Все новости
Редакционный материал

Каким будет образование для бедных и для богатых

Пандемия так или иначе внесла изменения практически во все сферы нашей жизни, в образование в том числе. Школьники и студенты перешли на удаленное онлайн-обучение. Для многих родителей это стало испытанием, и они вздохнули с облегчением, когда дети вернулись в классы и аудитории. Но страх, что образование полностью перейдет в онлайн-формат, а за личное общение с преподавателем придется платить, сохранился. Какое образование будет доступно бедным, а какое — богатым, рассказал Алексей Мисютин, учредитель школы «Алгоритм», эксперт в области цифровизации образования и особенностей британских и российских академических квалификаций
23 августа 2021 9:10
Фото: Susan Q Yin/Unsplash

Онлайн-образование — для бедных?

Утверждение, что онлайн-образование — это только для бедных, а офлайн — только для богатых, очень поверхностно. Оно основано на стереотипном отношении к онлайн-продуктам как к чему-то дешевому, а потому менее качественному. 

Отчасти это отношение сформировалось по итогам первых практик онлайн-обучения, когда оно по сути сводилось к записи лекций. А в условиях пандемии, когда все образование вынужденно перешло в онлайн и пыталось там воспроизвести офлайн, получилась лишь жалкая копия традиционного обучения. Отсюда разочарование в онлайн-формате и страх, что офлайн отберут навсегда.

Изменения в образовании неизбежны, его цифровизация идет в плотной связи со сменой парадигмы образования. И ностальгия по советскому образованию не остановит эту трансформацию. Неправильно отрицать те преимущества, которые уже сейчас дает нам онлайн. Взять хотя бы различные платформы МООК (MOOC — Massive Open Online Courses), на которых неограниченное количество людей может прослушать лекции от преподавателей из лучших мировых университетов за минимальную плату или вовсе бесплатно. Можно ли назвать это контентом для бедных? Это доступно, поскольку напрямую в работу с учащимися вовлечено ограниченное количество людей. Но при этом МООК-платформы — отличный образовательный инструмент для учащихся независимо от их материального положения, который на данном этапе еще ищет пути для развития.

Самое крупное изменение в системе школьного и профессионального образования — внедрение гибридной модели обучения, то есть комбинация онлайн- и офлайн-элементов. В настоящее время именно это — оптимальный подход, потому что нельзя игнорировать преимущества, которые дает современная цифровая образовательная среда. И зарубежные университеты, и некоторые российские образовательные организации активно переходят на гибридное обучение. Это позволяет ученикам и студентам получать образование в максимально информативном и удобном виде, а образовательной организации — обеспечить вариативность и гибкость, при этом повысить пропускную способность, масштабировать программы.

Лекционный компонент, который присутствует в большинстве учебных программ, гораздо удобнее в онлайн-формате — к цифровому контенту всегда можно вернуться при необходимости. Плюс образовательным учреждениям не нужно держать большую физическую инфраструктуру для организации лекций. А вот практическая и проектная работа в небольших группах всегда результативнее очно. 

Фото: Anita Jankovic/Unsplash

Окончить 9 классов и пойти в колледж — для бедных?

Существует еще один миф об образовании для бедных, что раннее профессиональное образование, то есть после 9-го класса  — это удел недоучек. В последнее время нарастает тренд на этот вариант образования и увеличивается процент тех семей, которые достаточно осознанно выбирают такой формат. Этому, конечно, должна предшествовать стадия самоопределения учащегося и выраженный интерес к той сфере профессиональной деятельности, в которую он идет.

Хорошим ответом на этот тренд может быть развитая система профессионального государственного и частного образования. Все зависит от уровня экспертности преподавателей. Практическая ориентация среднего профессионального образования требует постоянного обновления программы, непосредственного взаимодействия с компаниями-лидерами в своей отрасли, участия в учебном процессе профессионалов.

