Режиссер-новатор, балансирующий между оперным и драматическим театром, сценограф и театральный художник Дмитрий Черняков постигает жизнь «чувственно», каждую новую работу «переживает как стресс», его вдохновляет адреналин: «у меня все случай, стихия». После первой оперной постановки — это был «Молодой Давид» в Новосибирском театре — получил приглашения от Мариинки и Большого. Его новаторские трактовки шокируют многих именитых оперных деятелей, однако на последних фестивалях «Золотая маска» Черняков ни разу не оставался без премии, получал и «Триумф», и Международную премию имени Станиславского. Мечтает о моцартовской легкости, чтоб делать все «с упоительным вдохновением, без мучительных сдвигов внутри. Но обрести эту легкость пока не удается». Участник проекта «Сноб» с декабря 2008 года.

город, в котором я живу

Москва

где родился

Москва

где и чему учился

«Я немного учился в архитектурном институте, перед тем – на подготовительных курсах, вот и все…»

Окончил Российскую академию театрального искусства (ГИТИС), по специальности режиссура.

где и как работал

Работал в Русском драматическом театре Литвы (Вильнюс). Потом работал в Германии, России. Осуществлял постановки в Мариинском и Большом театрах.

Почти во всех спектаклях является автором сценографии и костюмов

«Многие люди, с которыми я работаю, считают, что я по своему психическому типу антикризисный менеджер. В том смысле, что, когда все горит, я оживаю, включаюсь, мне приходят в голову прекрасные идеи. А когда ситуация нормальная, благотворная, я менее подключен к работе. Но, зная себя, понимаю, что это не совсем так. Наоборот, ситуации пике, аврала и нервотрепки меня парализуют. Но иногда бывает, что патовые ситуации меня восхищают. Мне нравится ощущение некоей угрозы. Адреналин меня вдохновляет. Но, по большому счету, я не человек кризисных ситуаций».

Оперный и драматический режиссер, сценограф.

«Единственное, что мне теперь не приходится доказывать людям: прислушайтесь к тому, что я рассказываю со сцены. Наверное, я уже имею некий зрительский кредит. Это, конечно, в какой-то степени облегчает жизнь. Появляется свобода, и можно заняться чем-то более стоящим, чем завоевывать право на то, чтобы тебя слушали».

что такого сделал

Поставил ряд оперных и драматических спектаклей в городах России, Прибалтики, Германии и т.д.
Среди работ в опере — «Аида» в Новосибирском театре оперы и балета, «Жизнь за царя» и «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии» — в Мариинском, «Похождения повесы» И. Стравинского — в Большом.

Поставил мировую премьеру оперы «Молодой Давид» В. Кобекина в Новосибирском государственном академическом театре оперы и балета.
 

«Я никогда не имел никакого отношения к опере. Ни я, ни мои родители. Но так сложилось случайно, что в каком-то сознательном возрасте, уже в начале 1980-х, я ходил постоянно на оперные спектакли. И, видимо, как-то это отложилось во мне».

общественное признание

Шесть раз подряд становился лауреатом Национальной театральной премии «Золотая маска».

Лауреат Международной премии имени К.С. Станиславского, премии фонда Олега Табакова, молодежной премии «Триумф».

важные события жизни

Постановка первого спектакля в Твери.

«Премьера… в Твери в 1991 году. И я считал, что в моей жизни произошло что-то невероятно важное, настолько важное, что о распаде СССР я узнал гораздо позже. Реальная работа в театре затмила все! Это было на третьем курсе, и мне был всего 21 год. Я очень хотел ставить, поэтому если даже меня и "услали", то с моего внутреннего соглашения. Я рвался в Тверь, внутренне понимая, что там имею право на ошибку. Москвы, своего родного города, я стеснялся. А вне Москвы я был волен делать, что хочется и как хочется. Я стремился к свободе. Хотел преодолеть свои психологические страхи. Я боялся взаимоотношений с людьми, боялся того, как там на меня будут смотреть, не знал, как общаться с труппой. Мне было важно – воспримут ли меня всерьез? Смогу ли я подчинить людей своей творческой воле?»

Постановка в 1998 оперы Владимира Кобекина «Молодой Давид» в Новосибирске, после которой последовали приглашения от известных оперных театров.

участвовал в скандалах

Премьера поставленной Черняковым оперы Чайковского «Евгений Онегин» в Большом театре в 2006 году вызвала большой скандал. Певица Галина Вишневская была возмущена этой постановкой и отказалась отмечать свой 80-летний юбилей в Большом театре, в котором она впервые спела именно в «Онегине».

Галина Вишневская, оперная певица: «Я сходила на премьеру "Евгения Онегина" в Большом театре, и меня охватило отчаяние от происходящего на сцене. Я двое суток не спала и написала письмо директору. О том, что я отказываюсь от празднования юбилея в этом театре. Выходит, зря прожита жизнь и зачем дальше вообще учить, если Большой театр выпускает такое...»

Анатолий Иксанов, генеральный директор ГАБТа: «С большим удивлением я прочитал письмо Галины Павловны Вишневской. Больше всего меня удивило именно то, что такое письмо написала наша великая примадонна, которая сама многие годы страдала от эстетических штампов и ярлыков. Человек, который помнит политические процессы над Пастернаком и Бродским, который принимал живое участие в судьбе Солженицына. Она наверняка защищала Альфреда Шнитке после печально-знаменитой статьи о его версии "Пиковой дамы"».

«Я счастлив, что этот спектакль был в моей жизни. У меня всегда была навязчивая одержимость доводить то, что делаю, до кристальной точности. Чтобы все было филигранно, выпукло и доведено до конца. Чтобы не было случайных фраз. Чтобы все было качественно спрессовано. И, как мне кажется, "Онегин" из всех моих спектаклей больше всего отвечает этим требованиям... Мне важно почувствовать то, что чувствует зритель. И во многих постановках я замечаю очевидные постановочные пробелы. В "Онегине" их меньше всего».

«…сколько бы меня ни успокаивали, что скандалы укрепляют рейтинг спектакля, – я большого восторга от этого не испытываю».

ну, не люблю

«Беспомощность страшна. Мне все время снится сон, что я вдруг неожиданно сталкиваюсь с какой-то фатальной, немыслимой холодностью всех близких мне людей. Такого, конечно, в природе быть не может, но мне почему-то так кажется. Это ужасно. Ужасно ощутить, что все бессмысленно. Что вообще все в конце концов не имеет никакого смысла».

мечта

«Я мечтаю о какой-то моцартовской легкости, очень хочу все делать с упоительным вдохновением, без мучительных сдвигов внутри. Но обрести эту легкость пока не удается».

и вообще…

«Я заметил, если имеешь очень сильное желание – оно обязательно материализуется, нужно просто очень захотеть. В моей жизни было семь навязчивых желаний, они прямо-таки сжигали меня и требовали непременного осуществления. Мне необходимо загнать себя в состояние ража, и тогда я сразу все чувствую, даже если я это и не пережил. Я могу представить себе самую душераздирающую сцену между персонажами, но мне не надо воплощать все эти взаимоотношения в жизнь, я боюсь. Пространство для меня не просто территория, я чувствую его иначе – ближе, дальше, светлее, темнее. Это биологическое ощущение, его невозможно описать. Совсем другое отношение у меня и ко времени. Я догадываюсь, чем все кончится. Неизвестно, правда, когда это случится, но, думаю, что еще успею сделать много хорошего. Не бойтесь, план у меня прописан...»

Дмитрий Черняков на «Снобе»

Показать все публикации