В Копенгагене началась конференция по проблемам изменения климата

15 тысячам участников конференции, представляющим почти 200 государств, предстоит разработать основные положения нового документа, который в 2013 году заменит Киотский протокол. Главные намеченные к обсуждению вопросы — сокращение объема выбросов парниковых газов и помощь слабым экономикам

Фото: AFP/EastNews
Фото: AFP/EastNews
+T -
Поделиться:

Развитые страны намерены к 2050 году сократить выбросы газов на 80% от уровня 1990 года. А уже к 2020 году Мексика, Россия, Украина, Индия и страны ЕС должны снизить объемы выбросов на одну пятую. Великобритания, Китай и Норвегия — на 40%. Предполагается, что эти цифры будут включены в декларации, которые страны-участницы подпишут по итогам встречи. Документ же, который сменит ныне регулирующий объемы выбросов газов Киотский протокол, должен быть утвержден в следующем году.

Подробнее

Впрочем, ряд ученых оценивают перспективы конференции весьма скептически. Так, редактор специализированного журнала «Исследования климата» Крис де Фрейтас назвал встречу абсолютно бесполезной. «Сократить выбросы невозможно. Посмотрите на Новую Зеландию, где идет рост выбросов, и никто ничего не делает для климата», — заявил он.

Кроме того, еще до начала саммита встреча омрачилась скандалом, прозванным по аналогии с уотергейтским «Климатгейтом». В конце ноября хакеры украли электронную переписку ученых Центра по исследованию климата университета Восточной Англии, одного из главных четырех мировых центров такого калибра. Опубликованные в Интернете выдержки из переписки климатологов уже стали причиной отставки руководителя Центра Фила Джонса как раз накануне встречи в Копенгагене. Однако окончательного вывода экспертов, подлинные ли это письма ( в которых, по мнению критиков теории глобального потепления, содержатся прямые указания уничтожить необработанные климатические данные, подтасовать готовые данные в пользу теории антропогенного глобального потепления, а также обсуждаются возможности препятствовать публикациям работ ученых, не разделяющих вышеупомянутую теорию и могущих помешать ее беспрепятственному распространению) - пока нет.

Накануне открытия саммита председатель межправительственной группы экспертов  по изменению климата Жан-Паскаль ван Ипресель обвинил в краже переписки и подтасовке фигурирующих в ней данных российские спецслужбы.

По его словам, сайт университета взломали хакеры из Томска, финансируемые ФСБ. По мнению Ипреселя, России выгодно искажение реальной картины глобального потепления, так как оно позволяет не сокращать объемы выбросов газов. Сейчас эксперты проверяют опубликованную хакерами переписку. Но представитель Саудовской Аравии Мохамед ас-Саббах заявил, что скандал с украденными письмами уже подорвал доверие к работе ученых.

В день начала саммита 56 газет из разных стран мира опубликовали обращение, инициированное редакцией британской The Guardian, к жителям Земли с призывом выступить «единым фронтом» против глобального потепления. В этом обращении, которое в России публикует «Новая газета», в частности говорится: «Перемены обойдутся нам дорого, но в разы меньше, чем было потрачено на спасение мировых финансистов, — и их стоимость будет намного дешевле, чем последствия бездействия. Многим из нас, особенно тем, кто живет в развитых странах, придется менять образ жизни. Эпоха билетов на самолет, стоящих меньше поездки в аэропорт на такси, подходит к концу. Нам придется более разумно совершать покупки, выбирать еду и путешествовать. Нам придется больше платить за электричество и меньше его тратить. Но такой новый мир несет в себе больше преимуществ, чем жертв».

Евгения Кандиано

   Один из главных вопросов, связанных с изменением климата, — уничтожение леса. И он будет в центре внимания на конференции по климату в Копенгагене (о том, как лес влияет на климат я подробно написала в блоге Наука). Самый обширный на нашей планете тропический лес находится в бассейне реки Амазонки в Бразилии. У мировой общественности есть желание сохранить этот лес, но и у жителей этого региона есть необходимость каким-то образом зарабатывать себе на жизнь, и поэтому Бразилия настаивает на компенсациях. Их должны обеспечить развитые страны, которые опосредованно будут пользоваться теми преимуществами, которые даст сохранение лесов. Это и есть один из главных вопросов и копенгагенского саммита, и вообще мировой  экологической политики: бедные страны требуют, чтобы развитые страны компенсировали их затраты на экологические программы.

