Елена Яцура

Елена упоминается в этом тексте

Что появилось и что закончилось в 1991 году

Этот поворотный 1991 год в российской истории я запомнила совсем не по путчу. Я была поглощена учебой. Это было совершенное счастье и чистой воды утопия, а не жизнь. Я училась в частной школе «Гуманитарный центр» в Обнинске. Наши преподаватели утверждали, что наша школа — первая частная школа в стране (она была зарегистрирована в 1989 году). Летом 1991 года я закончила восьмой класс, и в нем было всего 11 человек. Мы учились с 9.30 утра до четырех дня, уроки шли парами, как в университете, а перерыв на обед был час, а не 15 минут, как во всех советских школах. Каждый семестр мы писали по десятку рефератов и в конце сдавали сессии — наша жизнь больше не измерялась четвертями. У нас было три пары в неделю английского, три пары по русской и зарубежной литературе, мы проходили Гроссмана, Пушкина изучали — невиданное дело — по философу Ильину вместо Белинского, играли в ролевые игры по «Гаргантюа и Пантагрюэлю». На биологии мы учили анатомию человека по учебникам первого курса мединститута, а алгебру — не по школьной программе, а по учебнику Сканави. В общем, это был взаимный экстаз и для нас, учеников, и для энтузиастов-преподавателей. И да, это была школа, за которую надо было платить. Сколько — я сейчас не вспомню точно, кажется, в месяц родители отдавали эквивалент 100 долларов. С одной стороны, гигантские деньги: на 100 долларов можно было роскошно жить месяц целой семье с тремя детьми (у меня еще две сестры). Но мои родители даже особенно не замечали этих трат — благодаря моде на шейпинг, которая охватила в конце 90-го — начале 91-го Санкт-Петербург, Москву и ее окрестности (а Обнинск располагается в 107 километрах от Москвы).
0
Елена упоминается в этом тексте

Предпремьерный просмотр фильма «Каденции»

Сюжет фильма очень простой: история одного дня пяти москвичек, представительниц современных профессий, которые в конце фильма — в конце дня — удивительным образом встречаются. Героини очень разные: маркетолог Лиза (Ингеборга Дапкунайте), молодая мама, таскающая на работу ребенка и страшно волнующаяся за него в пылу битв за бюджеты и графики; безбашенная актриса Лена (Клавдия Коршунова), которая весь день бегает по своим театральным делам и в завершение идет на «прослушивание» к важному режиссеру (Николай Хомерики); юрист Вера (Полина Кутепова), решающая одну проблему за другой; мерчендайзер Ася (Ирина Хамдохова) — спокойная, уверенная, в меру циничная молодая женщина, чья работа заключается в том, чтобы ходить из магазина в магазин и следить за выкладкой товара и его наличием; переводчица в банке Валя (Мария Миронова) — строгая, мало говорящая, с затаенной улыбкой.
0
Елена упоминается в этом тексте

Мы идем смотреть «Каденции»

[comment id="277647"]
0
Елена упоминается в этом тексте

Как назвать библиотеку

[heroes]
0

ТЭФИ

Поздравляю Леру с признанием. Это очень здорово и очень почетно, что приз дали именно за «Школу» — неоднозначный фильм, который ставит проблематику на всех уровнях. Вот есть люди талантливые, а есть те, кто чувствует время; Лера Германика — счастливое сочетание этих двух типов людей. Мое личное отношение к «Школе» весьма специальное: я не считаю, что это выдающееся произведение искусства, но это здоровый правильный медиапродукт, который разительно отличается от всего, что заполонило наше телевидение. Я рада, что есть такое контрастное важное для нашего общества высказывание, которое намечает новую веху в развитии телевидения. И пусть оно всех победит, а не какой-нибудь «самый красивый телесериал» на втором, вроде «В лесах и на горах» (этот продукт за гранью моего понимания).  
9

Елена Яцура: 3D — еще одна возможность показать, что русские не владеют профессией

Когда я смотрю на наши скромные успехи в кинематографе и понимаю, что вот сейчас решат: рецепт от всех бед — снимать кино в 3D, то задаю себе вопрос: кто-нибудь здесь может остановиться? Остановиться и честно сказать: это ерунда, ребята! Это стыд и позор. Надо ничего не производить года два, искать новых людей, ставить адекватные задачи перед старыми авторами. Хорошее кино растет из хороших авторов, и автор должен сознательно расти всю жизнь. Каждый следующий фильм должен поднимать его на новую ступеньку, должен быть школой. Конечно, нам тяжело ставить реальные задачи и их решать. Тяжело делать кино с тем профессиональным составом, который у нас есть. Тяжело делать хорошее кино, которое встанет в один ряд с «Рождественской историей» или «Аватаром» и за которое не будет стыдно. Но это нормальная амбициозная задача.
0