — Что не так?

— Просто спросила, — пожала плечами девушка.

— Завтра понедельник, нужно на работу, поэтому возвращаюсь сегодня, — объяснил Мухин, понимая, что говорит явно не о том. — И вдруг вижу — вы раздаете шарики…

— Они не имеют к вам отношения.

— А если я возьму один?

— Возьмите.

— Но тогда я соглашусь с тем, что праздника нет.

— Сегодня, — уточнила девушка.

— Какая разница? — Мухин вздохнул. — Ведь это грустно — когда нет праздника. Или кто-то празднует, а к нему подходят и говорят, что праздника нет.

— Но ведь его нет.

— Но ведь они празднуют. — Славка кивнул на прохожих. — Кто-то из них ждал этого дня несколько недель, а то и месяцев. Им весело и я не вижу смысла убеждать их в том, что…

И он вновь посмотрел на белую надпись, украшающую черный шарик.

«Не праздник!»

— У нас флешмоб, — тихо сказала девушка.

И сделала шаг к платформе.

— Раздаете шарики в метро? — Славка двинулся следом.

— Во время обсуждения в сети, мне эта идея показалась забавной.

— А теперь?

— Теперь не знаю… — Девушка рассчитала правильно и оказалась на платформе в тот самый миг, когда в подошедшем поезде раскрылись двери.

— Уезжаете? — наконец-то сообразил Мухин.

— Они от нас не в восторге, — девушка кивнула на приближающихся полицейских. — Говорят, в метро нельзя устраивать флешмобы.

Мухин обернулся, пару мгновений таращился на патрульных и потерял драгоценное время. Двери захлопнулись, и оставшийся на платформе Славка вдруг понял две вещи: первое — он очень хочет продолжить разговор с девушкой, имени которой не знает; второе — он так увлекся, что забыл спросить у нее номер телефона…

///

— Буду дома минут через тридцать, приму душ, переоденусь, вызовем такси и поедем.

Сейчас в ресторанах не особенно много посетителей, из-за пандемии народ предпочитает меньше выходить в свет, и отыскать свободное место можно даже там, куда раньше приходилось записываться за неделю, но я люблю быть уверенным в том, что окажусь в выбранном заведении, и продолжаю заказывать столики. Тем более, сегодня праздник, и не просто День всех влюбленных, а первый для нас с Сашкой, поэтому ошибиться никак нельзя.

— Хорошо, — ответила жена. — Я как раз успею выбрать платье.

— Уверена, что успеешь?

— Если не найду ничего подходящего — придется сначала заехать в магазин.

— Хорошо, что не к портному, — брякнул я.

— Это была шутка? — осведомилась Сашка.

— Ответ на шутку.

— Доволен собой?

— Еще как. — Телефон сообщил, что меня зачем-то хочет Потапов, и поскольку наш с женой разговор плавно подкатился к промежуточному финалу, я произнес: Мне Андрюха звонит, нужно ответить.

— Отвечай, конечно. А захочешь меня найти — я в шкафу, выбираю платье.

— Не потеряйся там… — Ответа я не услышал — переключился на звонок друга. — Привет.

— Привет, ты где? — Потапов у нас человек уставной, целый полковник в одной серьезной службе, и не привык тратить время на всякие разглагольствования.

— Еду домой.

— Разве я спрашивал что ты делаешь?

— Где-то в Сокольниках, — уточнил я.

— У метро? — оживился Андрюха.

— Скоро буду проезжать. А что?

— Отлично! На «красной» сверху у нас еще никого нет! — Потапов, как и все мы, предпочитал говорить о ветках метро «сверху» и «снизу», а не «север-юг», как это пытаются внедрить последнее время. — Запоминай: твоя зона ответственности от конечной до «Комсомольской»…

— Ты пьяный, что ли? — спросил я, но притормозил, перестроился в правый ряд и принялся искать место для парковки. Во-первых, по голосу было понятно, что Андрюха трезвый. Во-вторых, даже будь он пьяным, все равно придется делать то, что ему нужно. — Объясни, на кой ляд тебе метро?

— Не мне, а тебе. И если бы ты не перебивал — давно бы все выяснил, — благодушно отозвался Потапов. — Помнишь Муху?

— Что он натворил?

— Влюбился.

— Снова?