Но не все решается на уровне правительств. На нашем сайте часто звучат реплики о том, что безнадежное это дело — бороться за экологию. Но на самом деле убежденные и принципиальные люди могут добиться многого. К концу ХХ века сформировалась довольно обширная прослойка людей, которые не считают, что природа предназначена для обогащения человека; они тратят свои силы, а порой и жизни, чтобы защитить природу. Я по памяти могу назвать много примеров, когда люди вставали на защиту лесов и животных, выдвигали свои требования и добивались принятия природоохранных мер. Я бы даже сказала, что такие люди вообще редко проигрывают — их неизменно поддерживают и широкие массы, и интеллектуальная элита. Габриель Гарсиа Маркес и Стинг выступили против плана бразильского правительства построить мощный хайвей через леса Амазонки, через Перу и до самого западного побережья континента, чтобы обеспечить удобный вывоз продукции для сбыта в Японию. Благодаря критике этот проект увяз в дебатах. И уничтожение лесов постепенно пошло на убыль: в  июне зафиксировано почти двукратное уменьшение темпов уничтожения лесов в Бразилии по сравнению с  предыдущим годичным периодом. Более того, сегодняшний уровень самый низкий за 21 год. Правда, это связывают не только с мерами правительства, но и со снижением уровня потребления, спровоцированным кризисом. Сейчас положение дел таково: пятая часть всех оставшихся в Бразилии лесов превращена в заповедники. А частным владельцам земель закон предписывает сохранять на их территориях по меньшей мере 80% лесного покрова. И это уже очень большой прогресс.

Комментировать Всего 4 комментария

Один из главных вопросов, связанных с изменением климата, — уничтожение леса. И он будет в центре внимания на конференции по климату в Копенгагене (о том, как лес влияет на климат я подробно написала в блоге Наука). Самый обширный на нашей планете тропический лес находится в бассейне реки Амазонки в Бразилии. У мировой общественности есть желание сохранить этот лес, но и у жителей этого региона есть необходимость каким-то образом зарабатывать себе на жизнь, и поэтому Бразилия настаивает на компенсациях. Их должны обеспечить развитые страны, которые опосредованно будут пользоваться теми преимуществами, которые даст сохранение лесов. Это и есть один из главных вопросов и копенгагенского саммита, и вообще мировой  экологической политики: бедные страны требуют, чтобы развитые страны компенсировали их затраты на экологические программы.

Но не все решается на уровне правительств. На нашем сайте часто звучат реплики о том, что безнадежное это дело — бороться за экологию. Но на самом деле убежденные и принципиальные люди могут добиться многого. К концу ХХ века сформировалась довольно обширная прослойка людей, которые не считают, что природа предназначена для обогащения человека; они тратят свои силы, а порой и жизни, чтобы защитить природу. Я по памяти могу назвать много примеров, когда люди вставали на защиту лесов и животных, выдвигали свои требования и добивались принятия природоохранных мер. Я бы даже сказала, что такие люди вообще редко проигрывают — их неизменно поддерживают и широкие массы, и интеллектуальная элита. Габриель Гарсиа Маркес и Стинг выступили против плана бразильского правительства построить мощный хайвей через леса Амазонки, через Перу и до самого западного побережья континента, чтобы обеспечить удобный вывоз продукции для сбыта в Японию. Благодаря критике этот проект увяз в дебатах. И уничтожение лесов постепенно пошло на убыль: в  июне зафиксировано почти двукратное уменьшение темпов уничтожения лесов в Бразилии по сравнению с  предыдущим годичным периодом. Более того, сегодняшний уровень самый низкий за 21 год. Правда, это связывают не только с мерами правительства, но и со снижением уровня потребления, спровоцированным кризисом. Сейчас положение дел таково: пятая часть всех оставшихся в Бразилии лесов превращена в заповедники. А частным владельцам земель закон предписывает сохранять на их территориях по меньшей мере 80% лесного покрова. И это уже очень большой прогресс.

Страны очень долго раскачивались со своими обязательствами. И по снижению выбросов парниковых газов, и по финансовым обязательствам, а тут еще кризис наложился. А без серьезных финансовых вложений радикального снижения выбросов не добиться.

