Все новости

Суд отклонил иск Земфиры к Евгению Гришковцу, назвавшему ее «наркоманкой»

Останкинский районный суд Москвы отказался удовлетворить иск певицы Земфиры к писателю Евгению Гришковцу и телеканалу «Дождь»*, сообщает пресс-служба московских судов

8 декабря 2021 16:06

Что стало поводом для отказа, не уточняется.

Что произошло:

27 мая на «Дожде» вышла программа «Би Коз», в эфире которой Гришковец назвал Земфиру «наркоманкой», комментируя ее новый альбом «Бордерлайн». В ответ певица подала в суд иск о защите чести, достоинства и деловой репутации. Земфира требовала полтора миллиона рублей в качестве компенсации морального вреда.

Гришковец позднее извинился за сказанное. «Я пожалел о своем высказывании еще в процессе разговора. Пожалел не по причине опасений юридических последствий и скандала. Я пожалел, что был категоричен, груб, позволил себе гнев. <...> Я пожалел и жалею о том, что мои слова послужили причиной переживаний и душевных мук, возможно, самой Земфиры и ее преданных поклонников», — говорил писатель.

* СМИ признано Минюстом иностранным агентом

Следить за событиями удобно в нашем новостном телеграм-канале. Присоединяйтесь

Вступайте в клуб «Сноб»!
Ведите блог, рассказывайте о себе, знакомьтесь с интересными людьми на сайте и мероприятиях клуба.
Читайте также
Екатерина Тимофеева

Земфира подала иск о защите чести и достоинства к писателю и музыканту Евгению Гришковцу. Певица потребовала полтора миллиона рублей за то, что писатель назвал ее «наркоманкой», а ее песни — «наркоманскими». Позже Гришковец принес извинения за свои слова

Ольга Морозова

Участник нью-йоркской рок-группы Foirmoda Лео Луганский заметил сходство обложек нового альбома Земфиры «Бордерлайн» и своего сингла Brdrline 2019 года. Первым на твит Луганского об этом обратил внимание телеграм-канал «Русский шаффл»

Ольга Нечаева
Те, для кого секс неразрывно связан с близостью, эмоциональным контактом, надежностью отношений и верностью, идут стенка на стенку с теми, для кого секс — не повод для знакомства. В этой борьбе на одной стороне неизменно оказываются «подлые предатели», неспособные к «настоящим» отношениям, а на другой — «закомплексованные зануды», неспособные к телесной свободе. Одни в верности видят единственно возможный способ выражения любви, другие — покушение на свободу и автономию. Как примирить эти две стороны, размышляет Ольга Нечаева