Все новости
Редакционный материал

Женский юмор против искусственного интеллекта: битва сериалов

На прошлой неделе на платформе Disney+ завершился показ сериала Marvel «Ванда/Вижн» о двух супергероях из команды Мстителей: обладающей магическими способностями Алой Ведьме и роботе-андроиде, умеющем чувствовать. В России же премьерой недели стал сериал «Я не шучу» — как бы жизненная комедийная драма о женщине-стендапере, списанная с реальной истории. Но если первый проект хочется назвать шедевром, то ко второму возникли вопросы
12 марта 2021 15:20
Кадр из сериала: Disney+

Смотреть обязательно

«Ванда/Вижн»
Платформа: Disney+
Авторы: Мэтт Шекман, Жак Шеффер 

Сериал «Ванда/Вижн», с одной стороны, получился полноценным блокбастером вселенной Marvel: со знакомыми персонажами, сыгранными Элизабет Олсен и Полом Беттани, приличной долей экшена (яркие баталии тоже имеются) и, конечно, с визитной карточкой Marvel — дополнительными сценами после титров. С другой стороны, это совершенно самостоятельный продукт, который точно понравится любителям «легких» жанров. Первые эпизоды «Ванды/Вижна» чуть ли не покадрово воспроизводят такие традиционные сериалы, как «Шоу Дика Ван Дайка», «Моя жена меня приворожила», «Женаты… с детьми». Причем в этой пародийности создатели старались быть удивительно точными: даже звали в съемочную студию реальных зрителей, чтобы они по-настоящему смеялись над шутками, и дублировали открывающие титры, чтобы те напоминали старые добрые шоу. Режиссером выступил Мэтт Шекман, мастер жанра, снимавший эпизоды таких проектов, как «В Филадельфии всегда солнечно», «Все ненавидят Криса» и «Клиент всегда мертв».

На момент начала событий сериала (не спойлер) Вижн уже мертв, он погиб от рук Таноса в предшествующем хронологически блокбастере Marvel «Мстители: Война бесконечности». А та идеальная жизнь, которую мы видим на экране, — лишь проекция мечты. В этом, пожалуй, и заключается главная драма героев. 

Помимо нервно и удивительно точно играющих эту боль Элизабет Олсен и Пола Беттани (их химия в финальной сцене прощания заслуживает отдельных наград и аплодисментов), запоминается и их антагонистка в исполнении комедийной актрисы Кэтрин Хан. Вы должны знать ее по работам в фильмах «Мы — Миллеры» и «Невероятная жизнь Уолтера Митти». Здесь у Хан несколько граней одного образа: из миролюбивой соседки она превращается в опытную злобную ведьму. Ее усмешки могут читаться по-разному, а реплики вызывают одновременно и доверие, и отвращение. В целом же Хан, вероятно, выдала не просто свою лучшую роль, но и один из самых запоминающихся актерских перформансов в стриминг-пространстве в принципе. 

Можно пропустить 

«Я не шучу»
Платформа: КиноПоиск HD
Авторы: Александр Незлобин, Сергей Светлаков, Елена Красильникова, Елена Новикова

Рассказ об этом сериале стоит начать с контекста, в котором он вышел. В пресс-ките проекта в поле «режиссер» стояло имя некой Саши Тапочек, женщины, которая, по словам продюсера сериала Александра Незлобина, «окончила Французскую школу кино в Сан-Франциско, была замечена продюсерами сериала на Фестивале независимых женщин, сняла два короткометражных фильма — Fake и Woman». Обман продюсеров быстро вскрылся. В Сан-Франциско нет никакой Французской школы кино, «Фестиваль независимых женщин» — тоже плод фантазии, а названия фильмов Тапочек образуют словосочетание «fake woman», то есть «ненастоящая женщина». Первым на эту нелепость обратил внимание сайт KKBBD, после чего новость подхватил и весь «прогрессивный интернет». К слову, в титрах первого эпизода у Тапочек имя уже мужское — Александр. Так что создатели быстро исправились. Позже Александр Незлобин прокомментировал ситуацию и в интервью «Снобу», объяснив, что Саша Тапочек — его альтер эго, «режиссер-фантом с женской душой и ником», и извинился перед всеми, кого задел этот авторский ход.

Что же до самого сериала «Я не шучу», то это история о 49-летней женщине из Москвы, у которой двое детей, собака и какая-то совсем уж неинтересная жизнь. С этой жизнью она старается мириться, пытаясь над ней шутить. Подобные комик-проекты (например, тот же «Рами» от Hulu) обычно берут юмористической составляющей и близостью к зрителю. С первым в «Я не шучу» не очень: практически ни одна шутка не показалась мне смешной, а некоторые даже чуть взбесили (например, шутка над беженцами в первой серии). И даже второе преимущество — полудокументальность — сериал неожиданно обращает в недостаток. Вероятно, гонясь за той самой «жизненностью», создатели и создательницы проекта не наделили свою героиню историей, продуманным путем персонажа. Внутрикадровая Елена не развивается, а это, в свою очередь, мешает к ней подключиться. Все же кино, даже основанное на реальной истории и снятое максимально документально, — не жизнь. И драматургия в нем необходима. В том же «Рами» главный герой проходит довольно традиционную «арку персонажа» и влюбляет в себя на этом пути из точки А в точку Б. Удивительно, как история про нашу условную соседку, москвичку-стендаперку, такую понятную и такую простую, не смогла при неплохих исходных данных стать честной комедией об обычной женщине и ее борьбе с патриархальным миром российского юмора.

Вам может быть интересно:

Больше текстов о политике и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект “Сноб” — Общество». Присоединяйтесь

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Он прирожденный провокатор, хотя и считает себя человеком традиции. Присуждение художнику-евразийцу Беляеву-Гинтовту Премии Кандинского в 2008-м раскололо российское художественное сообщество. Впрочем, это обстоятельство не повлияло ни на стоимость работ Алексея, ни на его репутацию. Для одних он гений, для других — нерукопожатный пособник темных сил. Так кто же такой Алексей Беляев-Гинтовт, попытался выяснить Гордей Петрик
Гордей Петрик
Спустя 20 лет после премьеры в российский прокат вышла новая версия «Необратимости» Гаспара Ноэ. И если в оригинальном варианте фильма действие шло задом наперед, то теперь сцены расставлены в хронологическом порядке. Гордей Петрик посмотрел новую «Необратимость» вслед за последним на данный момент фильмом Ноэ — драмой «Вечный свет», вышедшей в прокат этой осенью, и сравнил два фильма гения жестокости 
Новый роман Гузель Яхиной «Эшелон на Самарканд», который на этой неделе выходит в «Редакции Елены Шубиной», одна из долгожданных книжных премьер сезона. Автор «Зулейха открывает глаза» вновь обратилась к самым болевым моментам в отечественной истории — большой голод начала 1920-х годов, беспризорные дети, жестокая власть, которая губит и спасает одновременно, массовые эпидемии, унесшие тогда миллионы жизней. Обо всем этом писательница рассказала в беседе с главным редактором проекта «Сноб» Сергеем Николаевичем