Все новости

«Будьте эгоистами — это полезно для здоровья». Мифы об эгоизме, с которыми нужно расстаться

На примере своей практики психолог и гештальт-терапевт Алина Адлер рассказывает, как наша психика переживает утрату, почему чувство стыда вредно и зачем нам всем нужно быть немного эгоистами. Работа «Ты в порядке: Книга о том, как нельзя с собой и не надо с другими» выходит в издательстве «Альпина Паблишер». «Сноб» публикует одну из глав
25 мая 2021 16:36
Фото: Yarden/ Unsplash

Я извлекала шарики фундука из шоколадки и поочередно отправляла их в рот. У подъезда своего дома. Зимним вечером. Чтобы дома не отобрали…

Меня это насторожило. Как-то неправильно я пыталась отстоять свои личные границы. Надо было что-то решать. И я решила — обзавестись тайником. Не для браслетов и колец, не для денежных пачек и флешек с компроматом. В недрах шкафа, за джемпером и лыжными штанами, обосновались мои любимые кокосовые вафли, бутылка Pepsi без сахара, коробочка зефира и растрепанная фольга, манящая запахом шоколада. 

Все это добро я прятала от своего шестилетнего сына. Мамы поймут.

Запасы изредка пополнялись, а растворялись неспешно… Ни с чем не сравнимый кайф — потянуть из шуршащего пакетика вафлю и дать ей раствориться на языке. А потом заглянуть в детскую, где малыш хрустит такими же вафлями. У сына свои, у меня свои. И никакой дележки: «Сыночек, угости меня, пожалуйста», «Я съем еще две и, обещаю, больше не буду», «Все, это точно последняя!».

Стена моей секретной зоны была выложена из комфорта и права на личное, не принадлежащее даже самому дорогому человечку на свете. Только мое, без этих детских хитростей: «Половинка шоколадки? Тебе зачем? Растолстеешь, мамочка!»; «У тебя Pepsi без сахара? Она тоже вкусная, мне подойдет!». А вот этот шедевр я даже увековечила, записав в семейный фотоальбом: «Ты поделишься со мной конфетами, потому что ты моя мама. И когда ты делишься, таким образом ты тоже меня воспитываешь. А мне с тобой делиться необязательно, потому что ты уже воспитанна!»

«Эгоистка!» — приговорила бы меня моя бабуля. У нее, начальницы мужского общежития и Королевы порядка, вселенский был контроль.

«Эгоистка!» — слышала пятилетняя я, стоило ма-а-аленькой ниточке оказаться на паласе или крошкам возле опустевшей тарелки.

«Эгоистка»... Я не понимала значения этого слова, но пугалась и старалась не гневить бабушку. Мне казалось, что эгоист — это человек, который сорит на полу. А мама говорила, что эгоист — это человек, который никого не любит. А папа говорил, что это тот, кто любит только себя. Бабулю я любила, себя и маму с папой тоже. Сплошная путаница была с этими эгоистами.

Я выросла, стала психологом и разложила «эгоиста» по полочкам. Профессия и многолетний опыт практики научили меня примерять понятия, названия, определения на каждую ситуацию индивидуально, подобно портному, который прикладывает сметанный костюм к фигуре клиента. Поэтому давайте для начала разберемся с «эгоистом» №1 в этой главе, то есть со мной. 

Когда года в четыре сын открыл для себя мир съедобных «вредностей», шансы побаловать мои вкусовые рецепторы резко сократились. Шуршание пестрой упаковки выманивало малыша из любого уголка квартиры, маленькие ручки ловко извлекали из моего рта каждую конфетку, зефирку, вафельку. Приходилось делиться сладостями или вовсе оставаться без них, даже если у сына было достаточно таких же. Ведь мамино вкуснее! Мои пояснения, примеры из жизни, доводы и вяленькое «нет» не работали. Не жадничала, не раздражалась, люблю сына без ума. Но просто хотелось наедине с собой прожевать кусочек. Потому что я просто человек, а не только мать! Мамы поймут.

