Двойное убийство

Иллюстрация: Валентин Поздняков; фотоматериалы: Владимир Вяткин/РИА Новости
Иллюстрация: Валентин Поздняков; фотоматериалы: Владимир Вяткин/РИА Новости
+T -
Поделиться:

Станислав Маркелов, адвокат родственников убитой полковником Юрием Будановым чеченской девушки Эльзы Кунгаевой, был застрелен 19 января около 14:45 на улице Пречистенке в центре Москвы. Убийство произошло сразу после пресс-конференции по поводу условно-досрочного освобождения Буданова, которую Маркелов дал в Независимом пресс-центре. Убийца ждал Маркелова у пресс-центра, несколько минут следовал за ним по противоположной стороне улицы, а потом приблизился к Маркелову и выстрелил ему в затылок. Вместе с Маркеловым была убита журналистка Анастасия Бабурова, внештатный корреспондент «Новой газеты», — очевидно, она стала случайной жертвой.

Кто такой Станислав Маркелов

Маркелов родился в 1974 году, в 1996-м закончил Московскую государственную юридическую академию, а уже на следующий год прославился как адвокат «красных террористов», обвинявшихся во взрывепамятника царской семье на Ваганьковском кладбище и попытке взрыва памятника Петру I в Москве. Станислав Маркелов участвовал во многих громких правозащитных процессах. Его специализацией была защита пострадавших от действий силовых структур. Помимо семьи Кунгаевых он вел дела заложницы «Норд-Оста» Яхи Несерхоевой, которую обвиняли в пособничестве террористам, защищал пострадавших от ОМОНа в башкирском Благовещенске, представлял интересы журналистов — в том числе Анны Политковской и Михаила Бекетова. В 2006 году Маркелов основал и возглавил правозащитную организацию Институт верховенства права. Список дел Маркелова публикует «Коммерсант».

Член правления общества «Мемориал» Александр Черкасов о Маркелове в «ЕЖ»:«Вообще-то пуля ходила за ним с самого начала нашего знакомства. С 3 октября 1993 года, когда Стас бегал по Москве и таскал раненых. А что еще было делать среди общего безумия? Группа молодых людей из числа "левых" вспомнила Максимилиана Волошина, организовала "медбригаду". Один из них — Маркелов. Тогда еще он "конский хвост" носил. Никто из "волошинцев" тогда не пострадал...».

Станислав Маркелов на митинге против политического террора, Москва, 30 ноября 2008 года:«Я устал. Я устал встречать своих знакомых в криминальных хрониках. Это уже не работа, это вопрос выживания».

                                 

О чем шла речь на пресс-конференции?

Маркелов говорил о том, что досрочное освобождение Юрия Буданова не выгодно ни суду, ни самому Буданову, ни его сторонникам: «Восемь лет назад за справедливостью люди в Чечне не обращались в суд, а шли в лес. Потом обстановка постепенно начала немного меняться — сколько усилий на это было положено, сколько труда, чтобы люди обращались не к сепаратистам, а в суды… Это освобождение выгодно тем, кто бегает по горам». Полный текст выступления Маркелова опубликован на Grani.ru.

Кто стоит за убийством

Официальная версия связывает убийство Маркелова с радикальными националистическими группировками — такие комментарии дал в понедельник «Интерфаксу» руководитель Следственного управления СКП РФ по Москве Анатолий Багмет.

Семья Кунгаевых — сейчас они живут в Норвегии — объясняет убийство адвоката местью сторонников полковника Буданова, досрочно освободившегося из заключения 15 января. По поручению Кунгаевых Маркелов опротестовывал решение суда. При этом отказ в досрочном освобождении осужденного по ходатайству потерпевших не имеет прецедентов в российской судебной практике.

Если считать убийство Маркелова актом мести или устрашения, связь с делом Буданова кажется вполне правдоподобной. На этом настаивает и пресс-секретарь президента Чечни Рамзана Кадырова Лема Гудаев. Сам Буданов называет убийство адвоката «гнусной провокацией» (интервью в «Комсомольской правде»).

Большинство экспертов скорее видят причины преступления в других делах Маркелова. Адвоката могли устранить, чтобы не допустить разглашения опасной информации — из истории убийств российских юристов видно, что обычно их совершают не из мести, а чтобы повлиять на ход расследований и судебных дел.

