Борис Стругацкий

Борис Стругацкий: История моего отца

В 1937 году наш отец, Натан Залманович Стругацкий, заведовавший тогда отделом культуры Сталинградского горкома, был снят со всех постов и исключен из партии «за утерю политической бдительности, выразившуюся в потакании» (или что-то в этом роде: называл Островского «щенком» в сравнении со Львом Толстым и Достоевским и призывал советских художников учиться у Андрея Рублева). Безусловно, через несколько дней он был бы арестован, но он тут же уехал в Москву добиваться справедливости и восстановления, и про него, как водится, забыли. А вот брат его, Александр Залманович, директор завода (кажется, в Ленинграде), был арестован в том же году, получил по суду десять лет без права переписки, и несчастная жена его еще долго напрасно пыталась отправлять ему в лагерь посылки. Тогда еще не было известно, что «десять лет без права переписки» просто заменяет слово «расстрел».
1

Борис Стругацкий: О плакатах со Сталиным в Москве

Затея с размещением плакатов со Сталиным в Москве — очередной симптом опасного заболевания, называемого «погружение в совок». Наряду с возвращением советской символики. Наряду с упорным строительством однопартийной системы. Наряду с деприватизацией и последовательным огосударствлением экономики и идеологии. И это, конечно, не «прививка от культа личности», это скорее ядовитая инъекция, имеющая целью восстановить этот культ во всей его красе. Эти восхваления в адрес «эффективного менеджера, принявшего под свою руку Россию с деревянной сохой и сдавшего ее с атомной бомбой». Это беспардонное возвеличивание роли чуть ли не единственного «победителя в Великой Отечественной войне, без которого победы бы и не было». Все это теперь называется «объективностью истории» и преподносится на блюдечке всем нашим поклонникам тоталитаризма, всем этим доморощенным холопам, жаждущим прижаться к сапогу тирана, истовым сторонникам каленой метлы, железной руки и костяной ноги самодержца. («Потому что с нами иначе нельзя, порядка не будет — и конец державе»). К сожалению, таких добровольных садомазохистов у нас полным-полно, их многие миллионы, ядовитое семя падает на почву, обильно удобренную невежеством, злобой и страхом, и прорастает угрозой повторения истории, причем если даже и в виде фарса, то фарса жестокого и кровавого.
115

Борис Стругацкий: Комикс — не бедный родственник литературы

Та же команда, что сделала по «Обитаемому острову» Стругацких фильм, решила выпустить еще и комикс. Эта идея пришла в голову жене Александра Роднянского Валерии  Мирошниченко, а воплотить ее в жизнь взялись художник Почтенный Стирпайк и колорист Доминик Хайлиг. Сам Борис Стругацкий полностью комикс не видел, но отдельные его части ему понравились. И хотя он честно признается, что в комиксах почти ничего не понимает, по просьбе авторов проекта написал предисловие к изданию, где выразил надежду, что жанр комикса перестанет восприниматься как «бедный родственник литературы» и изменить это представление сможет «Обитаемый остров». Как и у любого другого жанра, говорит Стругацкий, «у комикса могут быть свои вершины, и ради них только уже стоит весь огород городить».
0