Евгения Кандиано: Наши дети все же увидят амазонский лес

Вопреки катастрофическим прогнозам, Бразилия смогла в рекордные сроки сократить вырубку самого большого в мире массива тропических джунглей. Обещает остановить совсем, если в Копенгагене богатые страны решат ей за это заплатить

Фото: Alamy/Photas
Фото: Alamy/Photas
+T -
Поделиться:

Одним из ключевых вопросов саммита по климату в Копенгагене будет вопрос о бразильском лесе. Вообще-то, этого леса уже давно не должно было быть: темпы его вырубки еще недавно были такими, что все специалисты предвещали ему скорый конец. Дело даже не только в вырубке до последнего дерева: изумрудный океан тропического леса достаточно лишь как следует проредить, а дальше дожди вымоют всю почву из-под ног вековых гигантов, и распад экосистемы завершится очень быстро.

Последней соломинкой, за которую смогли ухватиться природоохранные организации, оказалось влияние этого леса на климат всей планеты. Доказав их прочную связь, они смогли привлечь в союзники правительства — и лес получил право на жизнь. К июню этого года зафиксировано почти двукратное снижение темпа уничтожения лесов в Бразилии по сравнению с предыдущим годичным периодом. Более того, сегодняшний уровень — самый низкий за 21 год, с тех пор, как начали вести эту печальную статистику. Однако борцы за экологию связывают это снижение не только с правительственными мерами, но и с сокращением уровня потребления, спровоцированным кризисом экономики. Дальнейшая борьба за спасение Амазонии будет зависеть от международной поддержки: президент Бразилии Лула да Сильва за несколько недель до Копенгагена потребовал от богатых стран денег, чтобы прокормить тех, кто зарабатывает сегодня рубкой леса.

Аргументы у него весомые. Ученые подсчитали, что амазонский лес является потенциальным источником такого объема СО2, какой Соединенные Штаты вырабатывают за 11 лет. Мы давно уже привыкли к распространенному штампу: «леса — легкие планеты». Речь идет о том, что зеленые растения усваивают в процессе фотосинтеза СО2 и выделяют кислород. Правда, в процессе нашего дыхания все происходит с точностью до наоборот. Но выражение красивое, и мы сразу же ухватываем: леса — легкие, а без легких мы жить не сможем.

Итак, растения забирают из атмосферы углекислый газ. Но мы ведь с вами помним закон, сформулированный Ломоносовым: ничто не пропадает, а лишь переходит в другую форму. Вот и усвоенный растениями СО2 не исчезает бесследно: углерод откладывается в тканях растений и при их разложении или горении снова превращается в углекислый газ и выделяется в атмосферу. Поэтому сжигание лесов, помимо такого страшного эффекта, как нарушение экосистемы (я бы даже назвала это уничтожением экосистемы: сгорают ведь не только растения, сгорают насекомые, черви в почвах, животные и птицы сгорают или лишаются своего уголка), ведет к повышению содержания СО2 в атмосфере, а следовательно, и к усилению парникового эффекта. Только задумайтесь: весь углерод, накопленный в тканях растений за долгие годы, при пожаре освобождается за несколько коротких часов. Таким образом, в зависимости от того, как человечество обращается с лесами, они могут быть либо поглотителем углекислого газа, либо его источником.

Уничтожение началось в 1964 году, когда правительство Бразилии выработало комплекс мер для освоения под сельское хозяйство нетронутых территорий девственного леса. Люди откликнулись на призыв правительства и потянулись вглубь континента основывать фермы и выжигать пастбища для скота. Сначала процесс освоения шел медленно: не было достаточного количества дорог — без них готовый продукт не вывезешь, а следовательно, и не продашь. Однако в 80-х годах дело пошло веселее: к этому моменту сеть дорог была уже достаточно обширна и обеспечивала вывоз продукции. И новые фермеры, воодушевленные примером своих предшественников, отправились основывать свое дело. В эти годы уничтожение лесов возросло в среднем до 8158 квадратных миль в год.

Однако тут на защиту лесов встали активисты. Потому что к концу ХХ века уже сформировалась некая довольно обширная прослойка людей, которые не считают, что природа предназначена для человеческого обогащения, и тратят свои силы, а порой и жизни, чтобы защитить природу от человеческой агрессии. На нашем сайте часто звучат реплики о том, что безнадежное это дело — бороться за экологию. А я вам по памяти могу назвать много примеров, когда люди, вставая на защиту лесов и животных и выдвигая свои требования, добивались принятия природоохранных мер. Я бы даже сказала, они редко проигрывают — их неизменно поддерживают и широкие массы, и интеллектуальная элита. Тогда на защиту лесов встали многие активисты, среди них был и Габриель Гарсиа Маркес — столь любимый в России писатель, и британский рок-музыкант Стинг. Они выступили против проекта бразильского правительства построить мощный хайвей через леса Амазонки, через Перу до самого западного побережья континента, чтобы обеспечить удобный вывоз продукции, в первую очередь для сбыта в Японию. Убежденные и принципиальные люди многого могут добиться. Благодаря обширной критике и петициям проект увяз в дебатах. И сведение лесов постепенно пошло на убыль, правда, не без реверсов. Пик интенсивности разработки территорий приходился на 2003—2004 годы. А пятая всех оставшихся в Бразилии лесов к настоящему времени превращена в заповедники. Частным же владельцам земель  закон предписывает поддерживать на их территориях по меньшей мере 80% лесного покрова.