Что касается стереотипа о бюджетности раннего профессионального образования и его ориентированности сугубо на массовый спрос, уже сейчас есть примеры, когда стоимость обучения в частных колледжах может быть выше, чем в ведущих московских университетах. В качестве примера могу привести IThub college, с которым у нас есть совместная программа по нескольким digital-направлениям. Здесь работа строится через реальное погружение, а выпускники выходят с уже наработанным портфолио и богатой практикой. 

Для нашей школы это новый этап организации профильного обучения, который мы выстраиваем в партнерстве с лучшими профессиональными образовательными организациями.

В самом ближайшем будущем мы будем относиться и к профильному школьному, и к профессиональному образованию иначе. Мир ждут глобальные изменения, и запастись какими-то заранее заготовленными схемами не получится. Нас ожидают «горки» в разных сферах деятельности. Уже сейчас многим людям приходится неоднократно менять профессию в течение жизни, и, если не хочется оставаться за чертой бедности, придется постоянно учиться.

Фото: Shubham Sharan/Unsplash

Государственная школа — для бедных?

В России есть также устоявшееся мнение, что частная школа — это удел богатых. Тем не менее я не разделяю и этого убеждения, поскольку есть хорошие примеры как доступных частных, так и элитных государственных школ. Качество не всегда обусловлено тем, платно это или бесплатно, дорого или бюджетно.

Частные школы появились у нас менее 30 лет назад. А средний класс начал формироваться несколько позже, после периода сильнейшего расслоения общества. Действительно, многие частные образовательные проекты, в первую очередь, ориентировались на платежеспособную аудиторию. 

Но эта ситуация постепенно меняется. Государственные субсидии позволяют семьям выбирать школу вне зависимости от своего финансового состояния, а частным школам — работать в более доступных ценовых сегментах.

Частные школы работают по тем же федеральным государственным стандартам, что и обычные школы, на них распространяются все те же требования, но, несмотря на это, им с трудом, но удается сохранить гибкость и способность быстрее реагировать на запросы учеников и родителей. Сейчас в стране около 40 000 школ, из них частных — меньше 2%. Запрос на хорошие частные школы растет.

Внутри государственной системы образования идет конкурентная борьба, слабые школы поглощаются сильными, а место школы в рейтинге имеет значение и для педагогов школы, и для родителей. В России, кстати, довольно мало школ, которые собирают информацию про своих выпускников. А ведь самый хороший показатель — это рефлексия, которая происходит на этапе зрелого возраста. Только через несколько лет можно оценить тот социальный капитал, который дает образовательное учреждение.

Фото: Good Free Photos/Unsplash

Иностранное образование — для богатых? 

Еще одним расхожим стереотипом в образовании является представление об иностранном образовании как о чем-то доступном исключительно богатой прослойке населения и дающем гарантию профессионального успеха в дальнейшем. 

Гарантирует ли американская или британская образовательная программа легкую дорогу в профессиональную жизнь? Нет, сама по себе образовательная программа не может гарантировать чего-либо, ведь заставить чему-то научиться или вложить знания напрямую нельзя. На чем же сфокусирована та же британская школьная программа? Она делает акцент не на заучивании информации и фактов, а, скорее, на выработке универсальных умений, в этом ее основной плюс.

Например, в британской средней школе на этапе 5–7-х классов учащихся достаточно активно и массово обучают работать с информацией, относиться к ней критически и анализировать. Детей учат излагать свои мысли и писать эссе. В российской программе в тех же 5–7-х классах этого заметно меньше. 

Если говорить про биологию, физику, химию, в британской школе эти предметы появляются с 5-го класса, но изучаются интегративно, с акцентом на практическое применение в реальной жизни. Но, конечно, глубина погружения в предмет меньше, чем в российской школе.

Получить британское образование можно и в Москве, например, в нашей школе. Выпускники нашей и британских школ получают одинаковые документы об окончании и наравне друг с другом поступают в престижные университеты. Результаты обучения говорят сами за себя: по экономике у нас самый высокий результат в мире, а по химии — в Европе, несколько наших выпускников поступили в Оксфорд сразу после школы.

