Все новости

Триллер о кибербуллинге. Чан Хо-Кей: «Вторая сестра»

Школьница Сиу-Ман выпала из окна 22 этажа. Ее старшая сестра Нга-Йи не верит в самоубийство и просит взяться за дело некого N. — хакера, специалиста по кибербезопасности и манипулированию человеческим поведением. Вместе им предстоит раскрыть чудовищные секреты Гонконга. «Сноб» публикует отрывок из этого захватывающего триллера, выходящего в издательстве «Рипол Классик»
13 ноября 2021 8:40
Слева: обложка книги; справа: Чан Хо-Кей Издательство: «Рипол Классик». Фото: Luke Huang

Вечером двенадцатого июня Нга-Йи после работы поспешила на Вторую улицу, чтобы в очередной раз понаблюдать за «чайником, который никогда не закипает». Шел сильный дождь, брюки у нее промокли насквозь, но она стояла под фонарем, сжимала в руке рукоятку зонтика и жевала бургер из «Макдоналдса», купленный на ужин, и не отрывала глаз от двери подъезда дома номер сто пятьдесят один. На следующий день у нее был выходной, и она уже приготовилась проторчать здесь всю ночь, невзирая на непогоду, но вдруг зазвонил ее мобильный телефон. Нга-Йи неловко выудила из сумочки свой допотопный Nokia. Звонили с неизвестного номера.

— Алло?

— Пожалуйста, прекратите торчать около моего дома. Это паршиво смотрится.

— Господин N… А откуда у вас мой номер? — оторопев, пробормотала Нга-Йи.

— Секрет фирмы.

— Господин N, прошу вас, выслушайте меня. — Она решила не допытываться насчет его осведомленности. — Умоляю вас, я вам отдам все что вы захотите, но найдите мне того человека. Имя… Только об этом я прошу вас, пожалуйста.

— Можете перестать молоть чепуху. Я берусь за ваше дело.

— Прошу вас, подумайте, господин N. Я… Что вы сказали?

— Поднимайтесь. Посмотрим, по карману ли вам будут мои услуги.

N повесил трубку.

Нга-Йи была шокирована и обрадована одновременно. Она проворно дожевала остатки бургера и пулей взлетела на шестой этаж. N открыл дверь и впустил ее в квартиру, не дожидаясь, пока она позвонит. Сам он выглядел точно так же, как в прошлый раз, разве что щетина на щеках и подбородке стала покороче — значит, в какой-то момент он все же побрился.

— Господин N…

— N, просто N, — буркнул детектив и захлопнул дверь.

Он выглядел хмурым начальником, отдающим приказы.

— Конечно, как скажете. — Нга-Йи понимала, что унижается сверх меры, но она давно уже отказалась от каких бы то ни было проявлений собственного достоинства. — N, вы правда беретесь помочь мне разыскать kidkit727?

N подошел к письменному столу и сел.

— Давайте посмотрим, устроит ли вас моя цена.

— Сколько? — спросила Нга-Йи взволнованно. Оставила в холле мокрый зонт и прошла в комнату.

— Не так много. Всего восемьдесят две тысячи шестьсот двадцать девять долларов пятьдесят центов.

Нга-Йи обомлела. Сумма была огромной, но если N хочет ее отпугнуть, почему тогда сразу не запросил миллион или десять миллионов? Столько бы уж точно она не смогла заплатить.

И почему сумма такая странная, с центами?

Только Нга-Йи подумала, что здесь что-то не так, как перед глазами возникла картинка…

— А это не…

Днем она снимала деньги в банкомате, и остаток на счете составил…

— Вы… Как вы….

Она не договорила. Было совершенно ясно: N взломал ее банковский счет. Самой себе Нга-Йи казалась обнаженной. Этот человек видел ее буквально насквозь.

Теперь она поняла, что ощутили те мужчины, когда прочли на конвертах свои имена.

— Готовы платить? — спросил N, откинувшись на спинку стула.

