Все новости
Колонка

Зальцбург–2021: на линии обороны Анна Нетребко и Теодор Курентзис

19 Августа 2021 10:04
В этом году Зальцбургский фестиваль проходит в 101-й раз. В прошлом юбилейном году он был вынужден замедлить свой ход, но не остановился, не замер в бездействии, как большинство европейских фестивалей. Мудрая художественная стратегия, серьезные финансовые инвестиции и верность зрителей, испытанная многими годами смелых экспериментов и выдающихся премьер, обеспечили Зальцбургскому фестивалю абсолютное первенство и в нынешнее сложное для искусства время. Об особом значении фестиваля и его главных звездах размышляет главный редактор проекта «Сноб» Сергей Николаевич

В ситуации постоянно меняющихся условий и новых карантинных мер главный музыкальный фестиваль мира продолжает держать стоическую оборону. Сегодня важно убедить всех и в том числе себя, что ничего не изменилось: полные залы, звездные имена на афише, и даже такое талисманное для Зальцбурга название, как пьеса Jedermann («Имярек») Гуго фон Гофмансталя, с которого когда-то все здесь и началось, снова включено в программу. 

Анна Нетребко; Теодор Курентзис Фото: Kirk Edwards; Фото: Alexandra Muravyeva

И в этом нет никакого лукавства. Зальцбург и все, что с ним связано, остается одной из цитаделей европейской культуры и самосознания. Как Эрмитаж в Санкт-Петербурге, как Лувр в Париже, как Венский исторический музей. Тут ничего нельзя поменять, но при этом надо постоянно меняться. Ведь речь идет не о музейном собрании шедевров, способном пережить любую пандемию и карантин, но о коллекции исключительных талантов и личностей, которая собирается вместе лишь на один летний месяц. Пропустишь сезон — и считай, что фестиваля нет. 

Так получилось, что прошлогодний юбилейный фестиваль, к которому Зальцбург готовился со всей австрийской основательностью, был фактически сорван. Тогда в последний момент удалось показать два спектакля и провести несколько сборных концертов, чтобы хоть как-то прикрыть зияющую брешь в столетнем календарном расписании. 

Пьеса «Jedermann» Фото: SF/Matthias Horn

В этом году фестиваль вернулся к своим обычным грандиозным цифрам: 168 представлений на 17 площадках, шесть новых оригинальных спектаклей, 93 концерта, лекции, дискуссии, выставки, кинопоказы, вручение премии Герберта фон Караяна для молодых дирижеров и премии Жерара Мортье. Публика, как и полагается, вся поголовно в масках и с QR-кодами в айфонах. Но при этом фестивальный dress code никто не отменял. Мужчины при полном параде: в галстуках и пиджаках, а еще чаще в смокингах. Дамы в длинных вечерних платьях или национальных австрийских нарядах. Неизменной осталась традиция заказывать перед спектаклем столик в Blaue Gans (культовый ресторан «Синий Гусь») и пропустить бокал Hugo или шампанского на площади перед Grosses FestspielHaus (Большим фестивальным дворцом). 

Это ведь только оперные критики готовы до хрипоты спорить о музыкальных трактовках Теодора Курентзиса или о вокальной форме Чечилии Бартоли. Завсегдатаям Зальцбурга не пристало повышать голос без особых на то причин. Как писал Чехов, поучая исполнителя роли Лопахина в «Вишневом саде»: «Богатые не кричат». И, можно добавить, редко позволяют себе открыто кого-то критиковать. Пусть это делают те, кому за это платят. А они выкладывают деньги (и немалые!) за удовольствие ощущать себя солью земли (Зальцбург — это же соляной город), за привилегию считаться хранителями великих традиций. Еще их родители приезжали сюда на премьеры Караяна, еще их прапра аплодировали здесь Элизабет Шварцкопф и Вильгельму Фуртвенглеру, а потом непременно шли ужинать в Goldener Hirsch. Зальцбург был и по-прежнему остается нерушимым оплотом мира, где великая музыка находится в гармоничном союзе с большими деньгами и непререкаемыми артистическими репутациями. 

Хельга Рабль-Штадлер Фото: Salzburger Festspiele/Doris Wild

Наивно полагать, что вся эта многосложная фестивальная махина может существовать без постоянной финансовой поддержки спонсоров, партнеров, благотворителей. Фрау Хельга Рабль-Штадлер, которая занимает должность президента фестиваля уже 26 лет, не скрывает, что обычно бюджет составляет около 60 миллионов евро, притом что максимальная выручка от продажи билетов даже в лучшие годы не превышает 30 миллионов. Где-то надо еще доставать половину суммы! 

Поэтому как главную новость пресс-служба подавала и продолжение спонсорского контракта фестиваля с концерном Nestle, и участие ювелирного бренда Swarovski. К длинному списку меценатов Зальцбурга несколько лет тому назад добавился Aksenov Family Foundation и V-А-С. Миллиардер Леонид Михельсон пошел на беспрецедентные расходы, чтобы привезти в этом году оркестр и хор musicAeterna во главе с Теодором Курентзисом для постановки «Дон Жуана» (режиссер Ромео Кастеллуччи). Как подтвердила Тереза Иароччи Мавика, генеральный директор фонда V-A-C, это только продолжение большого и долгосрочного сотрудничества с фестивалем. Ранее Фонд V-A-C поддержал оркестр musicAeterna, когда тот стал первым российским коллективом, принявшим участие в постановке Питера Селларса «Милосердие Тита». 