В очень хороших европейских университетах сейчас гибкая финансовая политика, и зачастую обучение в них стоит меньше, чем в московских вузах. Поэтому многие наши выпускники выбирают именно эти университеты после окончания британской программы. Таким образом, и качество обучения в Москве по британским программам, и стоимость обучения по школьной программе, а затем и в европейских университетах делает зарубежное образование вполне доступным.

Наш опыт показывает, что оптимальные результаты школьного образования можно получить при сочетании преимуществ российской системы образования и британской, поэтому сейчас мы много и активно работаем над интеграцией этой комбинации, начиная с младших классов.

Какие умения оказывают влияние на благосостояние?  

Перейдем к навыкам — hard skills (профессиональные умения) и soft skills (навыки, связанные с личными качествами человека). Hard skills меняются в зависимости от технологических достижений конкретного времени. Содержание soft skills относительно неизменно, поскольку человеку всегда нужно было общаться с другими людьми, взаимодействовать с ними и т. п. 

Какое образование выбрать для ребенка, чтобы он развил все необходимые навыки? Я, как родитель, озабочен тем, чтобы с самого начала сформировать в детях базовые, ядерные компетенции по управлению собой и саморазвитию, которые позволят им прожить свою жизнь осознанно. Это требует тяжелой личностной работы, в то время как большинство людей живут «пунктирно», только эпизодически задумываясь о себе и выборах, которые им приходится совершать. Но как этому учить и как развивать эти компетенции?

С начальной школы нужно, чтобы ребята умели коммуницировать со сверстниками и со взрослыми, могли отстаивать собственную позицию и находить компромисс, взаимодействовать с другими детьми в каком-то общем деле, были готовы помочь другим, искали новые решения в знакомых ситуациях. Нужно сохранить в них позитивность и любознательность.

На этапе 5–8-го классов начинается период экспериментов, когда ребята знакомятся с разными сферами деятельности и людьми из них, чтобы понять, к чему лежит душа.

На этапе старшей школы нужно уходить глубже, погружаться в проекты той сферы, которая их интересует. Им нужно «искать себя», узнать свои сильные стороны и самоопределиться, чтобы сделать выбор взвешенно и осознанно. Им нужно учиться жить осмысленно и творчески.

Любые навыки появляются и активно развиваются в процессе деятельности. Например, soft skills включаются на полную, когда учащийся выполняет какую-то задачу в группе. Здесь вырабатывается и собственное целеполагание, и умение строить диалог, и навык правильно рассчитать свой ресурс. То есть soft skills развиваются при наработке hard skills, если этот процесс проходит под руководством подготовленных педагогов и тьюторов.

Сейчас работодатели говорят о дефиците у кандидатов именно soft skills, к ним приходят молодые люди с профессиональными знаниями и умениями, но они теряют опору, когда попадают, например, в ситуацию неопределенности или скорости потока новых задач. И задача школ и вузов — создать подходящую среду, в которой учащиеся неизбежно получат такой опыт и смогут выработать необходимые навыки.

Больше текстов о психологии, отношениях, детях и образовании — в нашем телеграм-канале «Проект "Сноб” — Личное». Присоединяйтесь 

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Сергей Николаевич
Об особом значении фестиваля и его главных звездах размышляет главный редактор проекта «Сноб» Сергей Николаевич
В мировом здравоохранении женщины занимают 70% рабочих мест, но лишь 25% из них находятся на руководящих должностях. Почему женщин-руководителей должно быть больше, как это повлияет на развитие отрасли в целом и какие стереотипы сегодня мешают женщинам строить карьеру, рассказывает гендиректор компании «Русатом Хэлскеа» Наталья Комарова
В 1975 году австралийский философ, основатель всемирных движений эффективного альтруизма и освобождения животных Питер Сингер написал книгу «Освобождение животных». В ней автор пропагандирует гуманное отношение к животным и либерализацию условий их содержания. Спустя почти 50 лет книгу впервые перевели на русский язык. Уже в августе она выйдет в издательстве «Синдбад». «Сноб» публикует отрывок