Вот так, эмпирическим путем и родилась идея тайника. Теперь все было на своих местах — и мои границы, и лишние для ребенка дозы сахара. Зато мне не нужно было прятать морскую капусту и брокколи. Точно не отберет!

Что плохого в том, чтобы выбрать себя, не навредив при этом другому человеку и ни в чем его не ограничив?

В обществе понятие «эгоист» окрашено в негативный оттенок и предполагает нечто неприличное, ему рисуют «нечеловеческое» лицо. Подразумевается, что эгоист — это тот, кто безразличен к потребностям, чувствам других людей и сконцентрирован исключительно на себе. Никто не хочет прослыть эгоистом и быть изгнанным из «общественного рая».

Во время консультаций клиентов и в дискуссиях с коллегами я не использую слово «эгоист», потому что оно не является психологическим термином. «Эгоиста» как психотипа или акцентуации характера не существует.

Я спорю с обществом, рискуя быть закиданной помидорами. И у меня есть официальное заявление:

Дорогое Общество! Ты перепутало признаки расстройства нарциссической личности и поведение человека, который умеет позаботиться о себе.

А также привычку одних людей использовать других, перекладывая на них свою ответственность. 

И когда те, кого использовали, делают свои границы жестче, то «пользователям» становится неуютно. 

Они злятся на свой дискомфорт и обвиняют в эгоизме тех, кого больше не получается использовать.

В чем разница между проявлениями эго и нарциссической личности?

Эго (от лат. ego — я) — это рациональная часть личности, которая отвечает за ваши способности принимать решения, выбирать, действовать.

При этом вы осознаете свои потребности и желания. Здесь просто: вы решаете, что вам нужен новый телефон — идете в магазин — выбираете модель — покупаете — пользуетесь.

Также эго отвечает за наше «нет». Благодаря этой функции мы можем вовремя отказаться от того, что нам не нужно или неполезно. Если вам неприятна соседка баба Галя, то вы не ходите к ней в гости и не обсуждаете с ней соседа Борю. Вы говорите «нет» вашему контакту и ограничиваетесь только сухим «здрасьте».

Если эго-функция в норме, то человек знает, чего хочет, долго не сомневается. А если сделал неправильный выбор, то не грызет себя сожалением и самообвинением, а делает выводы, исправляет ошибку. Такой способ контактирования с миром и с собой означает умение позаботиться о себе.

Нарциссическая личность — это человек с завышенной самооценкой, который поддерживает самоуважение через внешнее подтверждение. Собственная значимость у нарциссов выше некуда. Интересы и чувства других людей они не замечают и не учитывают. Нарциссам сложно строить близкие отношения, потому что этот процесс предполагает взаимообмен. Они хотят многого для себя, не отдавая партнеру ничего взамен.

Издательство: «Альпина Паблишер»
 

Помните заледеневшее сердечко Кая из сказки «Снежная королева» и растерянность Герды от невозможности приблизиться к мальчику? С нарциссами вы чувствуете себя так же. Их эмоции заморожены. Но только в отличие от сказочного героя любовью их не отогреть. У них любовь одна и на всю жизнь — к себе.

Окружающих людей нарциссы используют как функцию для удовлетворения собственного комфорта.

Вышеописанных личностей часто и называют «эгоистами». Но никакого отношения к ЭГО и его функциям такие характеристики не имеют.

Если неправильно использовать это определение, то всех нас без исключения можно будет назвать «эгоистами». 

Почему?

Все, что мы делаем для других, мы делаем прежде всего для удовлетворения собственных психологических потребностей. Часто — неосознаваемых.

Как это? Поясню на примерах. Для этого приглашаю заглянуть в мой кабинет.

Марина пришла на терапию с запросом: «Хочу полюбить себя».