— Да! — без тени сомнений ответила Нга-Йи.

Если уж N передумал, она ни за что не откажется от его помощи — мало ли, как у этого странного человека может измениться настроение.

N усмехнулся и протянул Нга-Йи руку для пожатия.

— Хорошо, значит, договорились. Но учтите, дело нелегальное, так что не ждите договора или еще чего-то в этом роде.

Нга-Йи шагнула к детективу и пожала руку. С виду он был хилый, но рукопожатие оказалось крепким. Словно бы ощутив пульсирующую через него силу, Нга-Йи еще больше уверилась в том, что этот человек обязательно найдет мерзавца, виновника смерти ее сестры.

— И никаких рассрочек. Я должен получить всю сумму до того, как приступлю к работе, — добавил N.

— Хорошо, — торопливо проговорила Нга-Йи.

— Наличными.

— Наличными?

— Да-да, или биткоинами, — сказал N и указал на стул около письменного стола. — Но, похоже, вы понятия не имеете, что это такое.

Нга-Йи покачала головой. Она слышала это слово в новостях, но значения его не понимала.

— Вы хотите получить именно такую сумму наличными, даже монеты? — удивленно спросила девушка.

— Да, и я не приму у вас деньги, если будет недоставать хотя бы одного пенни.

— Понимаю, — кивнула Нга-Йи. — Но…

— Но — что? Если вас это не устраивает, сделка расторгнута.

— Нет. Я только хотела спросить, почему вы передумали.

— А вы понимаете, почему я выбрал именно эту сумму в качестве моего гонорара, мисс Ау? — спросил N.

Нга-Йи снова отрицательно помотала головой.

— Потому что я хотел удостовериться в том, что важнее этого дела для вас нет ничего на свете. И вы сразу же согласились. Ко мне приходят очень много людей, но когда я требую у них отдать мне все свои сбережения, большинство из них сразу дают обратный ход. Если они сами не готовы так рискнуть, а от меня, совершенно постороннего человека, ждут готовности к риску…

— То есть… В эти последние несколько дней вы меня проверяли?

— А я похож на доброго самаритянина? — фыркнул N. — Я хочу взяться за ваше дело потому, что оно выглядит намного более интересным, чем я подумал поначалу. Но, конечно, если бы ваши деньги оказались для вас дороже моего согласия, я бы вам помогать не стал, какой бы увлекательной ни казалась эта задача.

Нга-Йи была ошарашена.

— А… она увлекательная?

— Да, очень. Если бы дело заключалось только в том, чтобы выследить человека тем способом, который я вам описал в день нашего знакомства, я бы и пальцем не шевельнул, сколько бы вы ни торчали на улице под моими окнами.  

N отодвинул в сторону пустой пакет от арахиса и две пивные бутылки, открыл крышку ноутбука и развернув его экраном к Нга-Йи. На экране был пост «Четырнадцатилетняя шлюха».

— Видите? Это детализация всех входов на «Попкорн» за тот день, с локализацией всех пользователей.

N щелкнул курсором другое окно, и на экране появилось множество рядов, набранных мелким шрифтом, — электронная таблица.

— Вы… вы уже сделали это для меня?

— Так, давайте проясним ситуацию. Для вас я ничего не сделал. Мне просто было скучно, — сказал N. — И если бы я узнал имя этого человека, возраст, адрес, место работы и родословную на восемнадцать поколений назад, у меня все равно не было бы намерений сообщать вам все это.

Нга-Йи молчала, хотя мысленно проклинала грубияна. Ей просто нужно было еще немного потерпеть.

— Вот IP-адрес kidkit727.

N указал на цепочку цифр —  212.117.180.21.

— Что такое IP?

N глянул на нее так, словно перед ним находился какой-то экзотический зверек.

— Вы не знаете, что такое IP-адрес?

— Я ничего не понимаю в компьютерах.

