Все новости
Колонка

«Нету милфы сексапильней». Почему герой новой маскулинности Оксимирон остается сексистом

3 Декабря 2021 16:31
Новый альбом Оксимирона порадовал фанатов и спровоцировал очередную волну дискуссий о сексизме и объективизации. В одном из треков рэпер упомянул Екатерину Шульман в качестве сексуального объекта, продемонстрировав таким образом, что рэп-культура, претендуя на интеллектуальный посыл, по-прежнему остается предельно женоненавистнической

Надо отдать должное Оксимирону — он умеет эффектно возвращаться после, казалось бы, неминуемого забвения. Не успели утихнуть споры вокруг трека «Кто убил Марка?», как рэпер выпускает новый альбом. В нем — современная Россия со всеми ее сложностями, иноагенты, принятие себя, проблема абьюза и Екатерина Шульман как объект сексуализации.

«Джей Ло — тупо в урну, заберите Уму Турман, Нету милфы* сексапильней, чем Екатерина Шульман», — бодро читает рэпер в треке «Агент», объясняя, что он сапиосексуал, то есть наиболее сексуально привлекательная черта для него — интеллект.

Назвать себя мужчиной-сапиосексуалом сегодня — вполне себе заявка на причастность к новой маскулинности, героем которой многие посчитали рэпера после откровений в треке «Кто убил Марка?». Вот только строчка песни, напротив, выдает в Оксимироне старого доброго сексиста, продолжающего воспринимать женщин исключительно как сексуальный объект, дополнение к мужчине, которое можно выбросить или попросту отдать кому-то, если рядом есть кто-то сексапильнее. 

В данном случае рэпер ставит Шульман на порядок выше Джей Ло и Турман, видимо, подразумевая, что они не такие умные. Слабо верится, что Оксимирон общался с обеими достаточно, чтобы сделать вывод об их интеллектуальных способностях. А даже если так, на каком основании он делает противопоставление, показывая, что они условно «недотягивают» до уровня Шульман? Подобные оценочные суждения, сделанные публично, по сути травля и обесценивание, хотя после трека «Кто убил Марка?» казалось, что Мирон уж точно не будет прибегать к подобным приемам.

Оксимирон Фото: URA.RU / TASS

Вопросы вызывает и определение «милф», на сленге означающее «мамочка, которой я бы вдул». Популярным его сделал фильм «Американский пирог» и конкретно мать Стифлера — нарочито сексуальная зрелая женщина, с которой мечтали переспать школьные друзья ее сына. После выхода фильма в порно стало популярным направление, именуемое «секс с милф», и, по правде говоря, сюжет остается востребованным до сих пор. 

Однако за 22 года с момента выхода фильма общество изменилось, и сегодня такое публичное упоминание женщины попросту унизительно. Не говоря уже о том, что разница в возрасте Оксимирона и Шульман всего семь лет.  

Конечно, дело тут не только лично в Оксимироне. Рэп и хип-хоп в принципе всегда были предельно женоненавистническими и сексистскими жанрами во всем мире. Женщин в треках повально называют суками и шлюхами, угрожают им физическим насилием, изнасилованиями и всячески напоминают, что они здесь только для развлечения мужчин и в общем-то более красивая замена всегда под рукой.

Новая этика пока не в силах повлиять на сознание людей: рэп и хип-хоп с их тотальной объективацией, слатшеймингом и процветающей культурой насилия в адрес женщин остаются востребованными жанрами как на Западе, так и в России. В нашей стране, к примеру, на пике популярности Моргенштерн, треки которого — сплошной коктейль из сексизма и женоненавистничества. В песнях он называет женщин исключительно суками и практически в каждом треке говорит о том, что они шлюхи и дешевки, готовые на все ради денег, ну а если нет, то: «Захочу — ударю, шаришь?» Но Моргенштерн, хоть и популярен, отнюдь не претендует на интеллектуальный посыл в своих текстах. В отличие от Оксимирона, тексты которого всегда отличались глубиной и концептуальностью.  

И да, от Оксимирона, который уже показал однажды, что русский рэп может быть литературоцентричным, и продолжает поднимать в своих текстах проблемы современной России, режима, а теперь и стереотипов, травли, абьюза и принятия себя, ожидаешь очередного переворота в рэп-музыке, а значит и ухода от «классики» — сексуализации и объективации. Поэтому хочется верить, что строчка про Джей Ло, Уму Турман и Екатерину Шульман — неудачный оммаж привычному женоненавистническому рэпу, возможно, связанный с некой неуверенностью в себе и новом альбоме, о чем сам рэпер также говорит в треке «Рецензия». Тем более что в треке «Улет» угадывается признание в абьюзе в адрес бывшей девушки. Но как обстоят дела на самом деле, покажет только время. А пока вот такой вот оксюморон получился — новая маскулинность идет рука об руку с классическим сексизмом. 

________________

* Mother I'd like to fuck. 

А что вы думаете об этом? Обсудить тему и поспорить с автором теперь можно в комментариях к материалу.

Больше текстов о политике, культуре и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект “Сноб” — Общество». Присоединяйтесь

2 комментария
Борис Цейтлин

Второй раз замечаю: почему-то Вы игнорируете специфику жанра. Что сказку, что рэп - все прочитываете как "учебник жизни".

Вячеслав Потапов
Борис Цейтлинздесь не  в этом дело. Здесь дело в "повесточке", а для этого любой материал годится, хоть Дядя Степа Милиционер
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Анна Данилина
Новый альбом Oxxxymirona «Красота и уродство» — определенно самый громкий камбэк уходящего года. Ожидание нового лонгплея растянулось на шесть лет и быстро стало темой для шуток. Последняя большая работа рэпера «Горгород», обеспечившая ему успех, популярность и огромные туры, вышла в 2015 году. «Сноб» слушает новые треки рэпера и размышляет о том, удалось ли ему вновь перевернуть игру
Саша Чернякова
В начале ноября Оксимирон выпустил трек «Кто убил Марка?», который в сети сразу же окрестили публичным сеансом психотерапии. Казалось бы, можно порадоваться, что мужчины, да еще из «пацанского» мира рэпа, наконец-то публично заговорили о своих травмах и важности их проживания, но откровения многие восприняли как пиар, а слова поддержки в адрес рэпера — как очередное лицемерие со стороны мужчин 
Саша Чернякова
Ни один пост о феминизме не обходится без комментариев типа «феминистки некрасивые». Причем чаще всего подобные оскорбления используются в качестве весомого аргумента, обесценивающего слова и действия всего фемдвижения. Саша Чернякова размышляет, почему это можно считать настоящей травлей и откуда растут ноги такой стереотипизации