— Каждый раз одно и то же повторяется! Для своих друзей я как будто мама. Забочусь о них, беспокоюсь, помогаю решать проблемы, они советуются со мной. И не только с друзьями так, со всеми вокруг. Кто-то что-нибудь попросит, я откладываю свои дела и бегу помогать. Почему? Зачем я так все время делаю? Сделаю, а после уже понимаю: ну вот, опять! Я не против помогать, но у меня с этим перебор. Я же им всем не мама!

— А что происходит у тебя внутри, какие ты испытываешь ощущения, когда окружающие обращаются к тебе, когда ты помогаешь и заботишься? — спрашиваю я клиентку.

Минуту Марина вглядывалась в пейзаж за окном, потом распрямила плечи и заулыбалась:

— Я чувствую себя нужной, важной, ценной. Но это как-то неспециально, подсознательно, что ли…

— Марина, ты чувствуешь себя нужной, важной, ценной. Это и есть ответ на твой вопрос «зачем?».

Кирилл хочет научиться заботиться о себе больше, чем о других.

— Я так никогда не накоплю себе на квартиру! Родственники и друзья постоянно одалживают у меня деньги. И не всегда отдают, кстати. По правде говоря, почти никогда не отдают… Я вроде понимаю, что краник давно надо было прикрыть, но каждый раз как-то само получается — опять даю деньги.

— А какие мысли у тебя возникают в тот момент, когда даешь деньги? — провоцирую я Кирилла на осознавание.

— Вроде как им сейчас нужнее… И всегда верю, что отдадут. Ничему печальный опыт меня не учит, — Кирилл потер ладонями лицо. — Как так-то? Почему я это делаю?

— Кирилл, попробуй сейчас вспомнить одну из таких ситуаций и прислушайся к себе. Каким ты себя ощущаешь, когда они просят, а ты даешь?

Он отвечает без паузы, уверенно:

— Достигшим чего-то в жизни. Большим и добрым, благородным. Я — могу!

— Кирилл, ты это делаешь, потому что чувствуешь себя достигшим чего-то в жизни, добрым и благородным. Ты сам это называешь, услышь себя.

— Хм… Не смотрел с такой стороны.

Если бы у Общества была возможность подслушать мои разговоры с клиентами, оно бы возразило: «Ну какие же это эгоисты! Марина и Кирилл хорошие, они для людей стараются!»

Точно. Но в ущерб себе…

Когда удобно окружающим, но некомфортно самому, это говорит о том, что функция ЭГО делает неправильный выбор для своего обладателя.

У этих двух клиентских историй есть продолжение длиною в личную психотерапию.

Марина училась ценить себя, свое пространство и время, не озираясь на окружающих. Это непростой навык, требующий времени и наработки. Миллиграммы инъекции с новым предъявлением себя постепенно заменяли привычные мысли.

Из прежних размышлений Марины:

«Что подумает про меня воспитательница детского сада, если я откажусь нарисовать плакат для утренника…»

«Моя подруга не захочет со мной больше общаться, если я намекну, что она слишком часто остается у меня ночевать, когда ссорится с мужем…»

«Мама обидится, если я не пойду с ней на шопинг в воскресенье...»

«Соседка перестанет здороваться, если я не буду снова сидеть с ее ребенком…»

Да, да, да! «Пользователям» станет некомфортно. Но вот на что стоит обратить внимание.

Грань между «просить о помощи» и «перекладывать ответственность» такая же тонкая, как между «помогать» и «позволять собой пользоваться».

Подруга, соседка, воспитательница не позаботятся о ваших границах, пока вы не начнете говорить «нет».

С вами все в порядке, если возникла потребность сказать «НЕТ» другому человеку.

И — ДА, С ЛЮДЬМИ ТАК МОЖНО! Они справятся!

Сказать «нет» можно по-разному. Вот что стало получаться у Марины.

Подруге: «Кать, люблю тебя и всегда рада пообщаться. Но у меня нет возможности так часто принимать тебя на ночевки. У тебя проблемы в семье, и я очень сочувствую. Могу дать контакт хорошего психолога».