— Это элементарно, — хмыкнул N. — Это адрес интернет-протокола. Проще говоря, серийный номер, который нам говорит, где находится тот или иной человек, когда выходит в онлайн. Вот, к примеру, вы идете в банк или к врачу и получаете талон с номером вашей очереди. Когда вы соединяетесь с Интернетом, провайдер присваивает вам уникальный номер. Когда вы осуществляете навигацию по Сети, играете в онлайн-игры, болтаете с кем-то в чате — все это происходит через этот самый номер.

— И «доски объявлений» так же работают?

— Я только что сказал: такой номер получает каждый выходящий в Интернет. Если вы хотите что-то опубликовать в чате, то сервер — в смысле, «оборудование» этого чата — определяет IP-адреса всех пользователей. Это означает, что по любой публикации можно произвести обратный поиск и узнать, с какого компьютера она была сделана. Теперь понимаете?

Нга-Йи торопливо кивнула.

— Значит, вы знаете, где находился kidkit727, делая эту публикацию?

N лукаво усмехнулся.

— В Штайнзеле, городке в центре Люксембурга.

— В Европе? — Нга-Йи была потрясена. — Разве этот kidkit727 не в Гонконге?

— Этот парень пытается нас перехитрить. — N указал длинную цепочку IP-адреса на экране. — Это реле.

— Реле? — переспросила Нга-Йи.

— По-китайски мы бы назвали это «ретранслятором» или «пересадочной станцией». Если ты хочешь скрыть свою личность в Интернете, самый простой и наиболее эффективный способ для этого — реле, соединение с заграничным компьютером. Этот компьютер осуществляет выход в Интернет, и соединение регистрируется не с твоего истинного местоположения, а с местоположения того компьютера.

— Значит, нам нужно найти всех, кто в тот день пользовался компьютерами в Люксембурге, и тогда мы узнаем настоящий IP-адрес kidkit727?

N вздернул брови.

— Вы быстро соображаете. Да, вы правы. Теоретически, это сработало бы, но не в этом случае.

— Почему?

— Потому что я все проверил.  Я не сомневаюсь в том, что этот человек использовал не одно реле. Указанный люксембургский IP возникал в моих файлах не раз. Это общая передаточная точка, и она принадлежит сети TOR. По-английски –The Onion Router, то есть «луковичный роутер».

— Луковичный?

— Название происходит от фундаментальных принципов этой сети. Не буду слишком сильно вдаваться в детали, но главное вот что: это разветвленная, анонимная сеть Интернета. Некоторые пользуются ею только для доступа к так называемой «темной сети», к подпольным сайтам, распространяющим порно и наркотики, но изначально TOR создавался в основном для того, чтобы дать людям возможность прятать свои цифровые следы. Самый простой путь использования TOR в качестве независимой программы называется «луковичный браузер» — все та же «луковица». Эта программа автоматически связывается с тысячами реле по всему миру, так что если бы я взломал этот люксембургский сервер и получил записи о входах в Сеть в тот день, если бы я проверил все до одного IP-адреса на этом реле, мне пришлось бы выяснять, где именно находился этот пользователь — в Америке, Франции, Бразилии или где-то еще. Мне пришлось бы проделывать это снова и снова много раз, прежде чем у меня возникла бы возможность определить истинное местоположение искомого человека. А если хотя бы на одном реле не хранятся записи, которые можно прочесть, то всё —  поиск обрывается. С таким же успехом можно пытаться найти иголку на дне океана. 

Нга-Йи почувствовала себя шариком, из которого вышел воздух.

— Ударившись о стенку с поиском IP-адреса, я попробовал найти другие подсказки. kidkit727 зарегистрировал свой аккаунт в тот самый день, когда сделал публикацию, — N указал на строчку на экране. — Адрес электронной почты, привязанный к этому аккаунту, такой: [email protected], а yandex.com — это общедоступный российский почтовый сервис. Для создания почтового ящика там не требуют подтверждения номера телефона. Я уверен: это разовый аккаунт.

 N провел пальцем по строчке kidkit727 дальше.

