Top.Mail.Ru
Все новости

Новости

«Почта России» начала брать пошлины за покупки в зарубежных интернет-магазинах

«Почта России» начала удаленно взимать пошлины на покупки россиян в зарубежных онлайн-магазинах в рамках пилотного проекта, который стартовал с 9 января, пишет газета «Коммерсант» со ссылкой на пресс-службу компании

9 Январь 2019 12:16

По приказу Минфина, «Почта России» стала пока единственным уполномоченным оператором, который имеет право совершать таможенные операции от имени покупателя с товарами, которые куплены для личного пользования.

Организация будет направлять в Федеральную таможенную службу персональные данные покупателя, общий вес и стоимость товаров, приобретенных в течение месяца.

Что еще известно:

В пресс-службе «Почты России» не объяснили, какие магазины будут с ними сотрудничать, но рассчитывают, что со временем к проекту присоединятся все крупнейшие игроки рынка. 

Пошлины на зарубежные интернет-покупки:

Исправлено: С 1 января 2019 года если в течение месяца покупатель превышает порог в 500 евро по общей сумме заказов или общий вес покупок превышает 31 килограмм, то он должен заплатить 30 процентов от суммы, на которую был превышен порог, но не менее четырех евро за каждый килограмм сверх лимита.С 2020 года порог сбора будет снижен до 200 евро, но его станут применять к каждой отдельной посылке, уточняет «Коммерсант».

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Министерство финансов России предложило измененную схему взимания пошлин с покупок в интернете
Бывший глава ЦРУ Дэвид Петреус на конференции Raisina Dialogue в Индии заявил, что президент России Владимир Путин стал «самым большим подарком для НАТО со времен окончания холодной войны»
В каждом вопросе только один правильный ответ. Учтите: жизнь может порождать сюжеты более невероятные, чем самая смелая фантазия

Новости партнеров

«Праздник» Алексея Красовского — не глумление над памятью о блокаде и не новый рассказ о национальной трагедии. Скорее, это очередной эпизод бесконечной повести об отношениях интеллигенции с властью, который становится основанием для довольно неприятного диагноза