Тут товарищ полковник сообразил, что я настроен скептически, а значит, могу отказать в помощи вечновлюбляющемуся Славику, и поспешил напомнить о важном:

— Юрген, Муха утверждает, что на этот раз все серьезно. Но даже если на этот раз опять «снова» — мы все равно не можем не помочь. Все мы.

— И сколько нас? — проворчал я, наконец-то обнаружив подходящее для парковки место. К счастью — бесплатное.

— Нас уже много. Но «красная» ветка закрыта плохо.

— Через два с половиной часа я должен быть в ресторане.

— Где ресторан?

— Китай-город.

— Это рядом.

— Рядом с чем?

— Не морочь мне голову, — попросил Потапов. — Я, между прочим, уже двадцать минут обзваниваю наших балбесов, но половина еще за городом и люди действительно нужны.

Андрюха знал, что я собираюсь на романтический ужин и не позвонил бы без острой необходимости.

— Что делаем? — спросил я, понимая, что душ и короткий отдых дома отменяются.

— Ищем девушку.

— Присылай фото.

— Есть только описание.

— Давай описание.

— Красивая брюнетка лет двадцати. Прическа — каре. Глаза — темные. Одета в короткую красную куртку, джинсы и белые кроссовки. Насчет кроссовок — не точно.

Андрюха замолчал.

— И? — подбодрил я его.

— И все.

— Как выглядит?

— Может быть в маске.

— Гм… А звать как?

— Понятия не имею. В смысле — никто понятия не имеет, включая Муху. Найдешь — спросишь.

— Как я узнаю, что это она?

— Юрген, ты пьяный, что ли? — удивился товарищ полковник. — Отыщешь подходящую девчонку — фотографируй и отправляй файл Мухе, он сам выберет, какая ему подойдет. И хватит ныть, мне еще четыре ветки закрывать. Давай, пока.

Потапов отключился. Я чертыхнулся, вышел из машины и направился к метро, на ходу набирая номер Сашки. Предупредить, что мы с ней увидимся только в заведении.

///

Одна остановка. Всего одна остановка…

С «Площади Революции» девушка поехала вниз, но на «Арбатской» Ярослав ее не обнаружил. То ли отправилась дальше, то ли перешла на другую ветку, но на какую — непонятно, потому что одна станция превратилась в четыре… В четыре, черт бы их побрал! И она могла перейти на любую из них! Мухин обежал все платформы, наткнулся на группу раздающих черные шары ребят, но Ее среди них не обнаружил, зато узнал, что никакого плана у флешмоба нет, участники сами решают, где раздавать шары, окончательно растерялся, расстроился, понял, что пропадает и позвонил Потапову. Разбудил его, спящего после «суток», невнимательно выслушал естественные в таких случаях ругательства, а затем быстро и внятно поведал о своих тяготах. Причем поведал таким тоном, что невыспавшийся Андрюха согласился взять на себя роль доброго фея. Дальнейшие действия товарища полковника вы приблизительно представляете.

Что же касается Мухина, он оказался на «голубой» «Смоленской», где обнаружил двух симпатичных участниц знаменитого флешмоба.

— Возьмите!

Машинально взял протянутый шарик, намотал нитку на указательный палец, но через секунду опомнился и спросил:

— Скажите, с вами не было девушки в красной куртке? Брюнетка… она тоже раздает шарики.

— Нет, — ответила рыженькая. — Мы вдвоем ходим.

Хотела что-то добавить, но была перебита подозрительной подругой:

— Почему вы спрашиваете?

— Я познакомился с ней… — ответил Мухин, продолжая наматывать нитку на палец. 

— В смысле, хотел познакомиться, но она уехала.

— Если она не захотела с вами знакомиться, мы помогать не станем.

— Почему?

— Потому что она не захотела с вами знакомиться, — объяснила подозрительная. — Неужели непонятно?

Аргумент прозвучал настолько веско, что Славик едва не растерялся окончательно. Но вовремя вспомнил, что ему есть чем ответить:

— Она не знала, что я хочу познакомиться, — промямлил он, начиная разматывать нитку с пальца. — Не успела узнать… в смысле, я не успел сказать… она так быстро запрыгнула в поезд, что я… не успел. Поехал за ней, а ее не оказалось на следующей станции.

— А почему она так быстро запрыгнула? — продолжила давить подозрительная. — Убегала от вас?

— От полиции.

— Полиция! — охнула рыженькая. — Черт!