— Что более важно: наш kidkit727 очень старательно стер и еще кое-какую информацию. Когда пользователь получает доступ к веб-сайту, браузер отправляет цепочку знаков, говорящую о том, какое устройство задействовано. Это называется «юзер-агент», и с его помощью другой компьютер узнаёт, чем ты пользуешься — Microsoft или Apple, смартфоном или планшетом, и даже то, какой версией браузера ты пользуешься. Ну вот, к примеру: Windows NT 6.1 — это название седьмой версии, OpiOS обозначает поисковую систему Opera, портированную для Apple, и так далее. Но в записях чата «Попкорн» на месте юзер-агента для kidkit727 стоит всего один значок.

Нга-Йи поискала в таблице глазами графу HTTP_USER_AGENT. Для всех других адресов в этой графе значились длинные, сложные цепочки из букв и цифр, как ей и сказал N, а у kidkit727 стоял только один значок: буква «Х».

— Икс? — растерянно проговорила Нга-Йи.

— Никогда еще не видел такого короткого юзер-агента. Видимо, код введен пользователем вручную. Некоторые браузеры позволяют своим пользователем изменить эту цепочку значков, чтобы скрыть устройство или браузер, которым они пользуются. TOR — один из таких сервисов.

— Погодите… Вы сказали: «один из…» Означает ли это, что он мог воспользоваться каким-то другим?

— Мисс Ау, вы все еще не понимаете. — N откинулся на спинку стула. — Воспользовался этот человек сетью TOR или нет, но он явно стер свои следы. kidkit727 зарегистрировался в качестве юзера чата «Попкорн» только в день размещения своего поста и вошел в этот чат один-единственный раз, с целью этой публикации. Никаких сведений о его последующей активности в чате нет. Более того: для того чтобы все это сделать, он воспользовался интернет-реле, чтобы никто не смог вычислить, какой был браузер и какое устройство. Это почти идеальная ликвидация личности. Если этот человек хотел всего-навсего защитить Шиу Так-Пинга, зачем ему понадобились все эти ухищрения? Он ведь, фактически, говорит: «Я знаю, что эта публикация привлечет большое внимание, и некоторым захочется разнюхать, кто же это написал, а я не желаю, чтобы кто-то пронюхал, кто я такой».

До Нга-Йи наконец дошел смысл того, о чем говорит N. Она не могла в это поверить.

— Человек, написавший этот пост, точно знал, к чему все приведет. Наверняка у него есть определенные познания в интернет-технологиях, — сказал N. — Теперь стоит единственный вопрос: этот загадочный персонаж действительно пытается доказать невиновность Шиу Так-Пинга или это был интернет-шантаж вашей сестры?

Оформить предзаказ книги можно по ссылке

Вступайте в клуб «Сноб»!
Ведите блог, рассказывайте о себе, знакомьтесь с интересными людьми на сайте и мероприятиях клуба.
Читайте также
Современные дети (даже дошкольники!) уверенно пользуются соцсетями, мессенджерами и онлайн-сервисами, а в интернете ориентируются как у себя дома. Тем важнее вовремя рассказать им о рисках, которые могут поджидать их в интернете, и научить защищать свои личные данные. В День защиты детей «Сноб» попросил специалистов рассказать, как школы обеспечивают цифровую безопасность детей, и дать советы родителям
Книга «Цифровизация: Практические рекомендации по переводу бизнеса на цифровые технологии» — сборник лучших статей журнала MIT Sloan Management Review. «Сноб» публикует статью Стивена Дж. Эндриоле
Судмедэксперт Мэри Кэссиди за 30 лет работы провела несколько десятков тысяч вскрытий. В своей книге она рассказывает о том, как специалисты определяют, что произошло: убийство, самоубийство или несчастный случай, и почему именно «находки» медицинских экспертов зачастую оказываются важнее обнаруженных на месте преступления улик. В ноябре «Место преступления — тело» выйдет в издательстве «Бомбора». «Сноб» публикует отрывок из главы «Опознание»