Алексей Буров

физик (Fermilab), философ (премия FQXi.org)

День Благодарения

— этот американский праздник, отмечаемый в четвертый четверг ноября, напоминает о том, как важно быть благодарным, культивировать в себе это состояние. Это религиозный, но внеконфессиональный праздник: в его центре — благодарность Господу, как бы вы Его ни понимали. Благодарение Богу подразумевает доверие Ему, принятие тягот жизни, как дела, возложенного на меня Всевышним, как Его акт доверия мне. Благодарение соединяет в себе восхищение, любовь, доверие и прощение. Когда библейский Иов, утративший все, что можно, вдруг увидел красоту Вселенной, он восславил Бога, его доверие Создателю было восстановлено. Вся та красота природы и людей, которую мы воспринимаем лишь в очень малой степени — ее ведь когда-то не было, Вселенная была подобна простому чистому холсту перед предвечным Художником. А потом на холсте стала постепенно вырисовываться та удивительная картина, в которой мы живем. Живущие в благодарности — не только добрые, но и счастливые люди, при всех тяготах своей судьбы. И наоборот — не умеющие быть благодарными дурны и несчастны, независимо от здоровья и богатства. Главная мудрость — умение жить в благодарности Богу и людям, а всё остальное приложится нам. 
4

Прекрасное королевство будущего

Многие противники режима говорят о будущем президенте Навальном, с оговоркой, конечно — если его до этого не отравят. Разумеется, мне бы очень хотелось, чтобы Алексей Анатольевич жил долго — он очень талантлив, честен и героичен, щедро одарен тем, что греки называли arete — благородством, аристократизмом. Но именно поэтому, как ни парадоксально, я бы не хотел, чтобы когда-то он занял пост главы исполнительной власти России. Заняв такой пост, он оказался бы ответственным за искоренение коррупции, прежде всего. Но коррупция есть отражение нравов, искоренить ее средствами государства можно лишь ценой свирепейшего террора, когда неизбежно пострадали бы не только воры и жулики, но и многие честные люди. Если бы президент Навальный бросился энергично бороться с коррупцией, он обагрил бы свои руки морями невинной крови. Если бы он не бросился бороться с коррупцией, то дискредитировал бы повестку всей своей героической жизни. Так или эдак — получилась бы дискредитация, с выводом о неизбежности примирения со злом и служения ему. И это было бы очень печально. В чем же выход? Навальный, как мне уже доводилось писать, перешел из политических лидеров в нравственные. В этом его главное значение. Своим веселым подражанием Христу он поднимает нравственный уровень народа. Этот нравственный капитал следует оценить высоко и не растранжирить. Идеальное решение, на мой взгляд — конституционная монархия, с новой династией, основатель которой избирается Земским Собором, как были избраны Романовы в свое время. У Навального, храни его Бог, были бы наилучшие шансы стать основателем новой династии конституционных монархов, первым российским королем. Не царем и не императором, ибо те титулы слишком прочно связаны с абсолютной властью. А именно королем, подобно королям и королевам Северной Европы. Все это выглядит, конечно, полной фантастикой, но кто знает, как могут обернуться события и настроения народа.
7

Бог и демон Рене Декарта

На предыдущей беседе этого цикла мы разговаривали о пифагорейской вере Галилея и Кеплера, обращая внимание на ее роль в возникновении физики. Напомню, что эта вера, по предложенному описанию, включает монотеизм, богосыновство человека, божественность математики и математичность материи. Иными словами, эта вера представляет собой христианский платонизм, с особым акцентом на роль математики. Ни Галилей, ни Кеплер не спрашивали, на каком основании они эту веру разделяют. Она присутствовала в духе времени, и они ей следовали, не спрашивая и не сомневаясь. В этом смысле прав был Артур Кёстлер, охарактеризовавший этих отцов физики как лунатиков своего рода: ведомые этой верой, они сдвинули горы познания, но сдвинули как бы во сне. Совсем иным был путь Рене Декарта, тоже основоположника новой науки, но в ином смысле, чем Галилей, Кеплер и Ньютон. Та пифагорейская вера, что некритически вела этих отцов-основателей физики, Декартом была, почти вся, философски выстроена как бы с нуля, оригинальным образом была выведена как разумно-необходимая.
15