Воспитательнице: «Простите, но у меня нет времени. Я в этом году уже покрасила лесенку на площадке и оформила корзину с дарами осени для городской ярмарки. А ведь у нас в группе еще восемнадцать пар родителей».

Маме: «Извини, у меня сегодня единственный выходной. Я отправлю детей гулять с мужем, а сама наконец высплюсь. Мамуль, у тебя отличный вкус, и я уверена, что ты выберешь себе идеальное пальто!»

Соседке: «Оль, я очень хорошо отношусь к тебе и твоей дочке. И обязательно помогу, если случится что-то серьезное. Но сейчас у меня больше нет возможности так часто сидеть с твоим ребенком».

Не всем друзьям и родственникам понравилась «новая» Марина. Догадываетесь, что ей сказали «пользователи», прежде чем отдалились? Правильно: «Ты. Стала. Эгоисткой!» Рядом остались те, кому Марина была важна просто потому, что это она, а не потому, что она была полезна.

С Кириллом мы заглядывали в детство на протяжении десяти сессий. Там — родительские требования с посылом «любовь надо заслужить»:

«Если ты не будешь послушным, тебя никто не будет любить». 

«За что тебя хвалить? Ты заработал? Похвалу нужно заслужить».

«Людям нужно отдавать, тогда и они к тебе будут относиться по-хорошему». (Вот это в жизни особенно не работает! Простите, не удержалась.) 

Там мамины недельные демонстративные молчанки… За порванную куртку, за потерянные сто рублей, за учительское «отвлекается на уроках» в дневнике. 

Кирилл зарабатывал, заслуживал, заслуживал, зарабатывал, как мог, как понимал, как умел — по-своему, по-детски. Но детство закончилось, родители уже не требуют, а неосознанная привычка заслуживать осталась.

Постепенно, по одному градусу Кирилл учился поворачиваться к себе и говорить окружающим «нет». Теперь он доказывает что-то только одному человеку — себе. Он не перестал помогать, но больше не позволяет собой пользоваться. Купил квартиру. Правда, это не понравилось его тете: «Эгоистом стал! Себе квартиру купил, а сестре достроить дом не помог…»

Я как мама нашла способ оставить свои границы в неприкосновенности, не обделив при этом ребенка. Марина повысила самооценку, никому не навредив. Кирилл обрел чувство собственного достоинства, не раздав деньги. Мы эгоисты? Друзья, решайте сами. И будьте немного «эгоистами» — это полезно для здоровья!

Оформить предварительный заказ книги можно по ссылке

Больше текстов о политике и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект “Сноб” — Общество». Присоединяйтесь

Вам может быть интересно:

Вступайте в клуб «Сноб»!
Ведите блог, рассказывайте о себе, знакомьтесь с интересными людьми на сайте и мероприятиях клуба.
Читайте также
Как мы видим, чувствуем боль, сохраняем равновесие, есть ли пределы работы органов чувств и как они формируют наше восприятие мира в целом? Ответы на эти и другие вопросы дает Роб Десалл в своей книге «Чувства: Нейробиология сенсорного восприятия», перевод которой готовится в издательстве «КоЛибри». «Сноб» публикует одну из глав
В издательстве «Альпина Паблишер» выходит книга исследователя психологии социальных взаимодействий Роберта Грина «Законы человеческой природы». Автор рассказывает об эволюции эмоций и о 18 особенностях каждого человека — зависти, гневе, необоснованной самоуверенности, желании обмануть и многом другом. «Сноб» публикует главу «Ключи к человеческой природе»
В книге «Кто здесь власть? Граждане, государство и борьба за Россию» политологи Сэм Грин и Грэм Робертсон рассуждают, на чем держится власть президента Владимира Путина, рассказывают, кто его сторонники и что побуждает их отдавать за него свои голоса. Авторы также объясняют, почему эта поддержка не так сильна, как может показаться. «Сноб» с разрешения издательства Corpus публикует одну из глав