Разумеется, российская экспансия не могла вызвать особого энтузиазма у Венского филармонического оркестра, который еще со времен Тосканини традиционно сопровождает главные фестивальные премьеры. Уже в 2017 году, когда Курентзис дебютировал с «Титом», чувствовалось волнение местных профессионалов. Почему Теодор не хочет играть с венцами? Или почему венские музыканты отвергают Теодора? На этот счет существует несколько взаимоисключающих версий. Но очевидно только то, что пока у фестивального штурвала остается Маркус Хинтерхойзер (контракт у него до 2026 года), русский грек будет входить в круг главных хедлайнеров Зальцбурга. 

Хельга Рабль-Штадлер и Маркус Хинтерхойзер Фото: Salzburger Festspiele / Franz Neumayr

Сам Хинтерхойзер объясняет свой выбор предельно откровенно: «Курентзис — исключение из любых правил. Это редкий пример музыканта среднего поколения, который может продавать себя сам. У Курентзиса есть то, что практически отсутствует у большинства его современников, — не просто харизма, а аура, необъяснимая и потому притягательная». 

Четыре спектакля «Тоска» с Анной Нетребко в главной роли — это ответ всем явным и тайным критикам Хинтерхойзера, считающим, что фестиваль сделал ставку на современный режиссерский театр и заумную сложную музыку в ущерб традиционным вкусам Зальцбурга. А надо, в сущности, только одно — чтобы было красиво, богато, гармонично и чтобы в главной роли блистала его любимица Анна Нетребко. Нетребко считается одним из главных талисманов Зальцбурга. Фестивальная публика готова выкладывать кровные евро даже без гарантий, что в последний момент дива не отменит спектакль. Увы, такое случалось в последнее время довольно часто. 

В 2022 году исполнится ровно двадцать лет, как она дебютировала здесь в роли Донны Анны в «Дон Жуане». Ее Виолетта была лучшей за всю историю фестиваля. Ее Аида в 2017 году была абсолютно прекрасна. Теперь на очереди Флория Тоска, которую она уже пела в Метрополитен-опере и в Ла Скала. Ее роль, ее тема, ее музыка. С этим ее животным магнетизмом и страстностью, с редкой способностью подчинять себе зал, проживая каждое мгновение как последнее, наконец, с ее отчаянной, смелой безудержностью — все это делает Нетребко по-прежнему не только самой желанной звездой Зальцбурга, но и защитницей того типа старинного музыкального театра, где доминирует примадонна. Можно сколько угодно иронизировать по поводу ее нарядов и бесчисленных постов в инстаграме, можно на дух не принимать ее певца мужа, монополизировавшего право быть ее единственным партнером на сцене. Но нельзя не признать, что благодаря Анне Нетребко, так же как в свое время благодаря Марии Каллас, люди, далекие от оперы, в начале ХХI века вообще узнали о существовании такого рода искусства. Особенно сегодня, когда ситуация всевозможных ограничений и карантинов ставит зрителей перед сложным и ответственным выбором: ради чего рисковать большими деньгами и даже, может быть, собственным здоровьем. Аншлаги на «Тоску» в Зальцбурге говорят сами за себя. 

Разумеется, фестивальная программа не исчерпывается премьерами с участием российских звезд. Среди главных спектаклей — возобновление оперы «Электра» в постановке Кшиштофа Варликовского с прекрасной Асмик Григорян. Поклонники Элины Гаранчи смогут насладиться ее сопрано в концертной версии оперы «Осуждение Фауста» Берлиоза. А любители современного танца наверняка не смогут пропустить выступления культового бельгийского хореографа Анны Терезы Де Кеерсмакер в сопровождении собственного коллектива Rosas. Перечислять выдающиеся и просто известные имена участников нынешнего Зальцбургского фестиваля можно бесконечно. Впереди еще две недели насыщенной и разнообразной программы. 

Элина Гаранчи Фото: Holger Hage/DG

Тот драматичный опыт, который приобрел фестиваль летом 2020 года, заставил его руководство выбрать в качестве приоритета работу с постоянными зрителями, с верными партнерами и с международными клубами друзей. Конечно, билетов не станет больше, но сами спектакли Зальцбургского фестиваля, благодаря многочисленным трансляциям онлайн, станут доступнее. Как сказала про 2020-й фрау Хельга Рабль-Штадлер: «Если чему и научил нас этот ужасный год, так это важности терпения, терпимости, солидарности друг с другом и спокойствия».

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Фестиваль в Локарно — один из трех старейших в мире и всего на пару месяцев моложе Каннского: оба впервые прошли в 1946 году. И оба не состоялись в 2020-м из-за пандемии, поэтому нынешние «издания» обоих фестивалей дышали удвоенной накопленной энергией. О своих впечатлениях от фестивальной программы в Локарно рассказала кинокритик Елена Плахова
Сергей Николаевич
13 августа в швейцарском Локарно в рамках Международного кинофестиваля состоится долгожданная премьера нового фильма Глеба Панфилова «Сто минут из жизни Ивана Денисовича» по эпохальной повести Александра Солженицына. О принципиальных отличиях оригинала и экранизации, об истории отношений писателя и кинорежиссера, а также почему на главную роль был выбран Филипп Янковский, размышляет главный редактор проекта «Сноб» Сергей Николаевич 
Сергей Николаевич
Эту выставку собрать по нынешним карантинным временам было невероятно трудно. Ведущие музеи России, крупнейшие европейские собрания, частные коллекции, сложнейшая логистика… И все это ради того, чтобы мы наконец встретились с музами Монпарнаса на Волхонке. О новой выставке, посвященной знаменитым женщинам-художницам начала ХХ века, рассказывает главный редактор проекта «Сноб» Сергей Николаевич