Чаще всего высказываются предположения, что смерть Маркелова имеет отношение к его текущим «чеченским делам». Одно из них — дело Магомедсалиха Масаева, московского чеченца, который исчез прошлым летом во время поездки на родину. Другое связано с расстрелом в Вене бывшего сотрудника охраны Рамзана Кадырова Умара Исраилова, который обвинял Кадырова в пытках и похищениях. Маркелов представлял Исраилова в Европейском суде по правам человека (подробности в «Коммерсанте»).

Мотивы убийства могут не иметь никакого отношения к Чечне. Судебный обозреватель «Новой газеты» и интернет-издания «ЕЖ» Зоя Светова предполагает, что Маркелов погиб из-за дела Михаила Бекетова — журналиста из подмосковных Химок, вступившего в конфликт с местными властями и зверски избитого в декабре.

Случайная жертва

Студентка  5-го курса вечернего факультета журфака МГУАнастасия Бабурова работала внештатным корреспондентом «Новой газеты» с октября 2008 года. Ее публикации были посвящены расследованию деятельности неофашистских группировок. После пресс-конференции Маркелова Анастасия шла вместе с адвокатом в сторону метро «Кропоткинская» и была рядом с ним в момент убийства. Очевидцы утверждают, что Анастасия бросилась вслед за убийцей (по всей видимости, рефлекторно) и старалась криком привлечь внимание. Убийца обернулся и выстрелил девушке в голову. Несмотря на срочную операцию, через несколько часов Анастасия умерла.

(«Новая газета» об Анастасии Бабуровой)

 

 

Комментировать Всего 5 комментариев
Мы тоже опубликовали статью о том, что на Кропоткинской убиты адвокат Станислав Маркелов и журналистка Анастасия Бабурова. Конечно, удручает то, что любого человека и журналиста можно убить совершенно безнаказанно. И когда кто-то говорит в этих условиях, что были некие лихие 90-е, то, конечно, лукавит, потому что сейчас все происходит в гораздо более циничной форме и, к сожалению, раскрываемость этих преступлений, как показывает история с Политковской, никакая. Более того, если раньше преступники прятались под покровом ночи или как-то пытались совершить все это скрыто, то сейчас это происходит в открытую, люди не прячут своих лиц. Что наводит на размышления о том, что это не просто бандиты криминального мира, а люди, которые так или иначе принадлежат каким-то службам.

Второе, что обращает на себя внимание: подобного рода убийства не получают адекватного общественного резонанса. В силу того, что большинство средств массовой информации либо не реагируют на них, либо реагируют так, между погодой и еще чем-то, как говорят дикторы: «А теперь перейдем к другим новостям». Вот это ужасно.
Третье: на это не реагирует центральная власть, что в любой другой стране было бы абсолютной нормой. Ну и, соответственно, на это не реагирует общественность.

А самое обидное, что и следствие, и следственные методы тоже не внушают никакого оптимизма. Мы видели, как было оцеплено место, как проводился опрос свидетелей. Это было видно на видео. Увы, вряд ли убийцы будут найдены.

А заявление Кадырова о том, что они обязательно найдут убийцу, дает ощущение многовластия. Все это очень печально, но никаких перспектив к тому, чтобы ситуация изменилась, не видно. Совершенно очевидно, что журналистов и адвокатов можно абсолютно безнаказанно убивать. А раз это так, раз власти практически никак не реагируют на это дело, даже не создают видимости озабоченности, то это будет происходить и дальше, увы.
Я надеюсь на то, что будут проходить какие-то акции солидарности хотя бы в помощь тем, кто остался. Насколько я знаю, у Станислава остались дети, у Анастасии — родители. Надеюсь, им мы сможем оказать помощь. Вот что и остается сделать. А самая главная задача наша как журналистов — как можно больше освещать это событие, следить за следствием.
Я очень надеюсь, что нет ни одного порядочного человека в России, которого это убийство не возмутило бы и не огорчило. Во-первых, потому что погибло два молодых человека. А во-вторых, потому что это убийство знаковое, убийство адвоката и журналиста — это те профессии, которые должны быть неприкасаемыми даже в самом незрелом обществе, и именно им чаще всего угрожает опасность.