Заболтавшись, девушки совершенно позабыли о блюстителях порядка и теперь растерянно смотрели на приближающихся патрульных. Сбежать от которых, из-за отсутствия поезда, оказалось невозможно.

— Только не это, — вздохнула рыженькая. — Родители меня убьют.

— Все из-за тебя, — прошипела Мухину подозрительная. — Пристал со своими вопросами дурацкими, и мы не успели смыться.

Славик вздохнул, кивнул, признавая правоту девчонки, повернулся к полицейским, которые как раз остановились в шаге от них и сообщил:

— Это я во всем виноват.

— В чем? — прищурился один из патрульных, судя по погонам — сержант. А судя по тому, что подал голос — старший в паре.

— Это мои шарики, — ответил Мухин, делая попытку забрать у девушек связки. — Я просто попросил их подержать, пока шнурки завязывал.

Судя по морщинкам, появившимся вокруг глаз подозрительной, она улыбнулась, довольная тем, что разбираться с властями придется Славику. Но радость оказалась недолгой, поскольку рыженькая сделала шаг в сторону, не позволив Мухину забрать связку, и громко сказала:

— Это наши шарики! — заставив подозрительную опешить от изумления.

— Мои, — упрямо повторил Мухин.

— Наши.

— Мои.

— Можем забрать всех, — усмехнулся сержант. — В отделении разберемся.

— Это его шарики, — опомнилась подозрительная, успевшая сунуть Мухину свою связку. — Мы их подержать взяли.

— Вы не понимаете, ему нельзя в полицию, — произнесла рыженькая, кивая на Славика. — Он девушку потерял и найти не может. Ему сейчас некогда с вами разбираться.

Полицейские переглянулись.

— Какую девушку?

— Почему потерял?

— Одну из нас.

— Только мы ее не знаем, потому что у нас флешмоб, — добавила подозрительная. 

— Мы никого не знаем.

— Как вы достали со своими флешмобами, — проворчал сержант, переводя взгляд на Мухина. — Что за девушка?

— Мы на «Площади Революции» разговорились, только я телефон не успел взять, — ответил Славик.

— И что?

— И все.

— И теперь он катается по метро, пытаясь ее найти, — добавила рыженькая и толкнула Мухина в бок: — Чего молчишь? Катаешься ведь?

— А что мне остается? — развел руками Славик.

— Он у всех наших про нее спрашивает, только никто ничего не знает, — вернулась в разговор подозрительная.

Полицейские снова переглянулись… даже не переглянулись, а посмотрели друг на друга, словно ведя беззвучный разговор. Секунды через три младший кивнул, и сержант вновь повернулся к Мухину и девчонкам.

— Вы… вот что. Давайте свои шарики, а сами садитесь в электричку… все трое… и мотайте отсюда, понятно? И чтобы больше мы вас тут не видели.

— А как же протокол?

— В следующий раз составим.

— А шарики? — набравшись смелости, спросила рыженькая.

— Мы их лопнем, — пообещал сержант.

— Зачем? — ахнула девчонка.

— Затем, что лучше, когда праздник, — улыбнулся в ответ полицейский. — Кстати, поздравляю.

///

— Света, пожалуйста, улыбнись, — попросил я, поднимая телефон с включенной фотокамерой. — Так будет лучше.

— Чем лучше?

— Люблю снимать улыбающихся девушек.

— Я в маске!

— А ты опусти ее на подбородок.

— Тогда будет некрасиво.

— Тогда сними ее. Как маленькая, в самом деле.

— Я до сих пор не уверена, что ты не отправишь мое фото в полицию, — произнесла девушка, снимая и убирая в карман маску.

— Делать мне больше нечего, чем полицейских развлекать. — Я сделал несколько фото: крупным планом — лицо, и в полный рост — облокотившуюся на стену со связкой черных шариков в левой руке. — Никакой полиции, я ведь честно рассказал, для чего нужна фотография.

— И я тебе поверила.

— Это моя карма, — улыбнулся я, отправляя фото Славику.

Выполняя данное Потапову обещание, я проверил все станции «красного верха» до конечной и теперь неспешно возвращался к «кольцевой». Участники флешмоба встречались часто, и Света была третьей приблизительно подходящей под описание девушкой, которую я сфотографировал.

Вы ведь не думаете, что я воспользовался случаем и фотографировал всех подряд?