Причем богатые страны должны финансировать и программы бедных стран. Это программы двух видов: прямые дотации и передача технологий сокращения выбросов. В первую очередь помощь наиболее быстро развивающимся странам: Индии, Китаю, Бразилии.

WWF надеется, что по итогам саммита будет принято соглашение, не декларация, а именно соглашение о снижении выбросов. Вторая важная вещь — сделать все возможное, чтобы до 2050 года температура на планете повысилась не более чем на два градуса по Цельсию. Третье — промышленные страны должны к 2020 году снизить выбросы до уровня, который на 40% ниже, чем в 1990-м. Те страны, где продолжается вырубка тропических лесов, должны к 2020 году сократить их сведение на 75%.

И наконец, система немедленной помощи наиболее уязвимым странам. До 2020 года на это должно быть выделено по 160 миллиардов долларов в год. Это примерно вдвое больше, чем тратится сейчас.

Новое соглашение должно быть не хуже, чем Киотский протокол. По некоторым пунктам соглашения могут быть приняты уже сейчас. Решение по другим могут отложить на следующий год. Здесь содержание важнее, чем скорость. Договориться будет сложно, но основные моменты будущего соглашения будут приниматься сейчас, на встрече в Копенгагене.

В 1999 году был подписан Киотский протокол, который предусматривал до 2012 года сокращение выбросов в атмосферу углекислого газа. В 2007 году было признано, что необходимо расширять работы по сокращению выбросов, поэтому назначили новую конференцию, которая сегодня открылась в Копенгагене. На ней должно быть принято решение, что делать, собственно говоря, после 2012 года, когда кончается срок действия Киотского протокола. Сначала настрой был очень оптимистичный, поскольку к Киотскому протоколу долгое время не присоединялся крупнейший поставщик углекислого газа в атмосферу — США, а у администрации Обамы мнение и действия диаметрально противоположные мнению и действиям администрации Буша. Так что этот саммит должен был что-то решить. Но незадолго до его начала хакеры вскрыли сайты английских ученых, переписка которых якобы свидетельствует о том, что все разговоры о глобальном потеплении в последние годы не оправдываются и что там, в общем-то, фактически идет речь о подтасовке научных фактов.

Какая, скажите, разница, вызвано потепление антропогенными причинами или естественными? Если мы себя можем в чем-то ограничивать, какая разница, почему мы это должны делать? Я считаю, если бы даже не было глобального потепления, то его надо было бы придумать, чтобы заставить развитые страны задуматься над этим вопросом и хотя бы в чем-то себя ограничить. Результат саммита, конечно, будет, но я боюсь, не столь однозначный, как если бы этой хакерской атаки не произошло. Дело в том, что там, по большому счету, речь идет не столько о выбросах углекислого газа в атмосферу, сколько о переориентации вообще всей мировой экономики на альтернативные источники энергии. Глобальное потепление, не глобальное потепление — бог с ним, но совершенно очевидно, что экономика должна развиваться, опираясь на новые технологии. И этот саммит наметит какие-то пути дальнейшего развития мировой экономики.

Я думаю, что Россия, скорее всего, останется немножко в стороне от обсуждаемых тем. Путин сказал, что мы подпишем итоговое решение, если все подпишут, а это вряд ли случится. То есть мы, скорее всего, ничего не подпишем.

Понимаю, что после всех этих шпионских скандалов с данными о потеплении идея всех подобных конференций может быть дискредитирована. Тем не менее, дело ведь не только в выбросах. Да, мы сделали свое производство СО2 нейтральным, но кроме СО2 образуется море  пластиковых отходов в виде тех же использованных тюбиков и щеток, остается крайне низкая энергоэффективность российских предприятий, леса просто вырубаются ради дорог или нефтепроводов.  Поэтому, думаю, что правильным было бы усилить внимание к проблемам переработки мусора, сохранения источников чистой воды, уменьшения потребления нефтепродуктов и т.д. И делать эти программы очень конкретными и результативными. Например, оцифровывать ежегодную динамику уменьшения воздействия предприятия на окружающую среду, как у нас в компании.

И как-то эффективно стимулировать компании и людей за хорошие результаты.