Я думаю, в любой другой стране это вызвало бы больший резонанс. Но меня хоть немного успокоило большое количество людей, пришедших на Пречистенку.

Я переживаю, что я сама не там, что не могу сказать, как я сочувствую родным, возмущаюсь вместе со всеми тем, как такое вообще возможно — не только потому, что правоохранительные органы ничего не делают, а потому, что мы, к сожалению, почти уверены: это останется совершенно безнаказанным, убийц, а, еще важнее, заказчиков, никогда не найдут и не накажут.

Ужасно, как много стало убийств на почве непринятия чужой позиции, непонимания. Состояние какой-то беспомощности и безнадежности.
Если честно, я абсолютно не понимаю, почему это произошло. Но действительно очень жалко журналистку, которая в это тоже попала. И удивительно, как много комментариев в ЖЖ, где люди счастливы и довольны, что это произошло. В частности и тем, что журналистка тоже погибла. Их много, и они очень сплоченные люди.

Здесь, как мне кажется, немного такая ролевая игра между фашистами и антифашистами, иногда игра на жизнь. Есть такие две тусовки, которым очень нравится убивать всерьез. И возможно, это действительно фашисты убили Маркелова, кому еще это нужно… Но это дико как-то…

Если серьезно, в нашей стране в какой-то момент образовалась сплоченность, которая стала результатом войны в Чечне. И эти убийства — цена, которую мы будем платить за это. Чеченская война — основное событие последнего десятилетия, и вся эта история — часть чеченской темы. И это будет продолжаться.

Все кричит о том, что пора вкладывать деньги в политику, направленную на дружбу народов. Государственный ответ должен состоять в том, что люди должны вести культурную политику, показывать пляски, дружбу и любовь…
Еще два имени в страшном и большом списке убитых за правозащитническую деятельность. Те, кто это организовал, не понимают: убивая таких людей, они в первую очередь убивают свой шанс и шанс своих детей на жизнь в достойной стране. Где не опасно для жизни отстаивать жизни других.
Хотелось бы, чтобы власть приняла настоящие жесткие действенные меры: не только нашла бы убийц, но и максимально предотвратила подобные действия в дальнейшем. Поскольку по многим таким резонансным делам убитым неоднократно угрожали ранее. И ни один из них — может, по своему легкомыслию или по вине и легкомыслию государства — не получал от государства никакой реальной защиты. А таких людей нужно защищать в первую очередь — защищая их, государство защищает и себя.
Я не верю в версию об убийце-одиночке. Предполагаю, что в нашей стране наверняка существует хорошо организованная группа высококвалифицированных военных, возможно, отставников, возможно, смешанная, которая, обладая определенными убеждениями, действует в соответствии с выработанной ими стратегией и тактикой по устранению людей, чья деятельность мешает развитию событий в том направлении, которое они считают правильным.
Такие глубоко законспирированные группы военнослужащих возникали при многих режимах в самых разных странах и представляли собой существенную угрозу для существующего конституционного строя, например, во времена президентства де Голля. Этот период противостояния силовых структур и власти подробно изучен во Франции и стал источником вдохновения литераторов и кинематографистов. Называлась эта организация ОАС, она была образована ультраправыми националистами, в основном военнослужащими и политиками. Для противостояния политике деколонизации Алжира они избрали тактику террора, которую успешно осуществляли, убив целый ряд своих политических противников. Но после неудавшегося покушения на де Голля их деятельность была пресечена. Похоже, что и в нашей стране таких групп как минимум несколько. Вспомним ситуацию с Чубайсом. Часть силовиков вполне способна объединиться на ультраправой националистической платформе и при минимуме финансовых затрат отстаивать свои убеждения с помощью высококвалифицированного использования тротила и пули. Они обижены государством, им трудно встроить себя в складывающуюся общественную реальность, и они хотят жестко влиять на политический процесс, устраняя своих наиболее ярких, эффективных и незащищенных противников, в первую очередь журналистов и адвокатов.
Я в политику никак не вовлечен и рассуждения мои дилетантские, поэтому очень надеюсь, что заблуждаюсь.

Михаил Корякин Комментарий удален