К сожалению, ни одна из претенденток Мухину не подошла, путешествие затягивалось, однако в ресторан я все еще успевал… Но теперь — только на метро. Машину придется бросить в Сокольниках.

— Тебе верят девушки?

— Красивые девушки.

— А ты им?

— Зависит от обстоятельств.

— Мне ты не поверил, — заметила Света.

— В смысле?

— Я сразу сказала, что не знакомилась с твоим другом.

Тем временем, друг прислал короткий ответ: «Не она», и разговор следовало сворачивать.

— Вдруг ты просто забыла? — улыбнулся я.

— А вдруг ты просто решил меня сфотографировать? — И прежде, чем я успел придумать достойный ответ, девушка продолжила: — Пришли мне фотку, пожалуйста. Я на ней хорошо получилась.

И что делать? Не отказывать же…

Я достал телефон и мы со Светой одновременно вошли в вагон подъехавшего поезда — на этой станции нас больше ничего не задерживало.

— Диктуй номер.

А в следующее мгновение меня резко и неожиданно сильно толкнули в спину…

///

— Да, — произнес Потапов. Спустившись в метро, он нацепил гарнитуру с отличным шумоподавлением и не испытывал проблем при многочисленных разговорах… Впрочем, о том, что такое «проблемы с общением» Андрюха в принципе не догадывался. То есть, краем уха слышал, но сути этого словосочетания не улавливал. — Да, я знаю чего прошу. Тебе трудно?

— Как бы это объяснить, — вальяжно протянул в ответ собеседник. — Возможно, для тебя станет новостью то, что я тебе сейчас скажу, но ты должен знать: доступ к системе наблюдения законодательно ограничен. Извини, что расстроил.

— Скажи, что ищешь преступника, — предложил Потапов, не забывая внимательно разглядывать станцию в поисках черных шаров.

— Дай официальную ориентировку.

— Скажи, что тестируешь новое ПО.

— У меня и старое отлично работает.

— Напиши пару новых кодов и скажи, что их нужно протестировать.

Андрюха, конечно же, прекрасно понимал что просит старого товарища из параллельной структуры об очень серьезной услуге, как и то, почему старый товарищ отнесся к просьбе без энтузиазма. Но Андрюха был увлечен происходящим и собирался сделать все, чтобы помочь Мухину.

— Ты пьяный, что ли?

— С вами выпьешь, пожалуй, — с нарочитой ворчливостью ответил Потапов. — Сам видишь, чем приходится заниматься.

— Дурью всякой.

— Мы помогаем нашему другу найти настоящую любовь.

— В смысле, отыскать будущую бывшую жену?

— У него уже есть одна бывшая, уверен, больше он такой глупости не совершит.

— В смысле, не женится?

— В смысле, не ошибется с выбором. Да и вообще: мы сейчас прочесываем метро, возможно, без тебя справимся. Но если не справимся, завтра я снова позвоню.

— Вот завтра и звони.

— Пиши коды.

Потапов увидел вышедшие из подъехавшего поезда шары подбежал к ним и улыбнулся:

— Девушка!

И вздрогнул, увидев заплаканные глаза.

Продолжение читайте здесь

Больше текстов о сексе, детях, психологии, образовании и прочем «личном» — в нашем телеграм-канале «Проект "Сноб" — Личное». Присоединяйтесь

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Юрий Беккер рассказал о буднях обычных людей в период локдауна. К изложению автор подошел с юмором — не раскрывая, что из написанного правда, а что художественный вымысел. «Сноб» публикует одну из глав
В провинциальном городе убит историк-искусствовед. Из его дома похищена голова древнего деревянного идола. Работник мебельной фабрики Антип Ильин был знаком с убитым и хранит тайну, которая принадлежит не только ему. Как связаны секрет Ильина и убийство, читайте в новом романе лауреата литературных премий «Национальный бестселлер» и «Ясная Поляна» Андрея Рубанова. С разрешения «Редакции Елены Шубиной» «Сноб» публикует первую главу
До встречи с Юной главный персонаж книги Алексея Слаповского Грошев жил весьма обычной жизнью — переводил детективы, писал собственный роман и время от времени вспоминал бывших жен и любовниц. Все изменилось, когда приехала Юна, 22-летняя девушка из Саратова, которая отрицает социализм, пьет, ворует и задает неудобные вопросы. С разрешения издательства «АСТ» «Сноб» публикует отрывок из первой главы романа «Недо»