Все записи
12:15  /  10.03.19

1882просмотра

Мое детство осталось в городе у моря (часть II)

+T -
Поделиться:

Друзьям, которых больше нет

Летние вечера. Семьи во дворе целыми поколениями. Нам всегда есть чем заняться: прятки, "казаки-разбойники",  войнушка, море волнуется раз... Наша девятиэтажка - 2 подъезда, 72 квартиры. Жильцы дома в основном  - молодые семьи с детьми. Нас человек 15 - мальчишки и девчонки от 6-7 до 10 лет. Мы все - почти погодки, разница в возрасте - плюс-минус два года. Дети разных народов: половина детей - русские, а еще у нас много греков, крымских татар, украинцев, есть грузины, белорусы, осетины, даже поляки, есть сестрички-немки по фамилии Фукс, я - армянка.

Добрая половина детей - смешанных кровей: папа - грек, мама - русская, или мама - татарка, папа - украинец. Отличается только цвет волос, а так мы все выглядим примерно одинаково - веснушки, облезлые носы, ссадины на локтях и коленках  от великов, скейтов и "полетов" с горок и деревьев.

К друзьям этажа так до четвертого идти совсем необязательно, можно просто докричаться со двора:

- Юрка! Юркаааа! Выходи!

Из окна кухни появляется голова недовольной Юркиной мамы:

- Ну, чего орешь?

- А Юрка выйдет?

- Юра наказан, он не выйдет.

- А можете скинуть Юркин мяч?

- Никакого мяча! Ишь, чего придумали!

Мы еще долго слышим ворчание Юркиной мамы с кухни.

***

У меня были кузены в Краснодаре, сыновья тети Седы, маминой сестры - двойняшки. Это была довольно странная компания: я, девочка-ботан в больших очках, и два моих брата-сорванца, один на 2 года старше, второй - на 2 года младше. И если по отдельности мы были в общем ничего (по крайней мере, я :)), то когда мы встречались, это всегда плохо заканчивалось.

Кузены жили в самом центре Краснодара рядом с прудом Карасун и ж/д вокзалом. Пруд был мелкий, теплый и пах тиной. Я, морская девочка, им пренебрегала. Как-то летом несколько дней подряд там в камышах бродил лысый чудик в “семейных” трусах по колено, а в один из дней, проходя мимо, мы увидели, как его вылавливал из воды наряд милиции: утопился. С тех пор братики там больше не плавали.

А второе их любимое место - пустырь за железнодорожным депо, похожий на декорации к фильму “Кин- дза-дза”, и это было дико интересно, приключения и опасности на каждом шагу. Там врастали в землю ржавые вагоны, медленно распадались какие-то жуткие железные конструкции…

Почему-то особым шиком считалось у нас прыгать по крышам вагонов или ползать под ними, вымазаться в ржавчине по уши, весь день питаться одним мороженым и заявиться домой затемно, в ссадинах, синяках и царапинах, с разодранной одежде, по уши вымазанным в ржавчине, машинном масле, земле и еще бог знает чем.

На последние 50 копеек галантные кузены покупали нашим мамам  цветы у старушки на углу. Всегда теплилась надежда, что, увидев цветы, мамы оттают и %;№юлей нам не перепадет. Хаха, как бы не так. Нам попадало из раза в раз, наши похождения заканчивались, едва начавшись, и наш выход в свет был первым и последним: братьев лупили ремнем и закрывали дома на неделю, ко мне тоже применялись какие-то санкции, но в следующий мой приезд в Краснодар все повторялось по-новой.

Потом кузены ударились в науку: для начала они делали смесь воды с селитрой, пропитывали ею бумагу и поджигали. Получалось отдаленно похоже на бенгальские огни. Карбид в костер в то время не бросал только ленивый. Кажется, мы воровали его на стройках. Еще они меняли сигареты на боевые патроны у солдат в военной части, подкладывали их на трамвайные рельсы и ждали трамвая в укрытии. Патроны, понятное дело, взрывались. К  счастью, никто не пострадал, они не убились сами и не покалечили других людей. Сейчас за давностью лет я могу об этом рассказывать, не опасаясь, что, когда прочитает мама или тетя Седа, нас снова закроют дома на неделю :))

Дальше - больше: выяснилось, что если к одной части магния добавить одну часть марганца и поджечь, бабахнет так, что мало не покажется. Они где-то раздобыли шасси от самолета (от самолета, Карл!) твердое, как гранит. Выменяли на что-то перфокарты (прямоугольные карточки из плотного картона размером с конверт).

Купить марганец в аптеке и раздобыть медную проволоку воротилам их уровня не составляло никакого труда (одному 6, другому 10).

На осенних каникулах мы, встретившись, даже не пошли прыгать по вагонам в депо: были слишком заняты добычей магния. Мы пилили напильником это чертово шасси по очереди, посменно, несколько часов в день. За полчаса можно было напилить примерно чайную ложку магния. Потом он в равной пропорции смешивался с марганцем и заворачивался в перфокарту по принципу долма. Взрыв-долма обматывали проволокой и прикручивали две спички: это был запал. В день получалась пара “взрывпакетов” - мы готовились к Новому году.

31 декабря, 11 часов вечера. Наши мамы привносят последние штрихи в ломящийся от закусок новогодний стол. Японский фарфор, чешский хрусталь, фамильное серебро. Икра, язык-балык, вот это все. Финский сервелат. Салатики в хрустальных вазах. Холодец, прозрачный, как слеза, ждет своего часа на балконе. Нарезка. Из кухни доносятся сводящие с ума запахи main course. Мы больше всего ждем торта, но вообще нам не до этого: надо под каким-то предлогом срулить на крышу, зря, что ли, мы несколько недель пилили шасси до кровавых мозолей?

Братцы неплохо повзрывали свои “взрывпакеты”, а на моем дело не заладилось: сера на примотанных спичках отсырела и не хотела гореть, спички гасли пару раз, и к моменту, когда мне, наконец, удалось ее зажечь, спички догорели почти до основания и долма с магнием бабахнуло прямо у меня в руке.

...Я не знаю, кому или чему я обязана тем, что у меня по сей день есть две руки, на месте оба глаза и нет тяжелой инвалидности. В тот момент я почти оглохла на правое ухо, у меня обгорела шапка, волосы, улетели в сторону очки. Отдачу я чувствовала всей правой стороной тела еще несколько дней. Братья пытались меня оттереть от сажи, но это было нереально, ограничились тем, что вытерли мои очки, вернули их на место, погрузили в лифт и привезли домой.

Дома уже все готово. Чертог сиял. Гремели хором. Стол накрыт, мамы сидят красивые, папы уже веселые, и тут в двери вваливаются дети: полуконтуженная я и чумазые братья. Я не помню, какая именно из всех кар небесных постигла нас в ту ночь, но со взрывчаткой я с того момента завязала.

Начало 

Продолжение следует…

Теги: детство