Поскольку на сегодняшний день сведение лесов в Бразилии дает две трети эмиссии СО2 всей страны, правительство страны планирует и дальше сокращать уничтожение лесов и довести его приблизительно до 1500 квадратных миль в год. Однако президент Бразилии заявил, что жители Бразилии, чьи доходы напрямую связаны с возделыванием земель в долине Амазонки, а таких не менее 30 миллионов, имеют право на денежную компенсацию. И эту компенсацию должны обеспечить развитые страны, которые опосредованно будут пользоваться теми преимуществами, которые даст сохранение лесов, ведь Амазония делается глобальным складом углекислоты, местом, где перегревающий планету газ будет секвестрироваться.

Опираясь на эту повестку, бразильцы созвали у себя в ноябре саммит; он, надо сказать, почти провалился. Единственными лидерами стран на саммите были сам президент Бразилии Лула да Сильва, президент Гайаны Баррат Ягдео и Николя Саркози, представлявший Гвинею. Остальные страны прислали либо вице-премьеров, либо министров, а Колумбия и Венесуэла отказались от участия в саммите. Тем не менее Николя Саркози поддержал предложение бразильского президента обеспечить финансовую поддержку для сохранения лесов. Детали этого проекта планируется обсудить в Копенгагене. Но уже сейчас известно, что Норвегия готова выделить на эти цели 1 миллиард долларов к 2015 году. Также Япония, Швеция, Германия, Южная Корея и Швейцария заявили о своем потенциальном согласии выделить дотации на сохранение лесов.

Так что, несмотря на конфликты и дебаты, общий тренд по вопросу сохранения амазонского леса весьма позитивен. И это более чем отрадно. Дело не только в эмиссии СО2 и парниковом эффекте, но и в том, что леса Амазонки являются родным домом для огромного количества различных животных. Ученые считают бразильские леса самым богатым местом по количеству видов животных и растений. Некоторые из них эндемичны и не встречаются ни в каких других местах, а многие виды до сих пор еще не описаны. Помните, что писал Киплинг: «Никогда вы не найдете в наших северных лесах длиннохвостых ягуаров, броненосных черепах, но в солнечной Бразилии, Бразилии моей такое изобилие невиданных зверей». Похоже на то, что этим животным не придется заживо сгорать в рукотворных лесных пожарах. А у наших детей появляется шанс увидеть леса Амазонии.

Комментировать Всего 10 комментариев
спасибо!

Надо бы и нам получить от богатых стран деньги на сохранение тайги - там ведь тоже секвестрируется немало углекислоты:):)

Кажется, Жан Ануй сказал: "Кто более жаден, чем богачи? Только бедняки!".

Безусловно, наши леса тоже нуждаются в защите. Их правда не выжигают, а вырубают на древесину. Что такое лесосплав я видела своими глазами, когда работала в Сибири. От него страдают не только леса, но и реки.

Увижу ль я Бразилию,
Увижу ль я Бразилию, Бразилию, Бразилию, пока я постарею?

Артем абсолютно прав. Россия тоже должна потребовать компенсации.

"...Но в солнечной Бразилии, Бразилии моей

такое изобилие невиданных зверей.

Увижу ли Бразилию, Бразилию, Бразилию

Увижу ли Бразилию до старости моей?"

Это Киплинг (наверное, в переводе Маршака).

А на болгарский перевели Киплинга? Наверняка.

Увижу ли Бразилию?

Да. Перевели. Но знаеш, в переводе это более захватывающее, чем в оригинале. И на русском более воздействующее (да, это перевод Маршака). Это как детская мечта взрослого человека.

Ты мне из аэропорта Сан Франциско пишеш?

Да я Киплинга очень люблю. Что-то есть в его стихах такое, от чего душа разворачивается. Точно детская мечта взрослого человека.

Я пишу уже из отеля. 25 часов сюда добиралась, что-все опаздывало, задерживалось и т.д. Сейчас поеду на тюленей смотреть :)))

Есть русские поэты гораздо лучше чем Киплинга. Правильнее, которые мне больше нравятся.

Ну и пионерка ты наша! Уже прибыла, а я думал еще по дороге. Спасибо за связь с Инной. Она уже собралась сюда на горные лыжи кататся. И Зоя объявилась: будет здесь в январе.

А мне вот Киплинг ну просто очень нравится - прямо праздник души.

Евгения, у тебя диагноз: ты больна Снобом. Лучше иди и смотри Сан Франциско (нафиг тебе тюлени сдались - в Киле их дофига прямо у вас в IFM).