На «Последнего героя» рассчитайсь!

Французские социологи предлагают новую классификацию общества — по сериалам и телепередачам. Они уверены, что есть связь между тем, что мы смотрим и как реагируем на окружающий нас мир

Иллюстрация: David Ring
Иллюстрация: David Ring
+T -
Поделиться:

Вот что рассказали нам социологи французского института ССА, филиала рекламного холдинга Havas. Институт CCA каждые два года проводит масштабные социологические исследования, участники которых отвечают на 913 вопросов обо всех аспектах их жизни. Основные категории вопросов: частная жизнь, профессиональная, социальная, экономическая, семейная. Для каждого вопроса предлагаются варианты ответов. Вопросы касаются не только сегодняшней жизни, но и того, какой опрашиваемые видят свою жизнь через год, три или десять лет; как, на их взгляд, меняется общество и они сами, чего они ждут и чего боятся.

В этот раз перед проведением опроса работники CCA проанализировали самые популярные передачи и сериалы и выбрали из них те, которые, на их взгляд, точнее всего характеризуют группы, придерживающиеся определенного стиля жизни, имеющие общий центр интересов.

Вот что получилось.

Каждый пятый француз (22%) — «Последний герой» (Koh-Lanta). Это индивидуалисты, которые живут по принципу «каждый сам за себя» — со всеми вытекающими последствиями. Они считают, что никому и ничего не должны. В этой категории много молодых людей из самых низких социальных слоев, которые готовы на все, потому что терять им нечего. Им не нужен супергерой, который их спасет, они рассчитывают только на себя самих. Эта и есть аудитория многочисленных реалити-шоу и в первую очередь «Последнего героя». Социолог Бернар Кателя: «Они не боятся кризиса. Ведь не страшно, что старый мир терпит крах, они, сильные и ловкие, смогут выжить в любых джунглях. Наоборот, в этой ситуации им легче найти и отвоевать свое место под солнцем».

21% опрошенных можно отнести к другому психотипу: «Комиссар Наварро», «Инспектор Деррик», «Меня зовут Коломбо». Эта группа боится кризиса, эмиграции, инноваций и всего незнакомого. Они хотят президента-супермена, полицейского. Эта категория — реакционеры, или, если политически корректно, традиционалисты. Они верят в патерналистское государство, где царят «закон и порядок».

Следующая группа — это MacGyver, в российской версии «Секретный агент Макгайвер». Герой сериала Ангус Макгайвер умудряется выходить из конфликтных ситуаций благодаря смекалке, а не оружию. MacGyver — это 20% французов. Это живчики, которые могут сварить суп (луковый) из топора, короли системы low cost, делающие покупки на Ebay. Как и герой сериала, в критический момент они полагаются на свое умение «выкрутиться из любой ситуации», так как больше им рассчитывать не на что. Именно эти 20% страдают от кризиса и кредитов. И именно они чувствуют, что спустились вниз по социальной лестнице. Несмотря на свою ловкость в адаптации, они — пессимисты. Потому что знают, что только на хитроумии далеко не уедешь.

Четверть же опрошенных относятся к категории Planète Thalassa (французская телепередача о путешествиях и экологии). Городские оптимисты, «бобо» (буржуазная богема), которые все еще хотят изменить мир. Эти гуманисты озабочены экологическими проблемами, они мыслят в глобальном масштабе. Это поколение хай-тек — самая щедрая, солидная и самая обеспеченная часть общества.

12% опрошенных, самая малочисленная группа, — это закостенелые консерваторы, боящиеся любых изменений. Их группу назвали La vie est un long fleuve tranquille (в российском прокате — «Жизнь — это долгая спокойная река») по французскому фильму 80-х годов.

Названия, которые ученые дали каждой их 5 основных социогрупп, — это просто кодовые обозначения, облегчающие образное восприятие исследования. Это не было опросом телевизионной аудитории, хотя социологи, безусловно, интересовались пристрастиями опрашиваемых. Исследование показало, что зрители «Последнего героя» или «Слабого звена» придерживаются в жизни противоположных принципов по сравнению с любителями Planète Thalassa. Но, в принципе, человек может относиться к той или иной группе, даже если он не является зрителем определенной программы. Этот специфический подход позволил привнести в исследование не только классические социодемографические критерии, но и лучше узнать о более тонких материях — о мотивациях и страхах опрошенных, о потребительских вкусах, о зрительских предпочтениях, то есть о том, что называется стилем жизни.

Комментировать Всего 2 комментария

Очередное современное исследование по типу "тараканы без ног - не слышат"? Каким образом вписываются в их систему толстозадые тетки и диванные мужики, с увлечением обсуждающие у меня на работе свежий выпуск «Последнего героя»?

Ольга Пастернак Комментарий удален

Уважаемый Дмитрий! Я думаю, что французские исследователи совершенно не думали о вашем офисе, осуществляя данное исследование. Но если вам в голову, вдруг, придет квалифицировать ваших коллег и соратников по их телевизионным пристрастиям, вы, возможно , увидите удивительные параллели между тем, что они смотрят и как они себя ведут ежедневно. Если хотите, могу предложить градации: "Последний герой", "Что? Где? Когда?", "Дом", " "Наша Russia", "Доктор Малахов" и так далее. Надеюсь, что у вас все-таки больше контактов с категориями "Доктор Хауз" и " Sex in the city"